177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  2. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  3. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  4. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой». Мнение
  5. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  6. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  7. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  8. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  9. «Молодежи здесь заняться нечем». История о вынужденном переселении в деревню — по распределению
  10. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  11. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  12. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  13. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  14. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  15. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  16. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  17. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  18. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  19. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  20. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  21. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  22. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  23. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  24. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  25. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  26. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  27. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  28. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  29. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  30. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»


Энн Макосински 23 года. Свое первое изобретение — фонарик, работающий от тепла тела, — она представила в 15 лет на научной ярмарке Google, приз которой в итоге достался именно ей. С тех пор изобретательница активно выступает на TED-конференциях и читает лекции, а также продвигает свои новые изобретения.

В конце ноября Энн Макосински приняла участие в Международном фестивале идей и технологий Rukami, который прошел онлайн. Мероприятие было посвящено вовлечению молодого поколения в техническое творчество и изобретательство. После фестиваля Макосински рассказала Forbes Woman о том, как видит будущее популярных сегодня технологий и почему считает социальные сети опасной ловушкой. Мы публикуем отрывки из этого разговора. 

— Когда у вас появился интерес к науке и изобретательству?

— Я довольно рано начала придумывать и экспериментировать. Моей первой игрушкой была коробка с транзисторами, резисторами и другими электронными деталями. Думаю, родители хотели, чтобы я стала более изобретательной, находчивой. Мне давали разбирать принтеры и компьютеры. А так как обычных игрушек мне практически не дарили, я брала термоклей и склеивала мусор по всему дому. Я делала игрушки, которые, по сути, и были моими первыми изобретениями. Они не работали, но сама идея взять что-то из доступных мне материалов и собрать вместе, чтобы сделать что-нибудь получше, возникла довольно естественно как раз потому, что у меня было мало игрушек. И это было для меня очень творческим и веселым занятием.

Когда мне было около 10 лет, я впервые приняла участие в научной ярмарке на острове Ванкувер в Канаде, где я выросла. Моя страсть к изобретательству стала еще больше, когда я получила возможность работать над проектами вне школы и каждый год представлять их.

— Приходилось ли вам когда-нибудь лично сталкиваться со стереотипом, что точные науки и изобретения — сфера не для девушек?

— Наверное, я была очень наивным ребенком и подростком, так что если люди и смеялись надо мной, я понятия не имела об этом. Я уверена, что в школе меня наверняка высмеивали за спиной, потому что я была типичной девочкой-ботанкой: в очках и с короткой стрижкой, в мешковатой одежде. Я не была крутой, не принадлежала к популярной школьной компании. Но думаю, что все это окупилось, потому что это помогло мне построить карьеру.

Еще до того как я окончила среднюю школу, я уже в каком-то смысле сделала себе имя. Конечно, когда мне было 17−18 лет, случалось, что мужчины на конференциях или мероприятиях спрашивали меня: «Что ты здесь делаешь?». А я отвечала: «Вообще-то выступаю с небольшой речью в начале». И они в ответ: «Что?!» Так было много раз, но теперь я немного старше и, кажется, уже не так шокирую людей.

— Ваши родители тоже были инженерами? Откуда возникла идея дать вам вместо игрушек детали и термоклей?

— У моих родителей очень интересное прошлое. Мама из крошечного городка на Филиппинах. Она училась в университете в Маниле на преподавателя английского как иностранного. Потом она познакомилась по переписке с моим отцом, и они решили пожениться. Она переехала с ним в Канаду и работала секретарем в деканате небольшого университета в Виктории, где я училась. Но ее главные увлечения — обучение английскому языку, а также скульптура и живопись. Она рисует удивительные картины маслом и лепит обнаженные бюсты. Так что она определенно больше увлечена искусством.

