Полина Еремеева / /

— Окружение по-разному отнеслось к желанию уйти из МЧС. Родным нравилась моя работа. Они не понимали, зачем что-то менять. Но я человек упрямый, — вспоминает Наталья Северина. — В IT-компании я работаю уже год. Разрабатываю веб-приложения и приложения для мобильных телефонов. В основном серверную часть, частично — фронтенд.

Сегодня рассказываем о девушке, которая кардинально изменила свою жизнь — и не жалеет об этом.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Сейчас героиня работает в IT-компании SoftTeco

«Отжаться 100 раз могла спокойно»

— Я выросла в Гомеле, училась в лицее, в физико-математическом классе. Помню, когда в 17 лет стоял выбор профессии, БГУИР даже не рассматривала. Старший брат, который в то время учился в техникуме на программиста, внушил мне, что если сутками не пропадать за компьютером, то это не твое. Сейчас понимаю, что игры и «лазание» по сайтам никак не связаны с программированием! А тогда слушала старших, — смеется Наталья.

— Я хорошо сдала ЦТ. Выбирала между БГУ, факультетом ядерной физики и МЧС. Четкого понимания, куда лучше податься, не было. Тогда мама решила, что МЧС — стабильность, а мне эта сфера показалась незаурядной, интересной. Так я стала курсантом Командно-инженерного института МЧС (КИИ) (сейчас Университет гражданской защиты МЧС. — Прим. редакции). Специальность — инженер по предупреждению и ликвидации ЧС.

На потоке училось 120 парней и 10 девушек, в группе нас было две. Я вообще всю жизнь нахожусь в такой пропорции мужчин и женщин! Дзюдо, физико-математический класс, институт, — улыбается Наталья. — По дзюдо и самбо я кандидат в мастера спорта.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Учеба в КИИ кардинально отличается от учебы в гражданском институте. Это прежде всего сложно психологически. Тебя выдергивают из привычной жизни, надевают кирзовые сапоги и заставляют бегать, отжиматься, ходить строевым. Но ко всему привыкаешь. Сейчас с улыбкой вспоминаю, что сидеть, например, разрешалось только на табуретке. Ведь кровать целый день должна оставаться идеально застеленной.

Казарменный режим — это жизнь по расписанию. Отбой в 22 часа, подъем в 7 утра. По выходным — увольнительные. Но в них нужно было еще попасть. Это то, чем на тебя могли надавить в любой ситуации. Если что-то сделал не так — выходные сидишь в казарме.

Героиня в период службы

Тяжело было и физически. Отжаться 100 раз я могла спокойно, а вот пробежать 5 километров — проблема. Дзюдо ведь не беговой вид спорта, не хватало выносливости. Помню, на последнем километре ребята носили меня на плечах!

Люди — один из главных плюсов КИИ. Мы, курсанты, были как семья.

Я училась 4 года. Мне легко давались высшая математика, физика, прикладная механика. Единственное, за весь срок обучения я так и не смогла привыкнуть к отсутствию свободы и выбора.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Хотелось все бросить?

— Если я за что-то взялась, то доведу дело до конца. Были мысли, что устала, но бросить — нет, — твердо отвечает девушка. — Хотя некоторые сходили с дистанции: не потянули учебу, не выдержали давления. Кому-то комфортно 24/7 находиться в коллективе, для кого-то лучше дома с мамой.

«Как ты можешь проверять, если ни разу в жизни не тушила пожар?»

— Отношения внутри курса со стороны руководства не поощрялись. Парочки прятались. Влюбленных могли отчитать как первоклассников. Но семь из десяти девушек на нашем курсе встречались со своими однокурсниками. Это был, наверное, единственный вариант наличия личной жизни при таком режиме, — говорит Наталья.

— С будущим мужем я познакомилась на работе. Место в Республиканском центре управления и реагирования на ЧС нашла себе за полгода до выпуска. По правилам, тебя должны распределить в то подразделение, которое направило на учебу в КИИ. По-другому в вуз не попасть. Эта система обязательна даже для платников. Я же в Гомель возвращаться не хотела.

Не везде, конечно, ждали новоиспеченного специалиста. Меня спас красный диплом, — вспоминает собеседница.

— В КИИ четко знают, чему учить и что ты будешь делать на работе. Поэтому «неожиданностей» не было. В МЧС есть два направления деятельности: тушение и ликвидация ЧС; профилактика, пропаганда, обучение. Во время обучения мы захватывали и то, и то. Единственное, мне как женщине ликвидация оказалась не нужна. Тушить пожары я не буду: в нашей стране это запрещено на законодательном уровне.

