• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Сферы туризма и развлечений первыми почувствовали на себе последствия пандемии. До бьюти-сферы волна докатилась чуть позже, но уже накрыла с головой. Некоторые мастера по собственной воле ушли на самоизоляцию, за других приняли решение клиенты, которые перестали ходить в салоны красоты. О сложном выборе между добровольным карантином и сохранением рабочих мест, полной потере дохода и чувстве самореализации — в этом материале.

Фото: unsplash.com

Ксения Федорова: «Неужели будет лучше, если люди, потерявшие работу, пойдут на „социалку“?»

Предприниматель Ксения Федорова оказалась в затруднительной ситуации: все ее детища — бар, площадка для проведения мероприятий и два маникюрных салона — в ситуации пандемии оказались не востребованы.

О том, как на карантин ушел бар «Синяя Коза», уже рассказали наши коллеги из AFISHA.TUT.BY. Мы же поговорили с Ксенией о том, что происходит с ее проектами в бьюти-сфере.

— За ситуацией мы наблюдали с нарастающей тревогой, — делится Ксения. — Когда поток клиентов ощутимо сократился и мы заметили, что люди стараются сэкономить время пребывания в салоне — отказываются от таких процедур как педикюр, долговременное покрытие ногтей, оставляя только гигиеническую обработку, — стало ясно, что нужно принимать меры.

Источник фото: instagram.com/salon_nogotki

Мы начали проводить дополнительную дезинфекцию помещения и провели собрание, чтобы обсудить варианты развития событий. Казалось, что дело обойдется двумя неделями.

Не обошлось: эпидемиологическая ситуация ухудшилась, клиентов стало еще меньше. А когда у нескольких человек из команды салона «Ноготки» появились симптомы ОРВИ, Ксения приняла решение временно его закрыть.

— Я сразу отпустила их домой без обязательного в таких случаях больничного. Вся смена, которая работала вместе с заболевшими, ушла на самоизоляцию, — делится руководитель. — Остальные сотрудницы перешли работать в салон «Сороки», где больше места и легче соблюдать социальную дистанцию. Конечно, мы проводим постоянную дезинфекцию, используем бактерицидную лампу после каждого клиента. Мастера в масках и перчатках — и то, и другое меняем по часам. И у нас есть четкое условие: при малейших признаках простуды ни один сотрудник не выходит на работу.

Ксения признается: о прибыли сейчас думать не приходится. Главный вопрос: как выжить и сохранить рабочие места.

— Одна из заболевших плакала: боялась, что ее уволят. Пока речи об этом не идет, — говорит Ксения. — Тех, кто хотел, отпустили на добровольную самоизоляцию — сотрудницы боятся заболеть, это понятно. Но людям, которые остались на работе, нужно продолжать платить зарплату.

Фото: instagram.com/salon_soroki

Ксения — опытный руководитель, но в нынешней ситуации она чувствует растерянность, как и многие управленцы.

— Поток клиентов продолжает снижаться. И если государство не введет мораторий на арендную плату, нам будет сложно выстоять. Мне как руководителю и матери придется выбирать: платить зарплаты и аренду из собственного кошелька или свернуть дело до лучших времен.

Конечно, я не хочу этого. И не хочу лишать людей работы.

Ксения рассказывает: в связи с тем, что «Сороки» по-прежнему открыты, она получает много возмущенных сообщений в Сети.

— Некоторые проклинают даже и сожалеют, что «мы не в Европе» — «там бы такого руководителя точно в тюрьму посадили».

Я понимаю: людям страшно, и они таким образом выплескивают накопившийся негатив, — говорит Ксения. — Только вот мне неясно: что еще я могу сделать в нынешней ситуации? Выполнять нашу работу «на удаленке» нельзя, а выезжать на дом — еще больший риск. В салонах я могу проследить за стерильностью и дезинфекцией, на квартире у клиентки — нет.

Передо мной сейчас стоит очень сложный выбор. Но я не хочу оставлять людей безработными: им нужно обеспечивать свои семьи. Неужели будет лучше — и для сотрудниц, и для государства — если люди, потерявшие работу, пойдут на «социалку»? Грустно это признавать, но плана у меня нет. Каждый день жду новостей, как сводки с фронта. И, конечно, надеюсь, что мы сможем открыть «Ноготки» снова.

Елена Протас: «Я не могу перестать работать с теми, кому не на что будет жить»

Елена Протас, директор салона красоты «Две кисточки», который арендует площадь в ТЦ «Немига 3», признается: «В какой-то момент я перестала публиковать в инстаграме приглашения к нам и какую-либо рекламную информацию. Не могла себя заставить это сделать по этическим соображениям. А потом снова начала, потому что поняла: помрем».

Фото: instagram.com/dve_kistochki

Как и Ксения Федорова, девушка не хочет закрываться и оставлять мастеров, для которых «Две кисточки» были единственным источником дохода, безработными.