А папа родился в Польше во время Второй мировой войны и подростком вместе с семьей переехал в Англию, а потом уже сам — в Америку, в Нью-Йорк. Он работал, делал слуховые аппараты, кажется. А еще увлекался созданием электроники и съемками. Так что он всегда очень интересовался этими областями. Теперь он на пенсии, но последние годы довольно долго работал в том же университете в Виктории: руководил лабораторией и составлял расписание в инженерном центре, а также помогал студентам с их проектами. Так что формально никто из моих родителей инженером не был.

— Они решили воспитать вас таким образом, потому что надеялись, что вы сделаете карьеру в области науки и техники? Или просто считали этот метод полезным для развития и воображения?

— Я уверена, что мои родители всегда хотели, чтобы я стала инженером; они совершенно точно и сейчас этого хотят. Они были бы очень рады, если бы это случилось. Но я думаю, что их подход к воспитанию был основан на их собственном опыте: в детстве у них тоже было мало игрушек. Поэтому они были вынуждены творчески использовать то немногое, что у них было. Они создали те же условия, когда воспитывали меня. Сейчас я искренне им благодарна, потому что из-за того, что у меня было меньше вещей, я была вынуждена больше творить. Это разумно.

— Рекомендуете ли вы эту стратегию другим родителям как способ развивать воображение и творческие способности детей?

— Да, несомненно. У меня еще нет детей, поэтому я основываюсь на своем детском опыте. Я искренне верю, что лучше давать детям меньше игрушек, чем они просят (а это нелегко для родителей, потому что вы хотите дать своим детям все), или давать им не просто игрушки, а вещи, которые заставят их активно учиться, делать собственные игрушки. Потому что сейчас, когда есть планшеты и компьютеры и вы просто разрешаете ребенку смотреть телевизор, вы поощряете пассивное потребление в духе «я сижу, смотрю в экран, ничего не делаю, а меня развлекают». Я думаю, что если вы хотите, чтобы ваш ребенок больше знал, полезнее будут активные развлечения — когда дети должны включать голову, что-то делать руками. Это гораздо более вовлекающий процесс, чем если ребенок просто сидит и смотрит на экран.

Я получила телефон, когда мне было лет 18 или 19, не помню точно. Это тоже совершенно другая история: расти без мобильного, когда они были у всех моих одноклассников. Это я тоже ценю.

— Есть мнение, что у детей бывает либо гуманитарный, либо технический склад ума и люди с техническим мышлением никогда не напишут книгу и не преуспеют в истории или искусстве. С другой стороны, люди с гуманитарным мышлением якобы сталкиваются со сложностями в области технических навыков и математики. Вы верите в эту концепцию или считаете, что образ мышления зависит скорее от того, какую информацию и навыки человек получал в детстве?

— Я действительно верю, что детство очень влияет на то, какие сильные стороны или интересы будут у вас в зрелом возрасте. Мне очень повезло учиться и гуманитарным, и точным наукам, и я могла узнать о разных своих склонностях. Мне очень повезло, что у меня было много увлечений, интересов и занятий. В моем детстве была не только электроника или книжки о науке, но и много искусства: мы смотрели оперы и немые фильмы 1920-х годов, я часто выступала публично, участвовала в конкурсах чтецов и занималась театром. Поэтому в моей жизни эти сферы всегда были представлены в равной степени, и, думаю, это привело к тому, что я интересуюсь и искусством, и наукой.

Но нет ничего неправильного в том, чтобы интересоваться только наукой или только искусством. Или иметь способности только в одной из этих областей. Если человек со способностями к науке вспомнит свое детство, он поймет, что в то время у него наверняка были какие-то интересы и в сфере искусств — это могло быть рисование, игра на каком-то инструменте или танцы. А человек, который занимается искусством, в детстве, возможно, интересовался наукой, например математикой, или любил экспериментировать, изобретать…

Моя главная задача — побудить людей вспомнить свое детство, вспомнить хобби, которые они забросили. Я верю, что именно баланс искусства и науки приводит к развитию воображения и является основой творчества в любой сфере деятельности.

