Диана Каленик / Фото из личного архива героини статьи /

Родиться в Самаре, много лет учиться в Англии, вести бизнес в Дубае, жить в Москве… Дарья Качмазова могла выбрать в качестве постоянного места для жизни любое из этих мест, но остановилась на Беларуси. Уже 3 года она живет в Минске, воспитывает дочь, управляет рестораном, который с недавнего времени закрыт для посетителей, но продолжает готовить обеды для белорусских врачей. Своими мыслями о бизнесе, отношениях мужчин и женщин в Беларуси, перспективах работы «после эпидемии» Дарья поделилась с LADY.

«Если с твоим характером ты будешь знать, как бить людям морду, — не будешь даже пробовать разговаривать!»

Я из большой осетинской семьи. Отец занимался бизнесом в разных сферах, мать — профессиональная фигуристка, была президентом благотворительного фонда, но в определенный момент приняла решение посвятить себя семье: у меня еще 4 младших брата. Так получилось, что разница в возрасте между всеми нами по 4 года, самому младшему брату 13 лет.

Всю мою жизнь (а мне 28 лет) я чему-то учусь, без этого себя не представляю. Я 12 лет занималась балетом, лауреат и призер Гран-при многих международных соревнований. С раннего детства занималась гимнастикой, вокалом, писала стихи. В семье это всегда поощряли и настраивали меня на то, что необходимо побеждать, становиться чемпионом, и в то же время — оставаться разносторонним человеком.

Единственное, что мне не разрешили, — заняться боксом, а я так хотела! Отец говорил: «Если с твоим характером ты будешь знать, как бить людям морду, — не будешь даже пробовать разговаривать!». Я действительно вспыльчивый человек.

Англия: 2 колледжа и 2 университета

В 16 лет я окончила гимназию и уехала учиться в колледж в Англии — точнее, училась сразу в двух, потому что самым ужасным мне казалось потерять время, упустить возможности. Старалась получить максимум знаний, а после занятий подрабатывала официанткой и беби-ситтером — в Европе это нормальная практика.

Первые существенные деньги смогла заработать прямо в колледже, там существуют программы рекрутинга новых абитуриентов.

Вернулась в Самару спустя 3 года: была мысль поступить в российский вуз. Меня интересовала журналистика, но пришлось бы потерять время на перевод и подтверждение аттестатов из колледжей, а хотелось сразу на 2-й или 3-й курс.

Решила этим не заниматься и в 20 лет уехала обратно в Англию, поступила сразу в 2 университета: City University (BA in Linguistics and Communication Science) и Saïd Business School (BA in Economics and Management).

Сходила замуж — больше не хочу!

В 21 год я вышла замуж, но с мужем мы жили на две страны: он в России, я в Англии, встречались периодически. После окончания университета, когда мне было 23, мою кандидатуру в ассистенты офис-менеджера одобрили в лондонском офисе «Бритиш Петролеум» (о, я была готова на любую должность, лишь бы туда!). И тут я узнала о том, что жду ребенка. Пришлось отказаться от работы в такой желанной компании и уехать в Москву к мужу.

Вместе мы прожили примерно полгода. Вскоре развелись, и скажу сразу: отношения у нас стали гораздо лучше! Я ему говорила прямым текстом: «Ты фиговый муж, но отличный отец». Сейчас он принимает активное участие в жизни моей дочери.

В Москву я больше не вернулась, там слишком шумно и людно, жить я там не хотела. Вернуться в Самару? Но к тому моменту моя семья — родители и братья — уже переехали в Дубай. И мы с пятимесячной дочкой уехали туда же.

Дубай, первый бизнес и переезд в Минск

В Дубае я стала пробовать себя в ювелирном бизнесе: украшения и антиквариат под заказ, что достаточно востребовано в этом регионе. Но жить там мне не хотелось, и я стала думать о возвращении в Европу или в какую-то из стран СНГ. В Россию не собиралась: я ее совершенно не знала (там остались только дальние родственники) и внутренне чувствовала, что меня с ней мало что связывает. Рассматривала Киев, но там было неспокойно, Майдан. В итоге приняла решение переехать с дочкой в Минск, жить и заниматься бизнесом.

На переезд в Минск сильно повлиял тот факт, что здесь, как и в других постсоветских странах, по моему мнению, начальное и среднее образование гораздо сильнее европейского. Я сама в колледже в Англии после школы чувствовала себя гением математики рядом с одноклассниками — и это притом что у меня не математический склад ума. То, что мы проходили в последних классах, считалось у них чуть ли не вузовской программой.

Еще в Минске меня привлекала зелень и свежий воздух. После Эмиратов это сильно бросается в глаза. Мне нравится спокойный и размеренный темп жизни, особенно я обращаю на это внимание после сумасшедшего ритма в мегаполисах. Учитывая мою зависимость от спорта, очень порадовало то, насколько эта сфера здесь развита. Кстати, именно в Минске я позволила себе наконец-то заняться боксом.

