• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Дарья Клюйко / /

Национальный академический театр имени Янки Купалы (а в народе — Купаловский) — это театр-символ Беларуси, театр-новатор и даже хитмейкер, если хотите. Сто сезонов купаловцы радовали зрителей своими спектаклями. Даже Великая Отечественная война не была для них препятствием: играли в эвакуации, а при первой же возможности вернулись в Минск.

Сталинские репрессии, голодные 90-е — этим ребятам, казалось, все нипочем. Но 101-го сезона, увы, не будет. На официальном сайте театра с фотографий в разделе «Труппа» на нас еще смотрят выразительные лица любимых актеров. Однако большинство из них накануне покинули Купаловский — возможно, навсегда.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Несколькими неделями ранее купаловцы выступили с открытым обращением к властям, с просьбой немедленно остановить жестокость силовых структур по отношению к мирным протестующим и случайным прохожим, а также организовать честные выборы.

Против жестких действий силовиков также открыто высказался и директор театра — Павел Латушко. Реакция последовала незамедлительно: Министерство культуры Беларуси уволило руководителя. Вслед за ним ушел практически весь коллектив Купаловского: 26-е августа стало черным днем прощания.

Прима театра, народная артистка Зоя Белохвостик, которая провела в театре почти всю свою жизнь, а в октябре давала нам большое интервью к своему юбилею, вчера также сказала родному Купаловскому «до свидания».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Ни-ког-да! Даже в самом страшном своем кошмаре я не могла представить себе такое расставание с Купаловским. Актерам часто снятся тревожные сны: опоздал на выход, забыл слова. Но такое невозможно было нафантазировать. Мне вообще кажется, что мы сейчас все живем в каком-то затяжном, тягучем, засасывающем, страшном сне.

Я сегодня вспомнила почему-то… В 1926 году мой дедушка Глеб Глебов поступил на службу в Купаловский театр.

— Это же почти сто лет назад?

— Да. И вот почти сто лет наша династия живет вместе с Купаловским: мой дедушка — народный артист СССР Глеб Глебов и его супруга — моя бабушка — актриса Надежда Сорокина, мой папа — народный артист Республики Беларусь Валентин Белохвостик, я, мой супруг — известный режиссер и актер Александр Гарцуев, моя дочка — Валентина Гарцуева.

И на будущий сезон были самые прекрасные перспективы: театр должен был выпустить премьерный спектакль, отметить свое столетие. Все так готовились, все так радовались, предвкушали. Коронавирус, конечно, много чего подпортил, но мы никогда не отчаивались — переживем! И… Случилось вот что. Печально.

— Зоя Валентиновна, вы в театре с самых малых лет. Большая часть его истории — истории вашей семьи. Можете ли вы припомнить из этой самой истории похожие потрясения?

— Знаете, в истории театра никогда не случалось ничего подобного. Папа рассказывал, что были случаи, когда советская цензура не принимала спектакли. Да, это была настоящая трагедия, травма для творческих людей, но всегда в итоге все заканчивалось хорошо. Я сама была свидетелем сложной истории, когда в 90-х театр покидал наш любимый режиссер Николай Пинигин.

Какая-то часть труппы боролась за него, а какая-то была против. Было очень сложно, нервно, трагично. Возможно, эти моменты я могу хоть как-то сопоставить с происходящим сегодня, но масштабы все равно другие. Ведь тогда все перипетии происходили на уровне нашего коллектива и, возможно, наших самых преданных поклонников и зрителей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Павел Латушко — действительно такой великолепный директор, руководитель, за которым стоило уйти? Или здесь было дело в принципе?

— Все вместе связалось в один клубок. Потому что Латушко был действительно для нас хорошим директором. Он удивительным образом как буфер принимал всегда все удары на себя и смягчал при помощи дипломатии все нападки на нас. Мы порой даже могли не догадываться, какие страсти кипят вокруг Купаловского, потому что он все проблемы решал сам, старался, чтобы до нас не доходил негатив, чтобы нам никто не портил настроение. Все улаживал.

Устраивал нам очень хорошие поездки и гастроли. Мы стали работать на новых интересных площадках, стали ощутимо больше зарабатывать по сравнению с тем, что мы получали раньше. И это его заслуга, правда.

Но задолго до его увольнения, когда только произошли все эти страшные события, моя дочь сказала: «Мама, надо же что-то делать, мы что, молчать будем? Наш голос должен быть слышен, мы же Купаловский театр, мы — голос народа». И уже тогда они, группа актеров, написали свое обращение. Даже нас, «взрослых», не позвали, берегли, ведь все мы прекрасно понимаем, в какой стране мы живем и какая может последовать реакция.

И это не Латушко нам сказал: «Увольняйтесь вслед за мной». Мы — артисты — сказали: «Если вас уволят — мы тоже все уволимся». А он, наоборот, всеми силами просил нас сохранять… (вздыхает) Хотя, что мы можем сохранить при режиме?

Мы сказали про увольнение — мы сделали. Конечно, увольнение директора можно сравнить с разрушением огромной конструкции из-за того, что из нее вынули несущий камень. Но, поймите, дело даже уже не в Латушко. Просто ну вот как мы можем молчать? Как я могу выходить на сцену? Я что, должна сделать вид, что я ничего не вижу, не слышу и не понимаю, где я вообще нахожусь? Это бы означало, что я просто закрываю на все глаза, приветствую режим и работаю на него.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— И вы приняли решение покинуть театр?

— Да. Вчера, 26 августа, мне позвонили и сообщили, что заявление подписано. Я решила не тянуть резину и спросила, могу ли я забрать вещи. Ответили, что да. В театр будут запускать по одному, внутри работает милиция. Приехала в Купаловский. Меня встретил вежливый молодой милиционер, разрешил мне пройти в свою гримерку без сопровождения. Это же был, по сути, мой второй дом. И я выходила оттуда, унося вещи целого дома: концертные платья, книги, мои роли, гору косметики. Потом зашла в отдел кадров, подписала все бумажки, отдала свой пропуск, и всё.

— Сколько актеров уже покинули театр?

— У нас 57 человек в труппе, уволившихся уже более сорока. И увольнения продолжаются, многие были в отпусках и не успели написать заявления об уходе. Также увольняются наши службы, там тоже порядка сорока человек. Но, знаете, я думаю, что уже есть кандидатуры нам на замену. Пока мы точно ничего не знаем, все на уровне слухов. Скорее всего, это будет что-то совсем неожиданное. Но пока не хочу эти слухи повторять, тем более что они просто ужасные.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— В Сети уже шутят про «десант актеров из России», ссылаясь на опыт телевидения. Сложно представить, что в Купаловском будут играть не на роднай мове…

— Сложно представить, думаю, что так не должно произойти: это было бы глупо. Хотя, в принципе, удивляться ничему не надо.

— У купаловцев есть план?

— У нас нет никакого плана. Для нас важно остаться вместе, общим целым, сохранить коллектив. Мы ушли все вместе и дальше можем вместе что-то придумывать, принимать какие-то предложения, где-то работать, репетировать, что-то делать и дальше как-то жить. Вместе — и никак по-другому. Вот это и есть наша главная задача и наш план.

-25%
-40%
-50%
-30%
-20%
-10%
-20%
0071356