Поддержать TUT.BY
69 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Минское «Динамо» проиграло дома нижегородскому «Торпедо»
  2. «Алексей, дерись» и «громкие хлопки руками». Что происходит в Беларуси 28 января
  3. Доллар заметно подорожает на торгах 28 января. Обменники отреагировали повышением курсов
  4. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  5. Приговор Верховного суда нельзя обжаловать. Защита Бабарико просит рассматривать дело в нижестоящем суде
  6. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  7. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  8. Как семья из маленькой деревушки спасла 42 животных — на зарплату лесника и пособие по инвалидности
  9. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  10. «Не подпишешь — премии не увидишь». Письмо профсоюзов по санкциям подписали больше 110 тысяч человек
  11. Подорожают многие продукты и лекарства, обновят базу тунеядцев, повысят пенсии. Изменения февраля
  12. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  13. Громко хлопают в ладоши. Как белорусов судят по «политической» 342-й статье
  14. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  15. Идет ли на спад вторая волна COVID-19: о чем говорят данные Минздрава и врачи
  16. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  17. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  18. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  19. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  20. Лукашенко о либерализации законов: Произошедшие события остро ставят вопрос: не слишком ли мы увлеклись?
  21. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  22. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  23. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  24. Врач рассказывает, когда при коронавирусе пациентам назначают антикоагулянты
  25. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  26. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  27. Расследование BYPOL о смерти Бондаренко, подорожание топлива, повышение пенсий. Что происходило в Беларуси 27 января
  28. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  29. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  30. «Сложно найти девушку, не все хотят тут жить». Как айтишник переехал в 120-летний дом на хуторе


/

Сферы туризма и развлечений первыми почувствовали на себе последствия пандемии. До бьюти-сферы волна докатилась чуть позже, но уже накрыла с головой. Некоторые мастера по собственной воле ушли на самоизоляцию, за других приняли решение клиенты, которые перестали ходить в салоны красоты. О сложном выборе между добровольным карантином и сохранением рабочих мест, полной потере дохода и чувстве самореализации — в этом материале.

Фото: unsplash.com

Ксения Федорова: «Неужели будет лучше, если люди, потерявшие работу, пойдут на „социалку“?»

Предприниматель Ксения Федорова оказалась в затруднительной ситуации: все ее детища — бар, площадка для проведения мероприятий и два маникюрных салона — в ситуации пандемии оказались не востребованы.

О том, как на карантин ушел бар «Синяя Коза», уже рассказали наши коллеги из AFISHA.TUT.BY. Мы же поговорили с Ксенией о том, что происходит с ее проектами в бьюти-сфере.

— За ситуацией мы наблюдали с нарастающей тревогой, — делится Ксения. — Когда поток клиентов ощутимо сократился и мы заметили, что люди стараются сэкономить время пребывания в салоне — отказываются от таких процедур как педикюр, долговременное покрытие ногтей, оставляя только гигиеническую обработку, — стало ясно, что нужно принимать меры.

Источник фото: instagram.com/salon_nogotki

Мы начали проводить дополнительную дезинфекцию помещения и провели собрание, чтобы обсудить варианты развития событий. Казалось, что дело обойдется двумя неделями.

Не обошлось: эпидемиологическая ситуация ухудшилась, клиентов стало еще меньше. А когда у нескольких человек из команды салона «Ноготки» появились симптомы ОРВИ, Ксения приняла решение временно его закрыть.

— Я сразу отпустила их домой без обязательного в таких случаях больничного. Вся смена, которая работала вместе с заболевшими, ушла на самоизоляцию, — делится руководитель. — Остальные сотрудницы перешли работать в салон «Сороки», где больше места и легче соблюдать социальную дистанцию. Конечно, мы проводим постоянную дезинфекцию, используем бактерицидную лампу после каждого клиента. Мастера в масках и перчатках — и то, и другое меняем по часам. И у нас есть четкое условие: при малейших признаках простуды ни один сотрудник не выходит на работу.

Ксения признается: о прибыли сейчас думать не приходится. Главный вопрос: как выжить и сохранить рабочие места.