Моей дочке Варваре скоро 5 лет, и я хочу отдать дочь в одну из частных школ с обучением на русском и английском. Нужен ли ей белорусский? Думаю, она сама решит, но с няней они им понемногу занимаются.
Иногда я разговариваю с ней на английском, и она меня понимает: дети впитывают все быстро. Но мое самое большое желание — чтобы она занималась в жизни только тем, что ей действительно будет нравиться, и была счастлива.

Бизнес-среда «па-беларуску»

Я приехала в Минск в 2017 году и, простите, просто охренела. Бизнесмены друг другу изначально не верят, постоянно ждут какого-то подвоха и обмана. Непрекращающийся обмен документами, пересмотр условий, куча макулатуры. Устных договоренностей не существует даже по мелочам, все уверены в том, что их «кинут». В Британии безоговорочно действует правило «рукопожатия»: в отношениях между предпринимателями это эквивалентно договору. Невозможно вести бизнес в условиях постоянного недоверия к партнеру.

А это количество «мертвых деревьев», которое нужно для открытия ИП? Завести кучу бумаг, все несколько раз продублировать. Чтобы какой-то бедолага занес это в архив и навсегда забыл? А если пожар? Про обязательную книгу замечаний и предложений, которую нужно прошивать вручную, смешно вспоминать!

Мне хотелось в Минске заняться чем-то, что имеет прямое отношение к моей жизни: в индустрии красоты, фитнеса, ресторанов, детских центров. Ведь бизнесом нужно жить. У меня был начальный капитал от ювелирного бизнеса, я приобрела караоке-клуб «Икра» и в ноябре 2019 года открыла на его месте ресторан-караоке-бар «Авалон». Название выбирала сама — это название острова, на который по легенде уплыл залечивать свои раны король Артур. Я самостоятельно занимаюсь операционным управлением, вникаю во все процессы.

«Без шлюх клуб не „взлетит“!»

У такого «ночного бизнеса», как у нас, есть своя специфика. Я создавала заведение, где люди могли бы попеть и хорошо провести время. Устраивала вечера балета, шоу-программы. Но оказалось, интеллигентный отдых пока мало кому интересен. Мне прямым текстом говорили: «Без девочек легкого поведения никто к вам не пойдет!». Но я всегда была против: это совсем не то, ради чего я начала это делать.

В Беларуси много красивых женщин, но они не ценят себя. Как мне кажется, целью многих белорусок становится «найти себе мужика». Неважно какого! Даже слышала у вас выражение «жена мужем красна». В смысле?! А своими достижениями что, нельзя гордиться?! Сейчас у меня очень узкий круг общения, и в основном это мои коллеги и сотрудники.

Я столкнулась с тем, что многие иностранцы воспринимают белорусок как легкодоступных женщин. Наблюдала ситуации, когда мужчина, приходя в заведение с одной спутницей, знакомился еще с кем-то. И всех все устраивало. Может, это частично объясняется экономической ситуацией? Но это не может быть основной причиной: есть же бедные страны, где женщины ведут себя очень достойно.

Или это как-то связано с белорусскими мужчинами? Не хочется обобщать, но у меня есть определенная теория на этот счет. Минск — это же город-герой. Беларусь принимала самое непосредственное участие во всех военных действиях. То есть генофонд объективно «выкосило». К сожалению, пока эта теория похожа на правду. Сразу скажу, что мнение мое сформировалось исключительно из наблюдений и жизненных историй в моем окружении.

Вполне возможно, мне так кажется еще и потому, что я провела здесь слишком мало времени и не успела познакомиться с сообществом предпринимателей, наиболее активных людей.

Как повлияла «корона» на жизнь и бизнес — и чего ждать после

С 11 марта наш клуб закрыт для посетителей, но персонал работает. У нас проходят тренинги, небольшие ремонтные работы, идет проработка новых блюд, смена декора. Часть команды будет готовить обеды для врачей: в день — до 50 обедов из трех блюд. Как долго сможем работать в таком режиме — время покажет. Многое будет зависеть от действий чиновников, власти. По моим личным ощущениям (я, конечно, не эпидемиолог!), спада можно ожидать не раньше августа.

Уверена, что после окончания эпидемии спрос на услуги в сфере развлечений, конечно, возрастет: люди устанут сидеть по домам, им захочется «хлеба и зрелищ». Но рынок точно не вернется к состоянию «до», индустрия изменится окончательно. Денег станет ощутимо меньше, будет спрос на самые бюджетные форматы, а время «лакшери» пройдет. Я сомневаюсь, что мы продолжим работать как ресторан, скорее пока вижу формат караоке-пати-бара.

Я не жалею, что оказалась в это сложное время в Беларуси, вдали от моей семьи. В конечном счете, это тоже своего рода «дистанция»: не уверена, что смогла бы отказаться от того, чтобы увидеть родителей, будь они рядом.

-25%
-25%
-10%
-30%
-30%
-90%
-15%
-10%
-40%