/ /

— Отгородиться от чужого горя нельзя. Неправда это, что врачи, милиционеры, спасатели становятся с годами службы черствыми. Мы просто воспринимаем все эти чрезвычайные ситуации как часть работы, чтобы качественно выполнить свои обязанности, — объясняет Дарья Князевич. — Если на дежурстве я начну истерить в трубку, плакать, причитать, то какой же от меня будет толк? Поверьте, все мы здесь знаем цену человеческой жизни.

Здесь — это в Минском областном управлении МЧС. Именно туда накануне Дня матери отправился LADY.TUT.BY. Мы поговорили с мамами-спасателями о «неженской» профессии, мужском коллективе, ревности, воспитании детей и распространенных стереотипах о девушках в форме.

«Мужу сложно понять наши профессиональные «надо» и «должен»

— Я научилась «переключаться». Не сразу, конечно. До сих пор отчетливо помню сообщение о пожаре, в котором погибли мать и ребенок. Когда их обнаружили, было видно, что женщина укрывала малыша своим телом — защищала. После дежурства я поехала в церковь и поставила свечку за упокой души погибшего мальчика. Наверное, пыталась как-то снять с себя эту тяжесть, — вспоминает о происшествии четырехлетней давности девушка.

Дарья — диспетчер центра оперативного управления. В МЧС пришла в 2012 году.

—  Я всегда любила шить, вязать. Многому научила бабушка. Папа у меня тоже неплохо кроит, даже чехлы себе в машину на сидушки «сварганил»! Да и сама я дочери школьную форму недавно умудрилась сшить, — скромничает диспетчер. — Однако я вовремя поняла, что все это хобби, но никак не профессия. Родители поддержали.

Девушка училась в специализированном классе МЧС 143 школы Минска, затем поступила на заочное отделение в Командно-инженерный институт МЧС (Прим.: сейчас — Университет гражданской защиты МЧС Республики Беларусь). Параллельно с учебой Дарья работала не по специальности, а спустя год родила ребенка.

— В МЧС меня рассматривали как перспективного кандидата, — улыбается Дарья. — Я ведь только вышла из декрета, а это важно.

— Когда пришло понимание, что такое работа диспетчера?

— Постепенно. Каждое дежурство непредсказуемо. Тяжело, когда родственники погибших ищут у сотрудников МЧС поддержки. Один раз звонила женщина и в трубку плакала, что у нее на пожаре погибла мама и она не знает, как с этим жить дальше. И стоит ли жить вообще? В такие моменты ком к горлу подкатывает и сложно что-либо говорить, советовать.

— Сказать, что звоните не по адресу, можно?

— Такого понятия как «не по адресу» в МЧС нет. Надо — мы переадресуем человека в нужную структуру. Даже я лично, еще не работая в МЧС, звонила в 101: мне нужна была помощь, а до необходимой службы не достучаться. У свекрови тогда затопило квартиру — «ниагарский водопад» в туалете был. Очень часто обращаются к нам по вопросам водоснабжения, электроснабжения, — делится диспетчер. — Многие звонят просто для того, чтобы их выслушали. Человек выскажется, пожалуется, а в конце поблагодарит, что «выпустить пар» позволили. И вроде ты и не решил их проблему, а люди эмоционально разрядились — и им полегче стало!

Дарье «посчастливилось» быть на сутках в «Хавьер». Девушка признается, что такую «горячую» смену забыть сложно:

— Тяжело было морально, физически. Звонки носили разный характер. Одна девушка уточняла, что делать друзьям, которые стоят в пробке около Гатово: идти греться в школу или быть начеку, ждать пока рассосется пробка. Неугомонный мужчина просил сбросить ему с вертолета лыжи. Были и угрозы в мой адрес, мол, как только все закончится, будем тебя поджидать, поговорим по-другому. А ведь люди должны понимать, что пока мы «спортсменам» лыжи добываем, есть человек, которому реально нужна помощь. Возможно, где-то в машине замерзает ребенок, и каждая секунда у спасателей на счету, — объясняет Дарья.