— Одна из заболевших плакала: боялась, что ее уволят. Пока речи об этом не идет, — говорит Ксения. — Тех, кто хотел, отпустили на добровольную самоизоляцию — сотрудницы боятся заболеть, это понятно. Но людям, которые остались на работе, нужно продолжать платить зарплату.

Фото: instagram.com/salon_soroki

Ксения — опытный руководитель, но в нынешней ситуации она чувствует растерянность, как и многие управленцы.

— Поток клиентов продолжает снижаться. И если государство не введет мораторий на арендную плату, нам будет сложно выстоять. Мне как руководителю и матери придется выбирать: платить зарплаты и аренду из собственного кошелька или свернуть дело до лучших времен.

Конечно, я не хочу этого. И не хочу лишать людей работы.

Ксения рассказывает: в связи с тем, что «Сороки» по-прежнему открыты, она получает много возмущенных сообщений в Сети.

— Некоторые проклинают даже и сожалеют, что «мы не в Европе» — «там бы такого руководителя точно в тюрьму посадили».

Я понимаю: людям страшно, и они таким образом выплескивают накопившийся негатив, — говорит Ксения. — Только вот мне неясно: что еще я могу сделать в нынешней ситуации? Выполнять нашу работу «на удаленке» нельзя, а выезжать на дом — еще больший риск. В салонах я могу проследить за стерильностью и дезинфекцией, на квартире у клиентки — нет.

Передо мной сейчас стоит очень сложный выбор. Но я не хочу оставлять людей безработными: им нужно обеспечивать свои семьи. Неужели будет лучше — и для сотрудниц, и для государства — если люди, потерявшие работу, пойдут на «социалку»? Грустно это признавать, но плана у меня нет. Каждый день жду новостей, как сводки с фронта. И, конечно, надеюсь, что мы сможем открыть «Ноготки» снова.

Елена Протас: «Я не могу перестать работать с теми, кому не на что будет жить»

Елена Протас, директор салона красоты «Две кисточки», который арендует площадь в ТЦ «Немига 3», признается: «В какой-то момент я перестала публиковать в инстаграме приглашения к нам и какую-либо рекламную информацию. Не могла себя заставить это сделать по этическим соображениям. А потом снова начала, потому что поняла: помрем».

Фото: instagram.com/dve_kistochki

Как и Ксения Федорова, девушка не хочет закрываться и оставлять мастеров, для которых «Две кисточки» были единственным источником дохода, безработными.

— В течение дня к нам приходит 2−3 человека, хотя раньше у мастеров была полная занятость, — делится Елена. — Дезинфекторами мы пользовались всегда, сейчас делаем это еще чаще. В зале работает один мастер в маске: до начала рабочего дня мы обязательно измеряем ему температуру. Клиентам мы также предлагаем одноразовые маски и обработку рук санитайзером.

Тем не менее люди боятся приходить — и перед Еленой стоит вопрос: где взять деньги на аренду и зарплаты.

— Девочек, у которых был параллельный источник дохода, я просто отпустила, — делится Елена. — Но я не могу перестать работать с теми, кому после потери места в «Двух кисточках» не на что будет жить. Девочки просто не могут себе позволить сидеть дома.

Фото: instagram.com/dve_kistochki / Елена просит указать, что снимок, где мастер без маски и перчаток, был сделан до пандемии.

Елена рассказывает, что покупателей в торговом центре сейчас нет: на «случайных заблудших» смотрят, как на инопланетян. Тем не менее арендодатель пока не идет навстречу и не снижает плату за помещение.

— Формально он ее понизил. Но т. к. наша арендная плата привязана к евро, а с курсом сами знаете что произошло, ничего не изменилось. А речь идет о больших деньгах: арендовать помещение на Немиге — это очень дорого. Мы просим с учетом ситуации разрешить нам платить только коммунальные. Пока он на это не идет.

