108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  2. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  3. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  4. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  5. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  8. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  9. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  10. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  11. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  12. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  13. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  14. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  15. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  16. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  17. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  18. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  19. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  20. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  21. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  22. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  23. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  24. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  25. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  26. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  27. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  28. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  29. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  30. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara


/ Фото: graziadaily.co.uk

Популярный глянцевый журнал Grazia (британская версия издания) разместил на обложке сотрудниц больницы, а интервью с ними озаглавил как «Рассказы с фронта». Впервые за историю журнала его главными героинями стали не медийные персоны, а врач-реаниматолог Джанита Гарибалан, врач скорой помощи Розена Аллин-Хан, старшая медсестра Риченда Брауне и фельдшер Сара Бланшар.

Фотосессию провели всего за 15 минут — на парковке больницы, соблюдая дистанцию в 2 метра между фотографом и моделями. Времени на то, чтобы позировать, у женщин просто не было: сейчас они находятся на работе практически в круглосуточном режиме.

«Наш последний выпуск посвящен людям, которые рискуют своими жизнями, чтобы помочь остальным», — подписали пост с фотографиями женщин журналисты Grazia в своем инстаграме.

Авторы материала пишут, что сами врачи называют друг друга «пушечным мясом». И это неудивительно, если учесть, что только в Италии умерло по меньшей мере 37 докторов. Многие сотрудники клиник изолировали себя от своих близких, чтобы не заразить семью. А пожилые врачи и медсестры, которые уже вышли на пенсию, вынуждены возвращаться на работу. И у каждого из них одно и то же послание для читателей: «Пожалуйста, оставайтесь дома, чтобы помочь нам в нашей работе».

Вот несколько цитат из интервью героинь журнала:

«Передо мной человек за пятьдесят… Он изо всех сил пытается дышать, но его жизнь зависит от нас. И мы должны принять спасительные, неизбежные решения: ввести его в кому и поместить его в аппарат искусственной вентиляции легких. Он напуган и просит нас позвонить его жене и детям. Он изо всех сил пытается говорить через свою плотно прилегающую маску, но если он снимет ее, уровень кислорода упадет.

Невозможно сказать ему, что мы не можем сейчас позвонить его семье. Я не могу не думать о том, как было бы страшно мне, если бы я не смогла поговорить с родными в его положении. Мы должны действовать быстро, из-за нашего промедления у человека может остановиться сердце».

«Я бы не назвала себя героем, но я горжусь тем, что я делаю, и знаю, насколько это важно. Но еще более важно то, что делает каждый из вас: пожалуйста, оставайтесь дома, если нет крайней необходимости из него выйти. Мы знаем, что это поможет значительно сократить распространение инфекции, и мы беспокоимся, что если люди не услышат нас, справиться с ситуацией не получится.

Мой любимый человек — тоже врач. И мы уже разработали план действий на случай, если у одного из нас появятся симптомы: один самоизолируется дома, а другой переедет в гостиницу, предоставленную NHS.

Я заканчиваю свою смену в 8 часов утра и иду домой, уставшая, думая о человеке, которого я оставила в коме, и о его семье. Я надеюсь, что он будет в порядке, но правда в том, что никто из нас не знает. На выходе я прохожу мимо старого здания, все еще стоящего здесь на территории. Это напоминает мне, что в 1800-х годах больница Уиттингтона ухаживала за больными оспой. Это похоже на мощное напоминание о том, что мы пережили раньше. И мы пройдем через это снова».

«Одна из моих задач — поддерживать связь с семьями заболевших в самые тяжелые часы их жизни. На прошлой неделе, когда женщина, обезумевшая от горя, пришла в больницу и сказала мне, что она отчаянно хочет увидеться со своим мужем, мне пришлось откровенно сказать о том, насколько это для нее опасно. Она сказала мне, что сын умолял ее не приходить, но муж умирал, и она должна была быть рядом с ним. Это ужасно. Нам нужно продумать новые способы общения родных с пациентами — такие как видеозвонки. Хотя бы чтобы попрощаться. Мне очень трудно показать сочувствие через защитные средства и маски, но я надеюсь, что мое лицо говорит обо всем.

Чтобы защитить свою семью, я перестала встречаться с близкими и друзьями. Я не могу не думать о том, как долго это может продолжаться и сколько я еще выдержу. Но я пытаюсь рассматривать это как гуманитарную миссию».

-20%
-70%
-20%
-20%
-10%
-10%
-23%
-12%
-5%