— А как вести себя диспетчеру, когда прописанного алгоритма действий нет?

— Все опыт, причем не только профессиональный, но и жизненный. Например, диспетчеру где-то в области хорошо бы разбираться в сельском хозяйстве. Я один раз подсказала, как действовать, когда в яме застряла лошадь. Я выросла у бабушки в деревне, поэтому четко представляла, что такое ферма, зерносушилка, сараи.

—  Часто рветесь спасать кого-то в повседневной жизни?

— Не так давно ехали с мужем по кольцевой. Перед нами довольно странно «вилял» вишневый форд. За рулем был мужчина. Водитель будто не чувствовал дистанции и постоянно приближался к нашему авто, затем резко уходил в сторону. Я позвонила в 102 и сказала об этом. Спустя какое-то время давала показания как заявитель: мужчина, оказалось, пьян. Помню, кто-то из знакомых в шутку сказал: «Даша, ты вот человеку жизнь испортила. Ехала бы себе спокойно, чего лезешь?» А я считаю, что, возможно, кому-то я эту жизнь спасла, не дав горе-водителю совершить ДТП.

— Страдает ли семья от вашего трудоголизма?

— Думаю, нет. Немного, правда, тяжеловато приходится мужу. Он у меня из строительной сферы и понять, что значит «тебе сказали», ему сложно. У них порой «не могу» превыше, чем «надо», у нас же — наоборот. Надо — значит надо, даже если приходится менять свои личные планы.

— А супруг ревнует жену-красавицу к мужчинам-коллегам?

— Конечно, любит же — вот и ревнует! Этот момент удалось немного сгладить, пригласив его на наш корпоратив. Вот такая тактика!

Женщина говорит, что, несмотря на ненормированный график и нелегкий труд, муж никогда не просил ее уйти из профессии. Да и у самой подобных мыслей не возникало:

— Этот образ жизни затягивает! А с такими коллегами, как у меня, вообще ничего не страшно. Несмотря на звания, форму, устав, я всегда ощущаю себя в коллективе женщиной! Мужчины замечают, когда локоны сделала, губы ярче накрасила, каблук повыше надела. «А что случилось? Что за праздник?» — сыплются вопросы.

— Гордится ли такой отважной мамой дочь?

— Пару раз брала Полину с собой в выходные на работу. Так она скрепит листики (наподобие нашего рабочего журнала) и делает вид, что разговаривает по телефону, принимает звонки. Копирует меня полностью. Порой думаю, что у нее даже лучше получается, — смеется Дарья. — Коллеги шутят, что уже смену себе готовлю: «Как раз до твоей пенсии Полина подрастет». Порой звоню дочке, а вместо «алло» слышу: «Дежурная служба МЧС. Что у вас случилось?».

Шутит и муж, брат. Последний вообще часто вместо приветствия говорит: «Это пожарная? Пожарьте мне курицу!» — «Мы только тушим», — отвечаю. — «Тогда потушите. Так, говорят, полезнее!».

Кстати, Дарья очень любит готовить. Кулинарные способности диспетчера периодически оценивают и коллеги. Самое любимое у рабочего коллектива в исполнении Дарьи — это торты.

— Мужу кофту сейчас вяжу. Правда, процесс затянулся. Автошкола, загруженность на работе и прочие дела. «Может, хоть этой зимой я свитер надену?» — интересуется муж. «Не уверена, — думаю про себя я. — Ведь готова пока только спина», — улыбается хозяйка.

«Стрелки рисую всегда. Это моя повседневная маскировка»

— Стрелки каждый день рисуете? — интересуюсь у Дианы Железняк.