— Ваше самое известное изобретение — это, пожалуй, фонарик, который работает от тепла тела. Какие еще из своих изобретений вы считаете наиболее успешными и полезными?

— После фонарика я создала eDrink — кофейную кружку, которая собирает излишки тепла от горячего напитка и преобразует их в электричество. Так что если вы пьете много кофе, сможете подзарядить телефон. Я получала патенты на все свои изобретения, на это ушла масса времени и денег.

Последние пару лет я работаю над линейкой детских игрушек, которые функционируют на «зеленой» энергии. Во многих из них использована та же технология, что и в фонарике: они работают от тепла вашей руки. Некоторые задействуют обычные источники питания или энергию воды, солнца и так далее. Они предназначены для совсем маленьких детей. Таким образом дети смогут с раннего возраста узнавать, что такое энергия и как она работает. Вот этим я сейчас и занимаюсь.

— Где вы берете идеи для своих проектов? Что для вас наиболее важно: практическая сторона или что-то еще?

— Определенно, практичность важна для любого изобретения. Еще я должна чувствовать какую-то личную или эмоциональную связь с проектом, иначе мне несколько сложнее мотивировать себя довести его до конца. Я считаю, что когда у вас есть личная связь с идеей или проект может повлиять на кого-то, кого вы знаете, на некое сообщество или на конкретного человека, — именно тогда у вас возникает большое желание довести проект до конца. Многие изобретательские идеи приходят ко мне на занятиях, вечеринках или светских мероприятиях, где никто не ждет, что я буду сидеть в углу и писать в блокноте… Но обычно все тем и заканчивается, потому что я придумываю много хороших идей в неподходящих местах. Я хочу получать удовольствие от всего, что делаю. Я хочу видеть, как вдохновляю других изобретать, и хочу, чтобы мои проекты могли как-то улучшить жизнь отдельного человека или всей планеты, причем как можно скорее.

— Возьмем, например, кружку с зарядкой для телефона. Как это было? Вы увидели кого-то, кто не мог в важный момент зарядить телефон?

— Да, идея возникла потому, что у всех моих одноклассников в старшей школе были телефоны и все они разряжались — это был 2015 год, тогда ни у кого не было таких хороших телефонов, как сейчас. К тому же кофе у всех слишком долго остывал. Так что я просто взяла за основу эти два момента.

— Ваши изобретения, например кружка и фонарик, есть в розничной продаже?

— Вывести фонарик на рынок оказалось сложно, потому что на данный момент его яркость несравнима с яркостью фонарей, работающих от батарейки. А все потому, что используемая мной технология — элементы Пельтье, или термоэлектрические преобразователи, — имеют КПД менее 10%. Так что они физически не могут светить так же ярко, как фонарик на обычных или даже на солнечных батареях. Кстати, в фонариках на солнечных батареях все равно есть обычные батарейки, но я не хочу вставлять батарейку в свой фонарик, потому что это лишило бы его смысла. Так что я подумала, что наилучшей идеей будет использовать эту технологию в игрушках, которые не требуют большой яркости, но где этот эффект будет удивлять, — возможно, это вдохновит еще больше детей заинтересоваться изобретательством.

Надеюсь, в ближайшие несколько лет мне удастся вывести фонарик на рынок в той или иной форме. Я очень хочу поставлять фонарики на рынок, но не хочу, чтобы это заняло всю мою жизнь, ведь у меня много других интересов. К тому же я изобрела этот фонарик, когда мне было 15, а сейчас мне 23.

— А что насчет кружки?

— Я думаю, что кружка коммерчески нецелесообразна. Ее было весело делать, и идея действительно сработала, но, опять же, элементы Пельтье должны быть более эффективными, чтобы это стало похоже на реальный потребительский товар, за которым люди приходят в магазин и который регулярно используют.

В Сан-Франциско есть компания Matrix, сделавшая часы с функцией самозарядки: они заряжаются прямо от вашей руки, от тепла запястья. Но это очень сложное изобретение.

