• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото: Роман Калиновский /

Фотограф Роман Калиновский решил показать красоту балерин вне сцены и сделал серию черно-белых фотоснимков артисток Национального академического театра оперы и балета. Как танцовщицы проводят свои репетиционные будни, как следят за собой и как тренируются, — в материале LADY.TUT.BY

Надежда Филиппова

Фото: Роман Калиновский   Фото: Роман Калиновский

Надежда окончила Белорусский государственный хореографический колледж. Затем училась в БГПУ имени Максима Танка. Ведущий мастер сцены.

— Быть балериной — травмоопасно. Самую тяжелую травму я получила около двух лет назад. Случилась она на спектакле: я прыгнула и неудачно приземлилась — сломала обе стопы, пятые плюсневые кости. Каким-то чудом дотанцевала спектакль, честно говоря, очень смутно помню как. Видимо, в состоянии шока.

— Моя любимая партия в «Большом» — Зарема в «Бахчисарайском фонтане». Она очень насыщенная как в техническом, так и в эмоциональном плане. А из балерин современности для себя выделяю Ульяну Лопаткину, Диану Вишневу, Сильвию Гиллем.

— Существует стереотип о том, что балерины ничего не едят, а еще часто слышу о том, что у нас жесткая конкуренция: мы подкладываем друг другу стекло в пуанты, режем костюмы… Но это не так. В коллективе абсолютно нормальная рабочая атмосфера. — Конечно, я стараюсь придерживаться здорового питания, но я не сижу на какой-то специальной диете. Прислушиваюсь к своему организму и питаюсь тем, чем хочется. Люблю драники, рыбу и морепродукты. Я большая сладкоежка и не представляю свою жизнь без сладкого. У нас достаточно большие нагрузки в театре, этого хватает, чтобы держать себя в форме. Возможно, раньше и были опасения, что я могу потерять форму, но они ушли. Современные балерины рожают, восстанавливаются после родов и продолжают танцевать, никаких преград нет. На пенсию мы уходим в 38 лет, хотя сейчас некоторые уходят позже — все зависит от человека и его физического состояния.

— Сейчас я работаю над балетом «Анастасия», премьера которого состоится в октябре, а еще над «Петрушкой» — премьера 6 июня.

Людмила Уланцева

Фото: Роман Калиновский   Фото: Роман Калиновский

Людмила родилась в Риддере (Лениногорске) в Казахстане, но потом переехала в Беларусь. В 10 лет она поступила в Белорусскую государственную хореографическую гимназию-колледж. Солистка Национального академического Большого театра оперы и балета.

— В детстве, конечно, я полностью не осознавала, куда нас с братом-близнецом привела мама. Она, инженер деревообрабатывающего производства, любила балет и старалась узнать, а потом передать нам все тонкости этого волшебного искусства. Мама всегда верила в наш талант и поддерживала все годы обучения. Мой брат тоже работает в «Большом».

— Учеба в колледже была непростой, но и сложной ее назвать не могу, потому что балет поглощал с каждым днем все больше, и трудностей я просто не замечала. Очень теплые воспоминания остались о моем педагоге классического танца Ольге Александровне Лаппо, которая дала такие основы и базу, которые помогли мне стать полноценной артисткой. Я никогда не забуду, как мы учили фуэте (группа па с характерным хлещущим движением ноги, помогающим вращению или перемене движения танцовщицы. — Прим. ред.) — первые уроки меня тянуло в сторону, и примерно после шести фуэте я оказалась возле входной двери. Ольга Александровна рассердилась и сказала: «Откройте ей дверь кто-нибудь». Сейчас мне это приятно вспоминать.

— Мужской и женский танец, конечно, отличаются, потому что в балете мужчина — это олицетворение силы и мужества, а женщина — нежности и легкости. Но общее в наших танцах — это передача образа и искренность, исходящая от души. Одна из моих любимых партий — это Одетта и Одиллия в балете «Лебединое озеро», который я начала танцевать в этом году. Этот балет вводит меня в сказочное состояние, начиная от образа таких разных героинь — нежная, хрупкая Одетта и хитрая, властная Одиллия — и заканчивая музыкой. В детстве, слушая «Лебединое озеро» Чайковского, я плакала. А сейчас во время танца чувствую, как при звуках музыки по телу бегут мурашки.