Вторая точка, которую я арендую, — государственная собственность. Там ситуация ничем не лучше. Частники хотя бы рассматривают возможность снижения платежей в будущем, а госструктура не идет на уступки вообще. Говорят: пишите свои письма сколько хотите — у нас есть шаблон, по которому мы будем вам отказывать. Они чувствуют себя защищенными, а наши проблемы никого не волнуют.

Не знаю, что делают те, у кого нет финансовой подушки безопасности. Но даже тем, у кого она есть, трудно выжить, потому что никто не знает, насколько всё это затянется.

Сергей Ефимович: «Я не знаю, как выживать, если не будет никаких преференций со стороны государства»

Долгожителю среди столичных цирюльников — сети парикмахерских «Восход» (к ней относятся, например, салон «Мечта» на улице Ленина, «Александрина» на пр. Независимости и многие другие старожилы) — приходится непросто.

Фото: instagram.com/voshod_minsk

Директор ОАО «Восход» Сергей Ефимович поделился, что проблемы начались месяц назад: поток клиентов ощутимо уменьшился еще тогда.

— За свое здоровье боятся не только посетители, но и мастера, — рассказывает руководитель. — Около 30% сотрудников уже ушли в отпуск за свой счет. Все — по собственному желанию, я никого не заставлял. Отказывать тоже не считаю возможным: это их право.

Думали над тем, чтобы закрыть несколько парикмахерских, но я не хочу прибегать к этой мере. Решили, что пока сохраним все салоны, но работать будут не более двух человек в зале. Итого — с учетом посетителей — всего 4 человека в салоне.

Фото: instagram.com/voshod_minsk

Директор с грустью констатирует: соблюдение всех мер, рекомендованных Минздравом, посетителей не успокаивает. Вся надежда была на то, что «люди все равно будут стричься», но пока она не оправдывается: за последний месяц выручка «Восхода» упала на 65%. Если ситуация не изменится, парикмахерские придется закрывать.

Сергей Ефимович рассказывает, что, помимо салонов красоты, на ОАО «Восход» возложена дополнительная нагрузка: подшефный оздоровительный лагерь «Полочанка».

— Лагерь большой. Он рассчитан на 360 детей. Первую смену никто не отменял и, кажется, не собирается, — делится своими опасениями руководитель. —  Заявок очень много. Получается, надо где-то найти средства и на лагерь, и на дополнительные меры дезинфекции…

Я не знаю, как выживать, если не будет никаких преференций со стороны государства. Нам нужны налоговые каникулы и отсрочка выплат по арендным платежам хотя бы на 1−2 месяца, чтобы хоть как-то продержаться.

Мастер по маникюру: «Мне повезло, что мой молодой человек пока способен прокормить нас двоих»

У мастеров, которые работают на себя, выручка сократилась не на 65, а на все 100%. Кто-то надеется на то, что придет лето — и женщины, хоть чума, хоть потоп, а побегут «делать бровки и ноготочки», а кто-то уже морально подготовился к смене сферы деятельности.

Например мастер по маникюру, которая пожелала остаться анонимной. Девушка ушла на добровольный карантин и сама отказалась от работы:

Фото: unsplash.com

— Прекращение приема клиенток было моим осознанным выбором, — делится мастер. —  В какой-то момент стало окончательно понятно, что эпидемия придет и к нам, и лучше в этой ситуации «перебдеть», чем «недобдеть». Благодаря тому, что я регулярно созваниваюсь с друзьями и родственниками, проживающими в Европе, осознание этого факта дошло до меня немного раньше, чем до большинства наших граждан.
Последнюю клиентку я приняла 20 марта. Вечером той же пятницы я почувствовала себя неважно — у меня слегка поднялась температура, и как человек, ответственный не только за свое здоровье, но и за здоровье своих клиенток, я решила приостановить прием.

К понедельнику решение уйти на каникулы сформировалось окончательно — совесть не позволила подвергать риску ни себя, ни своих девочек, ведь все процедуры, связанные с наведением красоты, предполагают длительный близкий контакт, а сейчас каждая из нас может оказаться носителем вируса, и у каждой из нас есть пожилые родственники с хроническими заболеваниями, за которых мы тоже несем ответственность.