— В течение дня к нам приходит 2−3 человека, хотя раньше у мастеров была полная занятость, — делится Елена. — Дезинфекторами мы пользовались всегда, сейчас делаем это еще чаще. В зале работает один мастер в маске: до начала рабочего дня мы обязательно измеряем ему температуру. Клиентам мы также предлагаем одноразовые маски и обработку рук санитайзером.

Тем не менее люди боятся приходить — и перед Еленой стоит вопрос: где взять деньги на аренду и зарплаты.

— Девочек, у которых был параллельный источник дохода, я просто отпустила, — делится Елена. — Но я не могу перестать работать с теми, кому после потери места в «Двух кисточках» не на что будет жить. Девочки просто не могут себе позволить сидеть дома.

Фото: instagram.com/dve_kistochki / Елена просит указать, что снимок, где мастер без маски и перчаток, был сделан до пандемии.

Елена рассказывает, что покупателей в торговом центре сейчас нет: на «случайных заблудших» смотрят, как на инопланетян. Тем не менее арендодатель пока не идет навстречу и не снижает плату за помещение.

— Формально он ее понизил. Но т. к. наша арендная плата привязана к евро, а с курсом сами знаете что произошло, ничего не изменилось. А речь идет о больших деньгах: арендовать помещение на Немиге — это очень дорого. Мы просим с учетом ситуации разрешить нам платить только коммунальные. Пока он на это не идет.

Вторая точка, которую я арендую, — государственная собственность. Там ситуация ничем не лучше. Частники хотя бы рассматривают возможность снижения платежей в будущем, а госструктура не идет на уступки вообще. Говорят: пишите свои письма сколько хотите — у нас есть шаблон, по которому мы будем вам отказывать. Они чувствуют себя защищенными, а наши проблемы никого не волнуют.

Не знаю, что делают те, у кого нет финансовой подушки безопасности. Но даже тем, у кого она есть, трудно выжить, потому что никто не знает, насколько всё это затянется.

Сергей Ефимович: «Я не знаю, как выживать, если не будет никаких преференций со стороны государства»

Долгожителю среди столичных цирюльников — сети парикмахерских «Восход» (к ней относятся, например, салон «Мечта» на улице Ленина, «Александрина» на пр. Независимости и многие другие старожилы) — приходится непросто.

Фото: instagram.com/voshod_minsk

Директор ОАО «Восход» Сергей Ефимович поделился, что проблемы начались месяц назад: поток клиентов ощутимо уменьшился еще тогда.

— За свое здоровье боятся не только посетители, но и мастера, — рассказывает руководитель. — Около 30% сотрудников уже ушли в отпуск за свой счет. Все — по собственному желанию, я никого не заставлял. Отказывать тоже не считаю возможным: это их право.

Думали над тем, чтобы закрыть несколько парикмахерских, но я не хочу прибегать к этой мере. Решили, что пока сохраним все салоны, но работать будут не более двух человек в зале. Итого — с учетом посетителей — всего 4 человека в салоне.

Фото: instagram.com/voshod_minsk

Директор с грустью констатирует: соблюдение всех мер, рекомендованных Минздравом, посетителей не успокаивает. Вся надежда была на то, что «люди все равно будут стричься», но пока она не оправдывается: за последний месяц выручка «Восхода» упала на 65%. Если ситуация не изменится, парикмахерские придется закрывать.

Сергей Ефимович рассказывает, что, помимо салонов красоты, на ОАО «Восход» возложена дополнительная нагрузка: подшефный оздоровительный лагерь «Полочанка».

— Лагерь большой. Он рассчитан на 360 детей. Первую смену никто не отменял и, кажется, не собирается, — делится своими опасениями руководитель. —  Заявок очень много. Получается, надо где-то найти средства и на лагерь, и на дополнительные меры дезинфекции…

Я не знаю, как выживать, если не будет никаких преференций со стороны государства. Нам нужны налоговые каникулы и отсрочка выплат по арендным платежам хотя бы на 1−2 месяца, чтобы хоть как-то продержаться.

Мастер по маникюру: «Мне повезло, что мой молодой человек пока способен прокормить нас двоих»

У мастеров, которые работают на себя, выручка сократилась не на 65, а на все 100%. Кто-то надеется на то, что придет лето — и женщины, хоть чума, хоть потоп, а побегут «делать бровки и ноготочки», а кто-то уже морально подготовился к смене сферы деятельности.

