Карьера


Елена Колосова /

Расспросили молодых учительниц, каково это — учить уму-разуму старшеклассников, когда ты сама — только-только с университетской скамьи. Несколько историй о заигрываниях, запирании в классе и «наездах» родителей.

protv.md / кадр из фильма «Очень плохая училка» носит иллюстративный характер

«Пришлось объяснять, что я не ставлю оценки за лайки»

Наталья, 23 года, учитель английского языка:

«Мой первый 11 класс, в который я пришла работать сразу после университета, состоял из сплошных мальчиков и всего одной девочки. Поначалу я испугалась, почему-то была уверена, что будет очень сложно найти общий язык именно с парнями. Но в итоге оказалось, что с ними общаться намного круче и проще.

Конечно, пришлось стать гораздо сдержаннее на своих страничках в соцсетях, а парочку фотографий даже скрыла — от греха подальше. Дети же постоянно в ВК, ленту просматривают регулярно и осыпают лайками всё, что бы там у меня ни появилось. И я уже просто не знаю, как еще объяснять ученикам, что их лайки на оценки никак не повлияют.

Когда училась в университете, собиралась быть строгим учителем: никаких поблажек, строжайшая дисциплина, чёткие ответы и высокие баллы только тем, кто действительно постарался, чтобы их заслужить.

Но находясь среди детей, невозможно долго сохранять имидж «железной леди»: в один прекрасный день тебя таки пробьет на улыбку или смех, и всё — лед тронулся… Ну и хочешь не хочешь, а появляются свои любимчики. А так как педагогический коллектив — женский, чаще всего симпатизируем мальчишкам.

Причем сами себя ловим иногда на мысли, что ставим оценку выше не за знания, а за харизму и обаяние, но ничего с собой поделать не можем. Знакомые, которым хвалила своих мальчишек-учеников, шутили: «Так выбери какого-нибудь и расти «для себя»! Но я только смеюсь в ответ, конечно.

Вообще, заигрываний со стороны мальчиков хватает, и битва за первую парту среди них была с первого дня. Любая моя просьба выполняется на ура: набрать воды, полить цветы, донести сумки до дома. Конечно, бывало и так, что доходило до предложения вместе погулять, но приходилось одергивать себя: «Я же учитель!». Беда в том, что современные школьники не выглядят на свой возраст, да и ведут себя уж слишком раскрепощенно…

Благодаря своим «детишкам», я открыла в себе и немало новых талантов: оказывается, я прекрасно умею орать; умудряюсь пить чай на перемене, держа при этом дверь, запертую от неугомонных детей; моментально засыпаю в любую свободную минуту. И, думаю, таких открытий у меня впереди еще уйма!»

finemagazin.ru / кадр из фильма «Весна на Заречной улице» носит иллюстративный характер

«Говорили: «Да пошла ты со своей алгеброй!..»

Мария, 22 года, учитель математики:

«Это мой первый год в школе, веду математику у девятиклассников. Школа самая обычная, в спальном районе, где живут рядовые заводчане. Более-менее одаренные и заинтересованные в учебе дети после начальной школы уходят в гимназии, а мне и моим коллегам, как говорится, что осталось — то осталось… У многих учеников родители в разводе, у кого-то — пьют, у кого-то — брат сидит…

В общем, первые несколько месяцев я рыдала с завидной периодичностью. Хорошо, что еще дома, а не при моих «юных извергах», которые старательно доводили меня как могли.

Парни при каждой моей попытке написать что-то на доске или наклониться за упавшим мелом начинали издавать сладострастные стоны или демонстрировать друг другу, указывая на меня, непристойные телодвижения.

Могли во время урока играть в телефонах, надев наушники, плевались жеваной бумагой, совершенно не слушали. Ни двойки, ни походы к директору, ни вызовы родителей в школу — ничего их не брало.

Делая такие мелкие, но противные пакости, они прямо упивались своей невоспитанностью и безнаказанностью. Говорили: «Да пошла бы ты со своей алгеброй, мне главное 9-й закончить…».

