Алена Щербинская / Фото: Евгений Отцецкий /

«Но ты же девушка!» — эту фразу 18-летняя Саша за последние годы слышала так часто, что уже привыкла не обращать внимания, а просто делать свое дело. Тем более — оно любимое. Саша — первая в своем колледже девушка, которая решилась поступить на «мужскую» специальность мехатроника.

Мехатроник создает и эксплуатирует машины и системы с компьютерным управлением. От микроволновки до авиационной техники, робототехники, станкостроения (Прим.ред.).

С Сашей мы познакомились во время подготовки фотовыставки «Яе справа», которая рассказывала о женщинах, которые реализовали себя в сложных профессиях. Саша была самой юной участницей выставки. Но ее путь удивил количеством препятствий.

— Я стереотипы рушу с детства. Никогда не любила играть в куклы, а вот гараж, где можно с отцом и братьями возиться с разными железками, был любимым местом. Но мама мечтала, что я выучусь на дизайнера, и готовила меня к этому. Может, так и сложилось бы. Но мамы не стало, когда мне было 12 лет. А я не стала дизайнером.

«В первый учебный день шла в колледж с дрожащими коленями»

В школе Саша ходила на кружок по программированию, но никак не могла до конца разобраться в нем. Ошибки не отбивали интерес, а только раззадоривали. Саша снова и снова пыталась разобраться в процессе создания программ.

— В итоге я все поняла и со временем стала показывать на программировании лучшие результаты. Даже хотела поступать в колледж на программиста, но эта специальность оказалась платной, а я не могла позволить себе сидеть на шее у папы.

Саша поступила на мехатронику. Возможность учиться бесплатно и возиться с любимыми с детства железками определили выбор. В приемной комиссии на девушку, подающую документы на мехатронику, смотрели с удивлением. До Саши таких чудес здесь не видели.

— Уверяли, что это не женская специальность, убеждали отца подать мои документы туда, где учатся девочки — и всем будет проще. Так что я понимала, что меня ждет, и в первый учебный день в прямом смысле шла в колледж с дрожащими коленями. Но ожидания оказались страшнее реальности, мальчишки-одногруппники встретили меня адекватнее, чем я предполагала.

Иногда, конечно, пытались обидеть, говорили, что я заняла чье-то место и его мог бы занять нормальный парень-мехатроник. Но как только начались спецдисциплины и мальчишки увидели, что я не хуже, а в чем-то даже и лучше, чем они, — разговоры стихли. Хотя общаться со мной все равно не горели желанием, кучковались своими группами, а я была постоянно одна.

«Я стала меньше внимания обращать на тараканов в чужих головах»

Первый год учебы стал самым сложным для Саши. У нее не было друзей, никто не верил, что девушка-мехатроник сможет найти себе работу, руководство колледжа предлагало перейти из мехатроников в секретари.

— Но я уже так увлеклась электроникой, что не обращала внимания на посторонние разговоры, а занималась делом. Машинку на радиоуправлении сама собрала. (Улыбается.) Ремонтировала разные штуки — от стиралки до ноутбука. У нас с папой есть правило: кто сломал, тот и чинит. Розетку я могу сама вернуть в рабочее состояние, это не так сложно на самом деле.

Дела в колледже налаживались. Учеба давалась легко, у Саши появились друзья: ребята на курс старше, которые приняли ее в свою компанию и относились как к равной.

— Они меня многому научили и по мехатронике, и в целом по жизни. Я повзрослела и стала меньше внимания обращать на посторонние разговоры и тараканов, которые живут в чужих головах.

«Но вы же девушка!»

— И все было бы гладко, но приближалась практика и нужно было искать предприятие, готовое взять девушку на работу. Мне предложили отработать практику в колледже, а не идти, как однокурсники, на завод наладчиком (наладчик настраивает и ремонтирует станки со сложным оборудованием с электроникой. — Прим.ред.).