— Долгое время у вас был обычный кнопочный телефон. Что-то изменилось или вы до сих пор не пользуетесь смартфоном?

— Я недавно начала работать с Google Pixel, поэтому обзавелась смартфоном. Кроме того, до пандемии я постоянно была в разъездах, выступала на мероприятиях, и мои родители не хотели отпускать меня за границу без смартфона. Мне нужно каждый вечер связываться с родителями, иначе они сильно беспокоятся. Моему менеджеру тоже нужна возможность в любое время позвонить или написать мне. И конечно же, Google Maps, Uber — это главная причина, почему в путешествии очень удобно иметь телефон. Я бы хотела жить в хижине в лесу без телефона, но сейчас это невыполнимо. Телефон очень помогает мне общаться с людьми.

— На своем смартфоне вы пользуетесь только практичными приложениями вроде Uber и карт или используете также приложения соцсетей?

— Сейчас мне приходится использовать соцсети для работы. Мне нужен способ рассказывать, что я делаю, над какими проектами работаю, в какой конференции участвую, с каким брендом сотрудничаю. Сегодня это часть рынка труда — важно иметь свою страницу или аккаунт в Instagram. Иногда люди просматривают его, чтобы понять, хотят ли они с вами работать. Почти все предложения о работе поступили ко мне через LinkedIn, Instagram или Twitter, и это невероятно.

Думаю, важно присутствовать в соцсетях, а то, сколько времени я хочу там проводить и о какой части своей жизни рассказывать, — совершенно другое дело. Сейчас у меня есть аккаунты в Instagram и Twitter и даже публичная страница в Facebook, о которой я вечно забываю. Одно время мне очень нравился YouTube, я постоянно загружала туда видео из путешествий или рассказы о поездках, но сейчас это для меня не в приоритете. Сейчас важно иметь соцсети, чтобы продвигать свою работу и рассказывать о себе.

— Ваши изобретения, такие как фонарик или кружка, очень практичны, и, как я понимаю, ваша цель в том, чтобы жизнь людей стала удобнее и проще. Но почему вы сами раньше предпочитали обходиться без смартфона, хотя это устройство тоже предназначено для того, чтобы делать нашу жизнь удобнее и проще?

— Потому что мои родители просто очень не хотели, чтобы я пользовалась им в детстве. Думаю, отчасти еще и потому, что мой папа очень верит в излучение от мобильных телефонов, но мне нужно получше изучить этот вопрос, чтобы сформировать собственную позицию. У меня просто не было мобильного, и это было здорово. Я жила совсем близко от школы, в очень маленьком городе. Теперь я живу в Нью-Йорке, и мне нужна возможность в любое время позвонить папе, чтобы он, например, меня встретил. Думаю, то, что родители не давали мне телефон, позволило мне лучше концентрироваться и быть в моменте. Мне кажется, что у многих современных подростков с этим трудности, потому что можно просто заглянуть в телефон и найти себе развлечение или перенестись, условно говоря, в другой мир.

Полагаю, родители хотели научить меня меньше отвлекаться и лучше управлять своим временем. Им удалось с детства привить мне идею, что время — самое ценное, что у нас есть. Мы не можем тратить его впустую. Поэтому не тратьте время на игры в телефоне и что-то подобное.

— Каким вы видите будущее смартфонов?

— Думаю, в какой-то момент они станут подобием контактных линз. Мы будем вставлять их в глаза и видеть все как бы в воздухе. А может быть, мы будем вживлять себе чипы, чтобы получать информацию. Похожая история может произойти с билбордами и рекламой. Когда мы будем идти по улице, билборды будут не просто физическими вывесками, они будут распознавать, кто на них смотрит. То есть, если я смотрю на билборд и он знает, что я молодая женщина, которой нравится, например, мода, он показывает рекламу, которая может меня заинтересовать. А парень, который будет проходить мимо, увидит другую рекламу — о технологиях или чем-то еще, близком его интересам.