Девушка отмечает, что работа на себя позволила ей выполнить рекомендации ВОЗ о максимальном сокращении контактов во избежание распространения инфекции. Но обратная сторона ответственности — потеря дохода и привычного круга общения:

— Скажу честно, что больше меня печалит не финансовая сторона вопроса (хотя и она важна, несомненно), а то, что я не могу заниматься любимым делом и общаться со своими девочками: за то время, что они ходят ко мне, каждая стала мне родной. Нам всегда есть что обсудить из того, о чем по телефону не расскажешь.

Ведь недаром говорят: не можешь найти толкового психолога — ищи себе хорошую маникюршу. (Улыбается.)

Фото: unsplash.com

Когда ты общаешься с человеком, который с тобой на одной волне и полностью тебя понимает, происходит исцеление души. И процесс этот взаимный. Вот этого мне и не хватает куда больше денег.

Мастер уверена: когда эпидемиологическая ситуация выровняется, белоруски, известные своей ухоженностью, скорее урежут расходы на питание, чем откажут себе в красивых ногтях и волосах. Но если это случится не скоро, девушка будет осваивать новое дело:

— За свою жизнь я сменила немало профессий, получила несколько дипломов. Жизнь научила меня быть гибкой и подстраиваться под реалии постоянно меняющегося мира. Я умею, люблю и готова учиться, и если будет в том необходимость — освою новую специальность, ведь нет ничего невозможного для человека с интеллектом и скоростным интернетом.

Пришлось, конечно, поумерить свои траты, да и в связи с добровольной самоизоляцией надобность во многих из них автоматически отпала. Я имею в виду закупку материалов для работы, чашечку кофе в любимой кофейне, питание вне дома, походы на концерты или в караоке, такси, и главное — офлайн-шопинг.

Слава Богу, это не единственный мой источник дохода, хотя до начала всех этих событий я уже всерьез задумывалась о том, чтобы сделать его основным. И еще мне повезло, что мой молодой человек пока способен прокормить нас двоих. Скорее всего, придется вернуться к удаленной работе — буду брать заказы на переводы и на редакцию/коррекцию текстов на русском и на испанском языках.

Анна Бенько: «Я в один момент осталась без любимой работы, без денег и с кучей платежных обязательств»

Визажист Анна Бенько настроена менее оптимистично: девушка благодарит нас за возможность выговориться о наболевшем и делится переживаниями.

Фото: instagram.com/benko.beauty

— Нас в студии четверо: мастер по маникюру, бровист, визажист и девушка, которая сдает в аренду платья для торжеств. В нашем салоне невеста и ее подруги могут подготовиться к свадьбе. Точнее, могли.

Решение о полном прекращении работы за меня, по сути, приняли мои клиентки. Людям страшно приходить на процедуры в общественные места, несмотря на то, что все обрабатывается дезинфектором. Я могу их понять. Тем более что ко мне зачастую обращаются девушки, которых нужно собрать на мероприятия. А какие уж тут мероприятия, когда все свернулось.

Фото: instagram.com/benko.beauty

Доходы Анны равны нулю, поэтому ей непонятно, как выплачивать обязательные платежи:

— Ежемесячно я должна отдавать деньги в налоговую — около 100 рублей как самозанятое лицо, а еще нужно платить за аренду. Стоимость аренды у нас закреплена в долларах — 70 $ (по актуальному курсу Нацбанка: 171 рубль. — Прим. редакции).

Я не знаю, где искать эти деньги: после того как проведение банкетов и свадеб запретили, надежды на заработок не осталось совсем. Мне очень грустно: я в один момент и на неопределенный срок осталась без любимой работы, без денег и с кучей платежных обязательств. Честно: если бы у меня не было мужа, не знаю, как бы я выживала.

Очень хочется верить, что хотя бы к концу свадебного сезона 2020 г. что-то изменится. А пока остается только одно — ждать.

-20%
-31%
-10%
-14%
-20%
-20%
-20%
-35%
-50%
-50%