А когда приходили в школу по моему вызову родители, они оказывались порой ничем не лучше своих детей. Мол, что за «училка» такая, что не может их сына ничему научить, а только жалуется: и то ей не так, и это не эдак…

Но с подводной лодки распределения никуда не денешься. Я постаралась как можно больше абстрагироваться от основных нарушителей моего спокойствия и сосредоточиться на тех, кто хотя бы немного слушает меня на уроках. Даже пару раз к психологу сходила. Через полгода стало полегче.

Сейчас только вот до каникул пару месяцев дотерпеть, продержаться. А там, будем надеяться, большая часть моих «отпетых» в 10-й класс уже не пойдет…

Но как бы там ни было, я успокаиваю себя тем, что такая школа жизни по-настоящему закаляет и снимает розовые очки. Профессию учителя я не разлюбила. Но очень надеюсь, что это будут первые и последние такие неадекватные ученики на моем пути».

finemagazin.ru / кадр из фильма «Весна на Заречной улице» носит иллюстративный характер

«В 25 лет у меня 22 ребенка!»

Любовь, 25 лет, учитель русского языка и литературы:

«Когда я впервые пришла на распределение нагрузки и мне сказали, что я буду вести у 10 класса, я испугалась. Испугалась больше всего того, что я зайду в класс, а никто не захочет меня слушать, ведь некоторые ученики выглядят старше меня, а кто-то выше меня на голову, а то и на две…

Изначально я думала, что только строгостью, криком можно заработать авторитет. И была неправа. Было даже странно, когда в конце моего второго года уже новые десятиклассники сказали мне: «Когда вы впервые зашли в класс, такая вся строгая, в черном, мы думали, что наши счастливые деньки закончились. А вы, оказывается, такая классная!».

Просто ученики (любого, кстати, возраста) — это личности, это точно такие же люди, как и все мы, только меньше. И, считаясь с их мнением, прислушиваясь к ним и разделяя их интересы (я, например, как и многие ребята, большой фанат супергеройской тематики), ты заработаешь уважение, которого так ждешь.

Да, они другие. Мы в их возрасте вели себя иначе, к школе и учителям относились иначе. Но мы были на их месте, о чем, думаю, не стоит забывать ни молодым учителям, ни опытным.

Старшеклассники проявляют знаки внимания, это да. Помогают донести до учительской журнал, стопки с тетрадями, ноутбук. Это приятно, конечно. И не было ни дня в школе, чтобы кто-то из учеников не сказал мне, как хорошо я сегодня выгляжу. Но, думаю, это все-таки проявление уважения, не больше. А может, и желание подружиться.

Вообще, по моему опыту, с мальчиками труднее класса до девятого — возраст сложный. А с девочками тяжелее в 10−11 классах, они в это время уж очень своенравные становятся. Хотя некоторые приходят ко мне за советами, в том числе и в личной жизни. Все школьные страсти и «Санта-Барбары» учителю сразу видны.

А иногда приходится принимать и непосредственное участие в «разборках». Например, помочь навести мосты в ситуации, когда девочка после расставания с мальчиком начала встречаться с его другом и в классе было ой как неспокойно…

В данный момент я — классный руководитель у девятиклассников. Бывает, конечно, всякое. Я плакала из-за них (как от счастья, так и от обиды), я ругала их, я до сих пор иногда на них кричу.

Но если кто-то из учителей-предметников на них жалуется, я все равно их защищаю. Может, с ними и трудно, но это мои дети: 22 «моих» ребенка. Мы каждый день учимся друг у друга. Они у меня — жизни и моему предмету, а я у них — общению с новым поколением и любви ко всему новому».

kinoluvr.net / кадр из сериала «Любимая учительница» носит иллюстративный характер

«Меня дети побаиваются, а вот коллегу, было дело, даже в кабинете запирали»

Ольга, 24 года, учитель английского языка:

«Вливаться в коллектив к взрослым, опытным педагогам было даже страшнее, чем идти на первый урок к детям. Ведь до этого ты и в школе, и в университете находишься в основном со своими сверстниками. Я очень переживала именно за эту разницу в возрасте, и на деле оказалось действительно сложно.

