/ Источник фото: forbes.ru

Барбара Джадж — одна из самых известных в мире женщин-юристов. Ее стараниями иностранцев допустили на Токийскую фондовую биржу, она стала первой женщиной, возглавившей Управление по атомной энергии Соединенного Королевства и разбиралась с последствиями аварии на «Фукусиме». Спустя месяц после ее смерти Forbes Woman подвел итоги длинной и полной достижений карьеры Джадж.

В последний день августа 2020 года в своем доме в Лондоне от рака поджелудочной железы скончалась Барбара Джадж, американо-британский юрист, банкир и предприниматель. За свою жизнь она пробила немало «стеклянных потолков» в бизнесе и управлении. По горькой иронии судьбы ее карьеру прервал скандал, в ходе которого ее обвиняли в числе прочего и в сексизме.

Мать и дочь

Барбара Сюзанна Сингер родилась 28 декабря 1946 года на Манхэттене, где тогда жили много представителей среднего класса. К таковому относились и ее родители, бизнесмен Джулс Сингер и Марсия Сингер (урожденная Босняк), заместитель декана Нью-Йоркского технологического университета по работе со студентами. Детей в семье было трое, Барбара была старшей. «Я росла в таком же окружении, как Бетти Дрейпер из сериала „Безумцы“, — вспоминала она уже в возрасте 58 лет. — Бетти училась в хорошем колледже, вышла замуж за милого парня и жила потом с ним и двумя их детьми в Коннектикуте, медленно сходя с ума. Моя жизнь могла бы сложиться так же, если бы не мама, которая рассказала мне, что есть другой путь».

Мать Барбары запустила собственный курс «Мир работы для женщин», на котором учила студенток трем главным вещам: «носить белые перчатки» (то есть правильно одеваться), писать грамотные резюме и отзываться даже на те объявления, в которых написано «рассматриваются кандидаты мужского пола». Женщины, считала Марсия, должны работать «не потому, что они бедны или одиноки, а потому, что у них есть мозг, и они должны использовать его и зарабатывать деньги для себя сами, потому что деньги — это независимость». Дочь она воспитывала в том же духе.

В возрасте 20 лет, в 1966 году, Барбара выпустилась из Пенсильванского университета, получив степень бакалавра средневековой истории (диплом она писала по английскому королю XIII века Иоанну Безземельному). После этого она пробовала себя в роли репетитора, модели, программиста и официантки. Мечтала об актерской карьере, но вердикт матери был категоричным: «Став актрисой, ты будешь целыми днями проходить прослушивания на роли, которые ты не получишь. Так что тебе придется работать по ночам, чтобы было на что жить. Если хочешь играть роли, играй их в суде».

Бизнес отца Барбары прогорел, и с деньгами в семье было плохо. Послушав совета матери, Барбара поступила в Нью-Йоркскую университетскую школу права и окончила ее со степенью доктора юриспруденции в 1969 году. Во время учебы она специализировалась по налоговому праву — больше никаких средневековых королей. Попутно она вышла замуж за своего однокурсника, но этот брак продержался меньше десяти лет.

Пробиваясь к цели

Получив второе образование, Барбара сразу же начала работать корпоративным юристом в нью-йоркской юридической фирме «Пол, Вайсс, Рифкинд, Уортон и Гаррисон». В 1973 году она перешла к их конкурентам — «Кайе, Шолеру, Фирману, Хейсу и Хэндлеру», где специализировалась еще и на юридическом сопровождении финансовых операций. Пятью годами позже она доросла в этой второй фирме до статуса партнера: по тем временам для женщины это было беспрецедентным достижением. Вскоре она вышла замуж за другого партнера фирмы, Аллена Томаса.

В 1980 году Барбара Сингер-Томас закрывала важную сделку в Калифорнии, когда ей позвонил босс и сказал, что администрация президента Картера предлагает ей кресло в Комиссии по ценным бумагам и биржам правительства США. «Я сказал им, что вы не заинтересованы, ведь вы совсем недавно стали нашим партнером», — добавил босс. Реакция Барбары была мгновенной: «Перезвони в Белый дом и скажи им, что я готова выйти на работу в среду». Она стала самым молодым в истории членом Комиссии и всего лишь второй женщиной.

На новой должности Барбара многое сделала для того, чтобы открыть американские биржи для зарубежных инвесторов и наоборот. Ее стараниями иностранцев допустили на Токийскую фондовую биржу, что она впоследствии называла своим главным достижением за всю карьеру. Многие видные американские финансисты считали, что американским инвесторам будет неинтересно вкладываться в японские компании. Практика показала иное. В 1983 году после рождения сына Барбара с мужем переехали в Гонконг, где она стала региональным исполнительным директором британского торгового банка Samuel Montagu & Co. — и тоже первой женщиной на таком посту. Но азиатский период оказался недолгим. С 1987 года она — старший вице-президент банковской корпорации Bankers Trust в Нью-Йорке. В 1993 году ее назначили исполнительным директором медиакомпании News International Руперта Мердока. В 1994 году чета Томасов переезжает в Лондон, где Барбаре, по ее словам, было комфортнее растить сына. Этот переезд оказался судьбоносным: в Британии она с тех пор жила постоянно, наведываясь в родной Нью-Йорк лишь иногда.