— Конечно, хорошая фигура и отличная физическая форма очень важны в нашей профессии: мы должны быть не то что стройными, а даже воздушными! Но это не значит, что я не ем ничего. Могу позволить себе сладкое для поднятия настроения. Очень люблю шоколад, морепродукты, овощи, фрукты. Форму поддерживать не очень тяжело — я не склонна к полноте, а с усталостью помогает справиться массаж, сауна, сон и правильное питание.

— Думаю, что образ балерины мог бы стать идеалом красоты не хуже, чем образы современных моделей, тем более что благодаря множеству разноплановых ролей, которые балерина пропускает через себя, она постоянно развивает свой внутренний, эмоциональный и духовный мир, а значит, ей есть что сказать и что донести до широкой аудитории.

— Мне трудно поверить, что в наши дни существуют люди, которые не были в Большом, но все-таки, если вы соберетесь, то знайте: мы всегда вас ждем.

Диана Лысенко

Фото: Роман Калиновский

 

Фото: Роман Калиновский

Диана родилась и выросла в Донецке. В 6 лет мама отвела ее в народный хореографический ансамбль.

—  Я много плакала, потому что мне не хотелось идти туда, но когда я зашла в зал и учитель начал показывать ритмические упражнения, то я влюбилась в танец. В ансамбле занималась 4 года, а потом поступила в хореографическую школу, но при этом я училась в обычной гуманитарной школе. Приходилось рано вставать, далеко ездить на занятия, но мне казалось, что я многое успеваю и все получается. После хореографической школы я могла уже идти работать в театр — в Донецкий государственный академический театр оперы и балета имени Соловьяненко. Но я решила поступить в хореографический колледж в Минск. Мне было тогда 15 лет. Проучилась еще 4 года, окончила его с отличием и по распределению поступила в Большой театр оперы и балета. Работаю артисткой балета с 2001 года, задействована в балетном и оперном репертуаре. Исполняю сольно классические, народно-сценические и актерские партии.

— Самое яркое впечатление от балета — это детское воспоминание. В Донецке проводили фестиваль «Звезды мирового балета», на который приехали настоящие профессионалы со всего мира. В один из вечеров выступала Нина Ананиашвили, она исполняла «Умирающего лебедя» на музыку Сен-Санса. Я подошла к ней за автографом, у меня в руках была открытка с ее изображением. Не передать словами, как я волновалась, но Нина с большим удовольствием оставила мне автограф, поцеловала в щечку, а я подарила ей цветочки. Уже став артисткой балета, я познакомилась с ней лично, когда она приезжала ставить балет «Лауренсия». Это невероятное чувство, когда ты уже взрослый и кумир детства оказывается с тобой рядом, ты можешь перенимать его опыт лично. Из балерин современности я бы еще выделила Диану Вишнёву, Светлану Захарову и Сильвию Гиллем.

— Если говорить с точки зрения артиста, то балет — это наша профессия. А если говорить как обычный человек, то для меня балет — поэзия души и тела. Я люблю его за то, что языком тела можно выразить свои чувства и эмоции, и за чувство эйфории, которое он дарит. Одна из моих любимых партий — цыганский танец из балета «Дон Кихот» на музыку Валерия Желобинского. Буквально за несколько минут ты рассказываешь маленькую историю и проживаешь целую бурю эмоций: от любви до ненависти, от радости и гнева до полного опустошения. Бывает, что в жизни ты столько не познаешь, а тут — огромный спектр эмоций всего за несколько мгновений.

— Недавно услышала, что мы подкладываем мясо в пуанты для мягкости. Вот уж странно, потому что сейчас очень много средств, которые могут делать работу в пуантах удобной. И, конечно, мы не подсыпаем стекло.

— Я прочитала в журнале «Партер», что балерины — это сверхженщины. Я соглашусь с этим, потому что артистки балета совмещают работу, семью, детей. Могут учиться заочно, получать высшее образование, пробуют свои силы в качестве педагогов, при этом всегда остаются красивыми и привлекательными женщинами. Поэтому балерины вполне могли бы стать идеалом женской красоты.