Например мастер по маникюру, которая пожелала остаться анонимной. Девушка ушла на добровольный карантин и сама отказалась от работы:

Фото: unsplash.com

— Прекращение приема клиенток было моим осознанным выбором, — делится мастер. —  В какой-то момент стало окончательно понятно, что эпидемия придет и к нам, и лучше в этой ситуации «перебдеть», чем «недобдеть». Благодаря тому, что я регулярно созваниваюсь с друзьями и родственниками, проживающими в Европе, осознание этого факта дошло до меня немного раньше, чем до большинства наших граждан.
Последнюю клиентку я приняла 20 марта. Вечером той же пятницы я почувствовала себя неважно — у меня слегка поднялась температура, и как человек, ответственный не только за свое здоровье, но и за здоровье своих клиенток, я решила приостановить прием.

К понедельнику решение уйти на каникулы сформировалось окончательно — совесть не позволила подвергать риску ни себя, ни своих девочек, ведь все процедуры, связанные с наведением красоты, предполагают длительный близкий контакт, а сейчас каждая из нас может оказаться носителем вируса, и у каждой из нас есть пожилые родственники с хроническими заболеваниями, за которых мы тоже несем ответственность.

Девушка отмечает, что работа на себя позволила ей выполнить рекомендации ВОЗ о максимальном сокращении контактов во избежание распространения инфекции. Но обратная сторона ответственности — потеря дохода и привычного круга общения:

— Скажу честно, что больше меня печалит не финансовая сторона вопроса (хотя и она важна, несомненно), а то, что я не могу заниматься любимым делом и общаться со своими девочками: за то время, что они ходят ко мне, каждая стала мне родной. Нам всегда есть что обсудить из того, о чем по телефону не расскажешь.

Ведь недаром говорят: не можешь найти толкового психолога — ищи себе хорошую маникюршу. (Улыбается.)

Фото: unsplash.com

Когда ты общаешься с человеком, который с тобой на одной волне и полностью тебя понимает, происходит исцеление души. И процесс этот взаимный. Вот этого мне и не хватает куда больше денег.

Мастер уверена: когда эпидемиологическая ситуация выровняется, белоруски, известные своей ухоженностью, скорее урежут расходы на питание, чем откажут себе в красивых ногтях и волосах. Но если это случится не скоро, девушка будет осваивать новое дело:

— За свою жизнь я сменила немало профессий, получила несколько дипломов. Жизнь научила меня быть гибкой и подстраиваться под реалии постоянно меняющегося мира. Я умею, люблю и готова учиться, и если будет в том необходимость — освою новую специальность, ведь нет ничего невозможного для человека с интеллектом и скоростным интернетом.

Пришлось, конечно, поумерить свои траты, да и в связи с добровольной самоизоляцией надобность во многих из них автоматически отпала. Я имею в виду закупку материалов для работы, чашечку кофе в любимой кофейне, питание вне дома, походы на концерты или в караоке, такси, и главное — офлайн-шопинг.

Слава Богу, это не единственный мой источник дохода, хотя до начала всех этих событий я уже всерьез задумывалась о том, чтобы сделать его основным. И еще мне повезло, что мой молодой человек пока способен прокормить нас двоих. Скорее всего, придется вернуться к удаленной работе — буду брать заказы на переводы и на редакцию/коррекцию текстов на русском и на испанском языках.

Анна Бенько: «Я в один момент осталась без любимой работы, без денег и с кучей платежных обязательств»

Визажист Анна Бенько настроена менее оптимистично: девушка благодарит нас за возможность выговориться о наболевшем и делится переживаниями.

Фото: instagram.com/benko.beauty

— Нас в студии четверо: мастер по маникюру, бровист, визажист и девушка, которая сдает в аренду платья для торжеств. В нашем салоне невеста и ее подруги могут подготовиться к свадьбе. Точнее, могли.

Решение о полном прекращении работы за меня, по сути, приняли мои клиентки. Людям страшно приходить на процедуры в общественные места, несмотря на то, что все обрабатывается дезинфектором. Я могу их понять. Тем более что ко мне зачастую обращаются девушки, которых нужно собрать на мероприятия. А какие уж тут мероприятия, когда все свернулось.

Фото: instagram.com/benko.beauty

Доходы Анны равны нулю, поэтому ей непонятно, как выплачивать обязательные платежи:

— Ежемесячно я должна отдавать деньги в налоговую — около 100 рублей как самозанятое лицо, а еще нужно платить за аренду. Стоимость аренды у нас закреплена в долларах — 70 $ (по актуальному курсу Нацбанка: 171 рубль. — Прим. редакции).

Я не знаю, где искать эти деньги: после того как проведение банкетов и свадеб запретили, надежды на заработок не осталось совсем. Мне очень грустно: я в один момент и на неопределенный срок осталась без любимой работы, без денег и с кучей платежных обязательств. Честно: если бы у меня не было мужа, не знаю, как бы я выживала.

Очень хочется верить, что хотя бы к концу свадебного сезона 2020 г. что-то изменится. А пока остается только одно — ждать.

-20%
-30%
-10%
-10%
-10%
-33%
-20%
0071356