Я распределилась старшим инженером в отдел мониторинга и прогнозирования ЧС. Это аналитический отдел: собираешь информацию, анализируешь, выдаешь в обработанном виде руководству.

Зарплата была в районе 300 долларов, плюс оплата жилья — 100 долларов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Дальше был отдел службы и боеготовности. Мы проверяли боевую готовность подразделений и ликвидацию ЧС. Но я на такие проверки не ездила. Коллеги как-то сказали: «Как ты можешь проверять, все ли сделано верно, если ни разу в жизни не тушила пожар?». И были правы.

За год до ухода в декрет я перевелась в отдел информационных технологий. Там потихоньку стала бурить стену IT-мира, — улыбается программист.

«Значимость и авторитет не пропорциональны званию»

— Из МЧС я ушла в звании старшего лейтенанта. Выйдя из декрета, получила бы капитана. Но не вернулась.

За время работы в МЧС звания в моих глазах обесценились, — рассказывает Наталья. — В центре, где я работала, около 80% работников — подполковники. Их могли отчитывать точно так же, как лейтенантов. Значимость и авторитет не пропорциональны званию.

При уходе из структуры форма, где есть надпись МЧС, сдается. Юбку, рубашку можно оставить себе, если истек срок ее носки. Кстати, если вы поправились или похудели — новую одежду раньше времени не выдадут.

Некоторые женщины, которые работали в МЧС и не окончили КИИ, на службу ездили в форме. Им нравилось повышенное внимание со стороны окружающих к своей персоне. Мы же за 4 года обучения в институте всей этой «красотой» были сыты. Для меня форма — это рабочая одежда.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Плюс был в том, что свои наряды не изнашивались, обувь не стаптывалась. Экономия! К тому же не ломаешь голову, что завтра надеть. За тебя все решено, — улыбается собеседница.

— По дресс-коду особых требований к макияжу, маникюру, прическе не было. Хотя сережку в носу, думаю, попросили бы снять. Есть ограничения по татуировкам: их не должно быть на открытых участках тела.

Больше всего из «той жизни» я скучаю по отношениям в коллективе, — переключается девушка. — Мы вместе отмечали праздники, всегда помогали друг другу. Даже те коллеги, у кого нет авто, приезжали на метро и помогали с вещами при переезде. И мне не стыдно было их попросить.

«Пока молодая, не бойся что-то менять! Иначе потом не решишься», — «провожали» сослуживцы. За пять лет в МЧС я прошла хорошую школу жизни. Закалка у меня еще та! Думаю, это пригодится в любой сфере.

«Полностью нашла себя в программировании»

— Практически все мои экс-коллеги — выпускники КИИ. У всех нас из перспектив — только работа в МЧС. Это меняет твое сознание и отношение к делу.

В отделе информационных технологий я увидела ребят, которые частично умели программировать, но уже знали себе цену. Для меня ощущение их свободы было в новинку. Они понимали, что в любой момент могут все бросить и найти себя в другом месте. Я поняла, насколько это важно, когда у тебя есть специальность. Реальная специальность, — рассказывает Наталья.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Супруг тоже ушел в IT, хотя в МЧС ему нравилось. Единственное, не устраивала финансовая перспектива. Он, кстати, окончил БГУИР, а не КИИ.

Муж помогал мне влиться в мир программирования. Я пошла не с простого, как это принято, а со сложного: начала с C++ (язык программирования. — Прим. редакции).

Все стало проще, когда я поступила в ИИТ БГУИР на очную вечернюю форму обучения. Дочке тогда было два месяца. Мне очень нравилось учиться. Помню, прям переживала, если из-за болезни Ксюши не могла попасть на какую-то пару.

Не буду скрывать, что сейчас я почувствовала себя свободнее в финансах. Мы купили квартиру, на которую давно копили. Можем выдохнуть и позволить себе то, что с 20 лет было под запретом. Зарплата? Такие темы даже внутри коллектива не обсуждаются, — улыбается программист.

— Я редко задерживаюсь на работе. Могу в отпуске что-то поделать, приехать в офис пораньше, если надо. Уверена, что переключение необходимо, поэтому стараюсь отдыхать. Люблю проводить время с ребенком, занимаюсь йогой, фитнесом, хожу на курсы английского языка, — делится девушка. — Могу с уверенностью сказать, что полностью нашла себя в программировании. И это здорово — заниматься тем, что приносит тебе удовольствие. Важно всегда прислушиваться к себе и не бояться кардинально менять свою жизнь.

-20%
-20%
-20%
-50%
-30%
-10%
-10%
-45%
-45%
-15%