— Сейчас в театре идет постановочная работа над несколькими спектаклями, в которых и я принимаю участие: балет «Петрушка» Михаила Фокина осуществляет постановку Андрис Лиепа; опера с хореографический прологом «Саломея» (режиссер-постановщик Михаил Панджавидзе) и балет «Анастасия» Юрия Трояна. Зрителю, который только начинает интересоваться балетом, я бы рекомендовала начать с классических спектаклей, а дальше отталкиваться от личных предпочтений и знакомиться с другими спектаклями: если хочется увидеть силу настоящей любви, то есть «Ромео и Джульетта», «Спартак» Валентина Елизарьева; окунуться в детство и на мгновение стать маленьким принцем можно в балете Александры Тихомировой «Маленький принц»; а если хочется погрузиться в национальную историю, то обратите внимание на «Витовта» Юрия Трояна.

Виктория Тренкина

Фото: Роман Калиновский Фото: Роман Калиновский

Виктория родом из Слонима, до 4 класса девушка занималась художественной гимнастикой, но после решила поступить в Минск, чтобы стать балериной. Солистка Национального академического театра оперы и балета.

— Балет воспитывает дисциплину и ответственность. В детстве мы проводили в колледже большую часть времени, но не могу сказать, что мы были лишены каких-то обычных развлечений. Да, наше детство несколько иное, чем у других, но опять-таки другие ребята после школы ходили в секции: в музыкальную школу, на плавание или греблю. А у нас все было в одном заведении: и школа, и занятия балетом.

— Мой обычный день складывается из уроков и репетиций. Обычно я встаю в семь утра. На завтрак: кофе или зеленый чай, яичница, бутерброд или глазированный сырок — в зависимости от желания. В 10 утра ежедневный урок для подготовки к дальнейшей работе. Далее — репетиции, днем есть время на отдых, а вечером — спектакль. Состояние после спектакля у меня всегда разное: есть довольно эмоциональные спектакли, после которых чувствуется энергетический спад, а после других — наоборот, подъем и желание повторить все вновь.

— Я не хожу в тренажерный зал или на занятия по фитнесу. Физической нагрузки очень много, но при этом мы должны оставаться воздушными. Как? Это наша тайна (улыбается). Ем я почти все, просто не стоит делать этого вечером — после спектаклей и поздних репетиций. Сладкое люблю, без него никак, но все калории сжигаются. Очень люблю борщ, плов и манты, но манты позволяю себе нечасто. Лишний вес у меня был в переходном возрасте: на какое-то мгновение я поправилась. Но тут мне помогли педагоги: не отчитывали, не ругали, а рассказали, как пройти этот сложный период роста организма.

— Если говорить о травмах, то у меня были подвороты стоп. А сама я очень боялась травмы колена. Но, как говорят, кто чего боится, то с тем и случится. Провела месяц в гипсе, а потом — еще два месяца реабилитации. Да, тогда у меня случилась паника, я боялась, что никогда не вернусь на сцену. Но благодаря маме и семье я справилась с этим. Было пролито немало слез из-за страха и злости на ситуацию. Конечно, о занятиях речи и не шло, и после возвращения было страшно выходить на сцену, я чувствовала, что ослабла, но все получилось.

— Балет — это фантастический вид искусства. С помощью языка тела артисты способны дотронуться до души зрителя, взволновать его, а возможно, еще и помочь найти ответы на волнующие вопросы. Балет многогранен во всех его проявлениях, будь то классика или модерн. Артист должен развиваться, и если есть такая возможность, то ее нельзя упускать. Поэтому я с удовольствием работаю как с классическим, так и с современным репертуаром. Когда я была студенткой училища, то мечтала станцевать па-де-де Дианы и Актеона из спектакля «Эсмеральда», и моя мечта сбылась. К каждой партии отношусь с трепетом, но могу отметить веселую Редисочку в «Чиполлино», отзывчивую и добрую, а также Китри в «Дон Кихоте» — смелую и целеустремленную. А еще хочется сказать про прекрасный спектакль Иржи Килиана «Маленькая смерть», в котором мне выпал шанс поучаствовать.