Многие коллеги просили помочь им, например, напечатать что-нибудь, создать презентацию, и я никому не отказывала, но через полгода мне реально надоело быть «девочкой на побегушках» и я, наконец, научилась говорить «нет».

А вот встречи с детьми я не боялась, а даже наоборот — ждала ее. У меня было столько энтузиазма и идей, мне казалось, что я смогу научить английскому всех и каждого, но в реальности все вышло по-другому. Естественно, есть дети, которые с удовольствием учатся, а есть те, кому все эти знания — до лампочки. Иногда предлагала детям задания, и находились такие, кто отказывался их выполнять, — приходилось что-то придумывать на ходу…

Изначально, конечно, дети хотели видеть во мне больше подружку, чем учителя. Приходили со своими секретами и пытались поболтать даже на уроках. Часто жаловались на других учителей: мол, они несовременные, скучные… Но я такие разговоры не поддерживала. Я была очень категорична: учеба, и еще раз учеба.

Но прошло время, и я понимаю, что детей иногда тоже нужно выслушать, посмеяться с ними и погрустить. Другом, конечно, ты им не станешь, но главное, чтобы они тебе доверяли.

Старшеклассники, особенно мальчишки, конечно, пробовали меня смутить. Например, в школе говорили «здравствуйте», а при встрече на улице — «привет». Но я всегда подчеркнуто говорила «добрый день» или «добрый вечер». Многие стали добавляться в друзья в соцсетях, писать, расспрашивать о жизни… И тут важнее всего — сохранять дистанцию.

В целом в работе со старшеклассниками мой возраст мне больше помогал, нежели мешал. Просто в моей школе на протяжении долгого времени работали одни только взрослые учителя. Я была самой молодой, и дети ко мне тянулись. Как-то, помню, один 11-классник, вздохнув, сказал: «Я б на вас женился!». И я еще долго улыбалась, вспоминая этот момент.

kinoluvr.net / кадр из сериала «Любимая учительница» носит иллюстративный характер

Вообще, все старшеклассники свою симпатию выражают одинаково. Они очень хотят тебе помочь. А так как по распределению я попала в сельскую школу, там это выражалось своеобразно: то огород вскопать предложат, то газон покосить… Как для человека, всю жизнь прожившего в городе, удивительным для меня в сельской местности было еще и то, что в сентябре вся школа, включая директора, учителей и всех учащихся 5−11 классов, отправляется на… сбор картофеля!

Это был мой первый «полевой опыт». Я и оделась непрактично, и не понимала вообще, что и как делать. Естественно, это вызывало хихиканье у старшеклассников, и позже они еще долго мне вспоминали, как я двумя пальчиками с красивым длинным маникюром собирала картофель по одной штучке…

Но это подшучивание — скорее исключение, чем правило. Дети меня, я бы сказала, побаиваются. И меня это вполне устраивает. Потому что, например, у одной моей коллеги, которая оказалась после вуза в ПТУ, совсем другая история. Там ее довольно долго дети не слушали совершенно, бунтовали и даже запирали в кабинете. До истерик доходило…

Из своего опыта могу дать главный совет молодым педагогам: чтобы тебя уважали, всегда выполняй свои обещания. Сказала «поставлю двойку» — сразу ставь. Сказала «на следующем уроке мы будем делать что-то интересное» — делай. Сказала «Иванов, я завтра тебя спрошу» — спрашивай. Сказала «пойдем летом в поход» — собирайся и иди… При любых обстоятельствах выполняй обещанное. Тогда к твоим словам будут прислушиваться и уважать».

-25%
-20%
-30%
-50%
-20%
-10%
-50%
-30%
-15%