— Да, крашусь всегда. Это моя повседневная маскировка (смеется). Кстати, часто об этом спрашивают. А ведь в мужском коллективе ты не можешь позволить себе расслабиться. Никаких поблажек! Всегда нужно выглядеть хорошо! Мало того что форма обязывает, так еще и мужские взгляды делают свое дело. Женщины такие женщины, от внимания не откажутся никогда, — улыбается девушка. — Обычно я люблю делать крупные локоны, но сегодня думаю: «Я же буду давать интервью как спасатель, и этот образ барби будет явно лишним». Минут пять стояла перед зеркалом, в итоге бросила лак и плойку в сумку: «А вдруг передумаю». Конечно, по форме считается, что волосы должны быть убраны, но нам позволяют одну такую маленькую вольность. В институте, например, даже хвосты преподавателей не устраивали! Только гульки!

Диана — старший инспектор группы пропаганды и обучения. Девушка училась в том же университете, что и Дарья, только на дневном отделении:

— Помню, что решение пойти в МЧС я приняла первого апреля. Многие, конечно, назвали это шуткой. Но главное, что я сама себе и в себя поверила. На такой выбор повлияло мое участие в движении юных спасателей-пожарных.

Диана признается, что казарменный режим для девушки — это непросто. Начинается абсолютно другая жизнь.

— В какой момент захотелось все бросить?

— Сапоги, портянки, построение, зарядка, бег по лесам — все это присутствовало. Но мысли все бросить никогда не возникало. Наверное, это характер! Больше всех переживала бабушка, что внучку в «армию» на 4 года отдали!

Диана говорит, что сегодня чувствует себя на своем месте. Подтверждают это и коллеги улыбчивого пропагандиста.

— Диана к каждому найдет подход! Когда, например, старшеклассники на обучающих выступлениях пытаются шутить, она их быстро и корректно ставит на место, — вступает в разговор Анастасия Швайбович, официальный представитель Минского областного управления МЧС.

— Приятно, что мои методы срабатывают! — смущается Диана.

— После ее «лекций» в школах у нас всегда спрашивают: «Где вы ее такую нашли?» — добавляет Анастасия.

— Мне льстит, что Настя меня хвалит. Ведь когда это делают коллеги-мужчины, можно подумать, что свою роль здесь сыграла внешность. А вот женщины просто так комплиментами разбрасываться не будут! — считает Диана.

Пропагандист признается, что со стереотипами «красивая девочка в форме равно глупышка» она периодически сталкивается, но вне стен управления:

— Я пришла в коллектив, где меня уже знали. Моими коллегами стали мои «учителя» из «Юного спасателя». Поэтому доказывать что-либо тут не приходилось. Мне есть на что и кого тратить свои силы, — говорит девушка. — Работа с большой аудиторий очень выматывает. Наиболее яркие, сложные, трагичные примеры, о которых я рассказываю людям, всегда пропускаю через себя. Хочется с эмоцией выдать эту информацию, чтобы слушатель все прочувствовал и понял! Да и сама по себе я очень эмоциональный человек.

— Не мешает эта чрезмерная эмоциональность в работе?

— Мне кажется, без нее никак, но везде должна быть мера. Ведь пропагандист пытается предотвратить трагедию. Мы спасаем жизни, но только, в отличие от спасателей, не видим, кого именно уберегли.

— Так и на семью может не хватить сил…

— Надеюсь, что хватает. По крайней мере я не прихожу домой и не падаю. Мужу и сыну я в принципе даю другие эмоции, — объясняет Диана. — Но и профессия накладывает свой отпечаток на повседневную жизнь. Столько о розетках, проводах, спичках другие мамы точно своим детям не говорят! (Смеется.)

— Не боялись, что воспитание ребенка и карьера будут несовместимы?

— Семью без детей мы с мужем не представляли, поэтому Данила — наше все. Один мой старший коллега, когда я только пришла на работу, всегда говорил: «Диана, до старлея, а потом в декретный, до старлея!». Мол, получаешь старшего лейтенанта и уходишь в декретный отпуск, а там уже как возвращаться на работу надо — срок капитана подходит. А после капитана до майора три года — можно во второй декрет бежать!