— Об артистках балета существует много мифов. Наверное, самый распространенный — балет и возможность иметь детей несовместимы. Но балерины — в первую очередь женщины, у многих есть дети, и они успешно совмещают работу и радость материнства. И в нашем театре тому есть очень много примеров.

Первана Мырадова

Фото: Роман Калиновский   Фото: Роман Калиновский

Первана родилась в Туркменистане, в Ашхабаде. Училась в обычной школе и в детстве даже не мечтала, что станет балериной. Солистка Национального академического театра оперы и балета.

— Я ничего не знала об этой профессии, ведь мои родители никак не связаны с искусством. Однажды меня увидела мамина знакомая Ирина Мергенова, которая и открыла дверь в мир балета, показала мне видеофильмы балетных спектаклей. Это искусство было таким необычным, таким завораживающим. Я была просто потрясена! Потом Ирина начала со мной заниматься. В возрасте 10 лет я приехала в Минск и поступила в хореографический колледж. Родители и мой первый педагог были рады этому, но им было тяжело оставлять маленькую девочку одну в чужой стране. До сих пор помню, как мама со слезами на глазах уезжала отсюда. А сколько она сомневалась в правильности своего решения! Но сейчас я думаю, что это самое верное решение, которое сделали мои родители — я стала самостоятельной, взрослой и теперь занимаюсь той профессией, которая дарит мне удовольствие и радость.

— Восемь лет я проучилась в колледже у замечательного педагога Нины Давыденко, а после выпуска меня взяли в Большой театр. За эти годы Минск стал родным городом, здесь доброжелательные люди, и я не чувствую себя иностранкой. И, конечно, я очень люблю свой театр. За три года работы я стала солисткой и успела станцевать три ведущие роли.

— В нашем театре очень богатый репертуар. У нас гениальные балетмейстеры, каждый по-своему удивительный. Они помогают артистам в каждой новой постановке раскрыть в себе что-то новое, что-то другое. Если говорить про мои идеалы, то мне очень нравится Сильви Гиллем, французская прима-балерина. Сильви какая-то неземная, от ее танца у меня захватывает дух. Великолепная Диана Вишнева и Ольга Новикова — примы, которыми я восхищаюсь и на которых равняюсь.

—  Чаще всего зрителю остается неизвестным не только колоссальный труд танцора на репетициях, но и та цена, которую он платит за свой талант. Профессиональный артист, как и профессиональный спортсмен, всегда рискует. У меня было несколько травм и две операции на колене. Это, конечно, самое ужасное в нашей профессии, травмы нас останавливают, а после всегда тяжело восстанавливаться — и морально, и физически.

— Наверное, это стереотип, что балерины не едят. Откуда тогда нам брать силы? Но все то, что мы едим, сжигается в танце, иногда я даже худею после работы над спектаклем. Если я в отпуске, то могу немного поправиться, но обязательно за несколько дней перед началом работы ограничиваю себя в чем-то и делаю упражнения, чтобы прийти в форму, которая мне нужна. Ни во время учебы, ни во время работы мне не доводилось слышать, что я должна похудеть. Надеюсь, что и никогда не услышу.

—  Мне кажется, у каждого был момент, когда хотелось бросить все и уйти. У меня были такие мысли, когда я лежала дома, восстанавливалась после травмы — не могла даже нормально ходить, не то что танцевать. Каких мыслей только не было за это время, я была в отчаянии и не знала, что мне делать. Родители говорили, что примут любой мой выбор. Тут я начала думать, в какой профессии могла бы найти себя, но поняла, что, кроме как в балете, не вижу себя нигде. Потом вспомнила, сколько потрачено сил и времени. И что? Все бросить? Тогда я поняла, что я без балета не могу жить.

Фото: Роман Калиновский

Помощник фотографа — Игорь Ткаченко, техническая помощь — фотостудия Smart studio

-12%
-50%
-70%
-20%
-20%
-10%
-10%
-40%
-30%
-20%
-50%
0063297