Я надеюсь, что больше людей моложе меня начнут воспринимать смартфоны как инструмент, а не как источник развлечений, потому что смартфоны очень мешают сосредоточиться. Мне было бы очень интересно увидеть, сколько продержатся платформы вроде Instagram, TikTok или YouTube. Мне кажется, из-за соцсетей и быстрых видео, которые мы смотрим, у всех нас сильно сократилась способность удерживать внимание. Я не знаю наверняка, каким окажется будущее смартфонов, но прямо сейчас наше поколение настолько привыкло к телефону как аппарату, на котором можно печатать и который можно держать в руках, что мне интересно посмотреть, что появится в ближайшие несколько лет. И я бы хотела увидеть, как будет меняться в ближайшие пять лет отношение людей к технологиям, соцсетям и необходимости рассказывать о своей жизни.

— Зачастую родителей беспокоит появление новых технологий, например планшетов в школах: они боятся, что дети станут зависимы от экранов, от легкого доступа к информации. Кроме того, они опасаются, что это вредно для здоровья, в особенности для зрения.

— Мои родители наверняка согласились бы с этой идеей. Думаю, что нам следует принять, что наши дети и все последующие поколения будут отлично разбираться в технологиях с раннего возраста. Таковы обстоятельства, если только вы не живете в местности, где буквально нет электричества. Нам следует ожидать, что в развитых странах технологии будут каким-то образом использоваться в большинстве школ. Поэтому родителям стоит задуматься: «Как я могу стать для своего ребенка примером в том, как и сколько пользоваться технологиями, чтобы это не причиняло вреда?». 

Дети подражают родителям. Поэтому если вы по вечерам проводите по три часа перед телевизором, ребенок решит: «Ну, значит, мне тоже можно, потому что мама или папа так делают». В детстве я никогда не заставала родителей перед телевизором, если только мы не смотрели вместе что-нибудь вроде документального фильма о природе. Мне кажется, очень важно, чтобы родители подавали детям пример: «Я пользуюсь телефоном вот столько. Сейчас я уберу телефон на то время, что мы ужинаем, и не буду к нему прикасаться». Это нечто вроде обучения манерам, это тоже важно.

Я думаю, что можно взаимодействовать с технологиями без вреда. Особенно важно, чтобы подростки не погружались в этот мир слишком глубоко, потому что сейчас мы видим в соцсетях тринадцатилетних девочек, которые выглядят так, словно им двадцать пять. На них столько косметики, они такие собранные… Знаете, как я выглядела в 13 лет? Это был сущий кошмар. Меня принимали за мальчика и отправляли в мужскую раздевалку во время уроков физкультуры. Мне кажется важным, чтобы дети пережили эту неловкую фазу и подольше оставались детьми, радовались детству, не задумывались обо всех этих обязанностях, не думали «о боже, мне нужно быть такой взрослой» и не пытались подражать блогерам в соцсетях.

Это относится и к парням. Но мне кажется, что для девочек особенно важно не пользоваться соцсетями до определенного возраста или по крайней мере пока они не поймут, что в соцсетях много фальши и не все девочки выглядят как Кайли Дженнер. В соцсетях нам нужно ставить для девочек реалистичные цели и показывать им, как поддерживать здоровые отношения с этой сферой. Лично у меня тоже бывают с этим трудности. Но я думаю, что дети могут взаимодействовать с технологиями разумно. Вообще каждый раз, когда происходят какие-то изменения, людей это пугает. И меня бы тоже пугало, если бы у меня были дети. Я уверена, что когда компьютеры только появились и их начали использовать в школах, родители говорили: «Мой ребенок ничему не научится. Они только и будут делать, что играть в видеоигры про Пакмана, это ужасно». А сейчас компьютеры — один из наших любимых инструментов. Поэтому я считаю, что нам следует быть более открытыми виртуальной реальности и внедрению подобных инструментов в образование.

