/ Иллюстрации: facebook.com/leprumus /

Наш колумнист Александр Зантович попал в затруднительную ситуацию: надо было написать про отвращение к работе, но так, чтобы его работодатели не заподозрили, что это он про себя. Работодатели Александра! Уверяем: это он не про себя, как можно такое подумать. Это он про и для читателей — верим, что многие из вас узнают себя в этом тексте.

Не поверите: есть такие люди, которые мучаются от своей работы. Точнее, от ее бесполезности. Они не видят смысла в том, что делают, и от этого страдают: впадают в меланхолию, подолгу стоят возле кулера, не могут заставить себя встать по утрам и всё такое. В западном менеджменте для такого состояния есть даже специальные термины — плато или профессиональное выгорание.

Крутые наниматели активно борются с этими явлениями. В комфортабельных офисах Силиконовой долины играет приятная музыка, вместо жестких стульев — разноцветные мягкие подушки, выдают бесплатный кофеек, фрукты и легкие наркотики. Всё, чтобы сотрудник чувствовал себя комфортно, развивался и творил.

Нам до такого взаимопонимания с работодателями пока далеко. А с отвращением к работе нужно что-то делать уже сейчас.

Но прежде чем давать советы, давайте разберемся, отчего у человека возникает это чувство острой неприязни к рабочему месту. Намеренно оставим за скобками низкую зарплату. Её всем и всегда не хватает.

Как вариант, на работе может быть тупо нечего делать. Кому-то такое положение вещей может показаться странным. Особенно владельцам частного бизнеса. Зачем держать на работе человека, который не работает? Но в госучреждениях, а также в крупных конторах, которые на рынке со времен Царя Гороха, такое, на самом деле, — сплошь и рядом.

Коллега буквально на днях рассказывал, что всю свою работу заканчивает в три часа дня. А на месте нужно сидеть аж до половины шестого. Он помогает сослуживцам, потому что добрый. А мог бы оставшееся время запросто посвящать пасьянсу.

Но это еще не самое страшное. Один мой знакомый как-то со студенческой скамьи пришел работать в отдел отчетности. Там тетки в кофтах целый месяц руками переносили данные из одной таблицы в другую.

Парень был неглупый. Сел, написал в экселе макрос, и сведения начали переноситься волшебным образом сами. За двадцать минут. Это было самое тяжкое время в его долгой и вполне успешной карьере. Из двадцати дней в месяце он работал один. Но что делать, когда прочитаны все новости, просижены все социальные сети, откомментированы все статьи на tut.by? Сидеть на форумах? Заучивать свежие анекдоты и стишки-пирожки?

Кто бы там о чем ни мечтал в минуты душевной слабости, абсолютное безделье — на самом деле состояние противоестественное. Это нереально тяжело. И есть от чего впасть в уныние.

Другой случай — когда работа есть, но она явно бесполезна.

Например, ты создаешь дебильные навязчивые приложения. Или компьютерные игрушки, от которых у детей плавится их неокрепший мозг. Продаешь табачные изделия или некачественный алкоголь. Или рассылаешь по миру ракеты класса «земля — деревня с мирными жителями». Или составляешь пятилетний план развития какой-нибудь тоталитарной страны.

Короче говоря, проблема в том, что ценности компании должны совпадать с ценностями сотрудника. Этот аспект очень важен для продвинутых нытиков и миллениалов в коротких штанах. Вот в наше время (кашляет, поправляет ушанку) такого не было. Люди ходили на работу, потому что была работа. И работали там, потому что получали жалованье. Самореализация? Творческие амбиции? Ценности? Не, не слышали!

В итоге вместо интересных задач, порыва и страсти человек просто отбывал номер. Такая деятельность постепенно превращается в театр. Кто лучше играет, тот быстрее продвигается по службе. И появился целый набор рецептов для имитации бурной деятельности. Помните эти священные правила?

  1. Никогда не ходить по коридору без документов в руках.
  2. Всегда смотреть в компьютер, потому что со стороны это очень похоже на работу.
  3. Поддерживать на столе бардак. Если человек идёт к вам за документом, закапывать его поглубже в кучу бумаг, долго искать.
  4. Хмуриться, создавая серьезный и озабоченный вид.
  5. Подольше задерживаться, работать по выходным.
  6. Использовать побольше умных терминов в речи, даже если никто их не понимает.

И так далее…

Так как же на самом деле справляться с унылым и опостылевшим трудом?

Хорошая штука — сплетни. Большой зрелый коллектив генерирует практически неисчерпаемый поток различных событий, которые можно и нужно обсуждать заговорщицким шёпотом. Кто какую машину купил, кто на каком совещании что сказал, кто про что проговорился в курилке… И, наконец, самое интересное — кто с кем спит.

Многообразие человеческих отношений всегда дает пищу нашим главным качествам — зависти, жадности и злорадству. Сплетни — это нервные волокна коллектива. В организациях со временем образуются специальные люди, которые всё обо всех знают и с радостью делятся всеми новостями. Их можно любить и ненавидеть, но без них народ просто зачахнет в своей низкой производительности труда.

Потому что сплетни — это помесь мыльной оперы с реалити-шоу. Говорить за спиной некрасиво? Неэтично? Завидовать плохо? Пф! Давайте сюда попкорн!

Также хорошо помогает развлекаться на работе война. Ещё одно свойство сложившегося рабочего социума — масштабные конфликты между сотрудниками, подразделениями и целыми кланами. Головы друг другу дыроколами люди не ломают, конечно. Но все иные инструменты бюрократической машины точно пойдут в ход. Докладные записки, протоколы, заседания комитетов… Скандалы, интриги, расследования…

Ой, у меня аж слюнки потекли! Это же так интересно и захватывающе! Что-то вроде стратегической игрушки, только с живыми игроками. Развязывать корпоративные конфликты даже веселее, чем сплетничать, потому что это шаг вперед по части зрелищности. Это реалити-шоу, где ты сам участник. Иммерсивный театр, так сказать.

Ну а если вас не будоражит даже это, есть крайнее средство. Можно на работе завести интрижку. Не секрет, что многие ходят на работу, чтобы пофлиртовать с коллегами. А почему бы не пойти дальше? Тайная любовная связь бодрит и расслабляет одновременно, как крепкий кофе с коньячком. Офисное здание начинает играть новыми красками. Вот этот лифт мы остановили, чтобы целоваться. В этой переговорке он повалил меня на стол. А в этом кабинете нас чуть не застукала уборщица… Унылые будни превращаются в прекрасную романтическую историю. Щеки розовеют, осанка выпрямляется, гормоны щекочут — жизнь снова обретает смысл!

Минус, конечно, в том, что служебный роман может стать (и непременно станет) поводом для сплетен, а также элементом какой-нибудь грязной междоусобной войны. Но чего не сделаешь ради того, чтобы оживить быт скучающих коллег?

Ну и, наконец, самый сложный путь — это обрести профессиональный дзен. Мне встречался такой человек. Сначала он был начальником столовой. А потом был назначен руководителем отдела безопасности труда. В обеих ролях он был максимально органичен. Он писал инструкции по пользованию вычислительной техникой (это в двадцать первом веке), предупреждал всех письмами о гололеде, а также ходил по кабинетам, проводя спасительные беседы о безопасности жизнедеятельности.

Причем к своей функции относился со всей возможной серьезностью. Лишь однажды, когда он рассказывал о том, как коллега в региональном офисе промахнулась мимо стула и сломала себе копчик, я впервые увидел, как он почти рассмеялся. Почти.

Маэстро!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-50%
-30%
-35%
-30%
-30%
-8%
-10%
-50%
-10%