Позанимавшись некоторое время венчурными инвестициями, она быстро стала востребованной на госслужбе на новом месте жительства. Сменив несколько правительственных должностей в финансовом секторе, в 2002 году Барбара стала первой женщиной, возглавившей Управление по атомной энергии Соединенного Королевства (UKAEA). К тому времени Барбара развелась с Алленом Томасом и вышла замуж за британского бизнесмена-аристократа Пола Джаджа, добавив к своему имени официальный титул «леди». С поста главы UKAEA она ушла в 2010 году, удостоившись при этом звания Командора ордена британской империи за вклад в правительственную энергетику и финансы.

Годом спустя произошла авария на атомной электростанции в Фукусиме, и миссис Джадж поехала в Японию разбираться с последствиями аварии на посту заместителя председателя Комитета по реформированию атомной энергетики Токийской энергетической компании. Наконец в 2015 году Барбара первой среди женщин — опять! — была назначена председателем британского Института директоров. Эта организация с более чем столетней историей де-факто представляет собой элитный клуб самых успешных предпринимателей и топ-менеджеров Британии. Своей миссией Институт директоров называет дальнейшее развитие бизнеса в Соединенном Королевстве. И Барбара сделала для этого немало, в том числе помогая женщинам-предпринимателям. Женщины «имеют моральную и социальную обязанность помогать другим женщинам», — говорила она.

По ту сторону карьеры

Помимо деловой и государственной карьеры, Барбара Джадж занималась и многим другим. Например, она входила в попечительские советы нескольких университетов и британской Королевской академии художеств, была членом совета директоров общественной организации Dementia UK, оказывающей помощь людям с деменцией. А с 2013 года еще и стала ресторанным критиком в изданиях Daily Telegraph, Daily Express и Forbes. Обильный материал для своей авторской колонки она собирала в командировках по всему миру. Особенно ее интересовали десерты, которые она называла «свободным грехом». Как она все успевала? Секрет был тот же, что у ее матери: постоянно трудиться с полной самоотдачей. Будучи членом Комиссии по ценным бумагам и биржам, Барбара, по ее собственным словам, тяжело работала «каждый день до позднего вечера и, как правило, все выходные».

Убеждения побудили леди Барбару в 2016 году публично высказаться против длинных отпусков по уходу за ребенком. «Перерывы [в карьере] вредны для женщин», — сказала она, посоветовав молодым матерям скорее возвращаться к работе, а для ухода за детьми нанимать нянь. Эти слова вызвали в ее адрес волну критики от женщин, не согласных с такой схемой. Впрочем, и сама она однажды от нее отступила — когда ее сын нуждался в помощи с учебой из-за проявившейся у него дислексии. Усилия не пропали даром: позже он окончил с отличием Пенсильванский университет.

Совет матери относительно белых перчаток тоже не был Барбарой забыт. На протяжении всей своей долгой и успешной карьеры она придерживалась одного запоминающегося строгого стиля: темные пиджак и юбка, белая блузка с высоким стоячим воротником, высоко взбитые волосы (сначала светлые, потом седые). За них в Японии ее прозвали «снежной леди».

41 обвинение

Скандал, прервавший долгую и успешную карьеру, разразился в марте 2018 года. 14 коллег по Институту директоров выдвинули против Барбары Джадж в общей сложности 41 обвинение в буллинге, расизме и сексизме. Например, одна из сотрудниц сообщила, что миссис Джадж потребовала, чтобы она «не одевалась как шлюха». А решение другой завести еще одного ребенка руководительница якобы охарактеризовала как «карьерное самоубийство». Обсуждая незадолго до этого с гендиректором института Стивеном Мартином состав секретариата организации, леди Барбара сказала буквально следующее: «Проблема в том, что у нас там есть один темнокожий и одна беременная женщина, и это худшая комбинация из возможных». Мартин записал этот разговор без ведома собеседницы и позже обнародовал запись. «Снежной леди» пришлось извиняться. Она признала, что некоторые ее высказывания были грубыми и оскорбительными, сказала, что сожалеет о них и попросила прощения. В случае с членами секретариата леди Барбара подчеркнула, что думала об отстранении упомянутых лиц исключительно исходя из их профессиональных качеств. «Уверена, мои слова о том, что расовая принадлежность и факт беременности могли усложнить их удаление [из состава секретариата] с точки зрения как закона, так и общественной реакции, могут понять юристы и не только. Я обсуждала исключительно последствия их отстранения, а не его причины», — заявила она.

Оправдания помогли не слишком. В сентябре того же 2018 года Барбара Джадж была отстранена от должности председателя Института директоров. Ее место заняла другая женщина — датчанка Шарлотт Валер. После отставки миссис Джадж занялась общественной деятельностью. Как один из руководителей НКО Dementia UK она планировала запустить к Международному дню борьбы с деменцией 21 сентября масштабную фандрайзинговую программу. С деменцией в конце жизни боролась ее мать, которая вышла на пенсию в 87 лет — и угасла после этого всего за год. Барбара тоже не смогла долго жить, не отдавая себя целиком работе.

-35%
-20%
-30%
-10%
-50%
-10%
-50%
-12%
-40%
-40%
-25%