Я искренне верю, что они дают доступ к иному опыту, чем компьютер. С другой стороны, я знаю о многих школах, которые блокируют определенные сайты или соцсети. На самом деле школа должна учить ребенка: «Смотри, вот инструмент, ты можешь использовать его для Google, „Википедии“ и так далее». Так что баланс в отношениях с технологиями еще не найден. Мы все его еще только ищем, и все выработают свой подход к использованию технологий, интернета и соцсетей.

— Какой совет вы могли бы дать молодым людям, особенно девочкам, которые только окончили или оканчивают школу и хотят продолжить карьеру в изобретательстве или науке?

— Я бы посоветовала быть смелыми, не стесняться своих увлечений, какими бы они ни были, ценить их. Это то, что делает вас уникальными и выделяет на фоне других, а выделяться — это хорошо. Выделяться, может быть, неловко, но вопреки распространенному в средней и старшей школе мнению, это того стоит. Именно это делает вас крутыми.

Не бойтесь просить помощи у тех, кто старше вас. Часто они видят в вас более молодую версию себя и хотят помочь. Вы никогда не узнаете, что можете получить, пока не спросите. Так что просто спросите: если вам откажут, это нормально, идите к следующему человеку.

Старайтесь тратить хотя бы несколько минут каждый день на работу над своей идеей, своей страстью — что бы это ни было. Я каждый день стараюсь немного поработать над тем, что мне нравится, и записываю идеи, которые у меня возникают. Я думаю, что очень важно постоянно работать над идеей. Даже если вы очень заняты, у вас всегда найдется время для того, что вы любите. Выясните, что это. Посмотрите, к чему вас тянет, когда вы не работаете, потому что, вероятно, это то, чему вы по-настоящему любите уделять время.

Eще я бы добавила, что, в общем-то, вас определяют те пять человек, с которыми вы проводите больше всего времени. Кто эти люди в вашей жизни? Какие они? Они побуждают вас следовать своим увлечениям? Они сами амбициозны и мотивированны? Это даже необязательно живые люди — это могут быть ваши кумиры или исторические личности, на которых вы равняетесь. Элвис, Гудини или Чарли Чаплин — кто угодно, главное, чтобы они вас вдохновляли.

— Как не останавливаться, когда у тебя возникает какая-то идея, ты очень стараешься ее реализовать, но ничего не получается? Как продолжать идти к цели?

— Если что-то не получается с первого раза, важно принять это. Вы же только пробуете сделать это и должны быть готовыми к неудачам, когда что-то изобретаете. Это не провал, просто что-то не сработало. Это не значит, что вся ваша жизнь пошла под откос вместе с этим проектом, это значит, что вам просто нужно сделать перерыв. В такие моменты я стараюсь переключиться на что-то, что задействует другую половину моего мозга, что-то творческое. А потом возвращаюсь к своей идее и думаю: «Хорошо, это не сработало или я сделала что-то неправильно. Что я могу сделать иначе?» И пробую еще раз.

Безусловно, это очень сложно — быть настолько мотивированным и дисциплинированным, но я думаю, что это действительно ценный навык, которому нужно научиться в юном возрасте. И даже если вы разочарованы или смущены из-за того, что идея не сработала, просто пробуйте снова.

Приведу дурацкий пример, но мои родители, когда я училась в средней и старшей школе, заставляли меня заниматься буквально всеми видами спорта. А я неспортивный человек. Я пробовала заниматься плаванием, бадминтоном, волейболом, баскетболом, футболом, хоккеем на траве — всем! Мне было иногда очень неловко, хотелось, чтобы другие игроки посочувствовали и сделали передачу на меня, потому что за всю игру я ни разу не притронулась к мячу. Но это научило меня чувствовать себя комфортно в своей неловкости. И это очень ценно. В любом возрасте важно выходить из зоны комфорта и делать вещи за рамками привычного. В эти моменты вы действительно растете как личность.

-20%
-50%
-21%
-25%
-10%
-20%
-10%
-41%
-20%
-15%