Но это же скучно — никакого развития! Я решила искать место на заводе — выписала себе контактов на целый лист А4 и начала обзванивать.

«Но вы же девушка!» — кажется, именно это я чаще всего слышала в ответ на мой вопрос о наличии мест.

Саша рассказывает, что ее работа предполагает перенос тяжестей, но знакомые парни-наладчики не поднимают ничего тяжелее 10 килограммов, а это вполне доступно и для девушек. Да и не на каждом предприятии есть необходимость перемещать тяжести.

— Мне говорили, что мест нет, но без проблем брали моего знакомого. Просили перезвонить — и не снимали трубку. Говорили прямо, что никто не возьмет на работу девушку-наладчицу. Признавались, что вакансии есть, но они только для парней. Просто удивлялись и не знали, что ответить.

Под конец списка я так устала и отчаялась, что сотруднику одного завода сказала: «Прошу, ну дайте мне шанс. Я готова работать по 8 часов, готова учиться всему необходимому и выполнять все поручения. Только научите!».

Он внимательно выслушал и попросил принести документы для оформления. Несколько дней я бегала и собирала все эти справки, воодушевилась и поверила, что вот сейчас, наконец, все получится. А потом пришла в отдел кадров и услышала, что им не подходит план моей практики, поэтому (всем, конечно, очень жаль) дать мне работу они не могут.

Как сказали мои друзья: «Саша, тебя просто послали, но вежливо». Я плакала и винила себя, что родилась девочкой, что ничего не получается.

«Я пришла почти нулевая»

Место нашлось случайно: знакомый дал Саше номер владельца известной компании, которая занимается голограммами. Саша позвонила, и ее пригласили на собеседование. Вот так просто.

— Я пришла почти нулевая, голограммы видела пару раз в жизни. Собеседование длилось больше часа, вопросы были сложными, я долго думала, но не сдавалась и предлагала разные ответы. И работодатели, Павел и Алексей, сделали мне навстречу два шага и дали шанс. Так началась моя работа в перспективной современной компании. Не всегда было просто: во многом приходилось подолгу разбираться. Но нельзя было упустить такую возможность и подвести людей, которые поверили в меня.

Саша работает уже несколько месяцев, практика закончилась, а из компании она не ушла.

— Те, кто дал мне шанс, — люди с другим мышлением. Они свободны и открыты новому, их не волнует моя половая принадлежность. Для них важны способности человека, они не боятся помогать и этим точно спасают мир. (Улыбается.)

«Не каждая способна бороться, если все время слышит упреки»

— Думаю, все эти сложности связаны с разными стереотипами о женщинах и страхом взять на себя какую-то ответственность. Но я бы смогла хорошо работать, уж точно не хуже парней, только помогите, поверьте.

Саша не знает, что в Беларуси есть официальный документ, запрещающий женщинам 181 профессию, но чувствует эти ограничения и замечает их вокруг.

— Моя знакомая из колледжа очень хотела быть мехатроником, но поступила на другую специальность, потому что ей сказали, что мехатроника только для мальчиков. Мне тоже так говорили, но характер позволил добиться своего. Но ведь не каждая девушка способна противостоять общественным установкам и бороться за желаемое, если все время слышит упреки. Было бы проще, если бы нам разрешили самим решать, где учиться и кем работать.

После того как я поступила на мехатронику, появились и другие девочки, готовые здесь учиться, а пару лет назад и предположить никто не мог, что так будет. Даже во время приемной кампании в комиссии были сотрудники колледжа, которые при мне удивлялись: «А мы, что, на мехатронику девочек берем? Это же только для мальчиков профессия!».

Но вот я скоро окончу колледж и продолжу развиваться в своей профессии, точно никуда не уйду. Значит, все движется в лучшую сторону. А если сравнить Беларусь с некоторыми странами, где женщина — просто предмет интерьера без всяких прав, то мы и вовсе в очень хорошем положении.

-55%
-15%
-10%
-20%
-10%
-10%
-30%