Мне всегда эта «тактика» казалась каким-то предательством по отношению к рождению ребенка. Смешивать такие высокие вещи и быт я не готова. Сломала «систему», выходит, — улыбается девушка. — По работе я очень много времени провожу с детьми и иногда беру с собой сына. Данила видит меня спасателем! Мне это приятно. Был случай, когда мы ехали в авто и он заметил дым вдалеке. Ребенок просто не умолкал: «Мама, вези меня быстро домой! Ты на работе нужна! Там же пожар».

«В первый же день стажировки меня назвали «подопытным экземпляром»

— Объявление о том, что в МЧС требуется фельдшер-спасатель, нашла в газете. На тот момент я выходила из декретного отпуска и искала новую работу. До этого успела потрудиться на скорой помощи, в роддоме. Окончила медицинский колледж в Молодечно. И вот звоню я по объявлению, а мне говорят: «Извините, девушка, мы немного некорректно дали информацию — нам нужен мужчина». — «Подождите, а почему вы думаете, что мужчина-фельдшер оказывает помощь лучше, чем женщина?» — недоумеваю. Тогда я еще не понимала, что такое работать в МЧС. Мне казалось, что все будет так, как на скорой.

Где-то через месяц мне позвонили из управления сами: «Валентина, вы еще не передумали?» — «Я — нет, а вы почему передумали?» — интересуюсь. — «Три кандидата (мужчины) на должность фельдшера-спасателя не прошли медкомиссию». У меня же со здоровьем все было в порядке.

В 2008 году женщины в смену на сутки, да еще и старшим автомобиля, не ходили. В первый же день стажировки меня назвали «подопытным экземпляром». Месяц я вела конспекты, читала, учила. Раньше думала: «Пожар и пожар, горит и горит, пламя, дым». Оказывается, у всего тут есть определение! Целая наука! — с улыбкой вспоминает свой путь в профессию Валентина Сопот. — Когда мне выдавали форму, начальник сказал: «Это ей на три месяца, больше не продержится». «Не знаете вы еще Валентину. Я столько прошла, я буду здесь работать!» — подумала про себя.

Сегодня Валентина — инспектор группы пропаганды и обучения Молодечненского ГРОЧС. В 2014 году после реорганизации структуры место фельдшеров заняли врачи. Валентину автоматически перевели в диспетчеры, затем в пропагандисты.

— Я бы и сейчас вернулась к тому ритму работы, да только не берут — образование не подходит. Заочной формы обучения в медицине у нас нет, а идти на дневное в 35 лет с двумя детьми — не готова, — объясняет женщина.

Валентина говорит, что полностью нашла себя в пропаганде.

— Я рассказываю людям о том, что сама видела. Возможно, именно для этого мне нужно было все пережить. Много работаю с детьми, и мне это безумно нравится. В декабре уже успела побывать пожарным Дедом Морозом. Почему не Снегурочка? Коллеге эту роль отдала!

— Помните свое первое дежурство фельдшером-спасателем?

— Конечно! Деревня Граничи, загорание дома. Причина пожара — короткое замыкание холодильника. И бабушку 78 лет хорошо помню, ее лицо до сих пор перед глазами. Это была первая и последняя в моей жизни погибшая. Я сколько на скорой помощи проработала — всегда получалось всех спасать, спасибо Богу! А тут первый вызов — и гибель. У бабушки было 100% ожога тела, отравление угарным газом, — рассказывает Валя. — Помню эти постоянные учения, тренировки, занятия. Никогда не забуду, как с башни четвертого этажа самоспасание делала! Самое страшное — это стать на стенку и начать «сползать». Потом уже понимаешь, что обратной дороги нет, и держишься всеми руками и ногами, — улыбается девушка.

— Физически или психологически было сложно выезжать на пожары?

— Основной причиной пожара является курение в нетрезвом виде в постели. В прошлом году в Молодечненском районе «от сигареты» погибло 8 человек. Сколько раз пытались меня избить «такие клиенты», сколько я выслушала в свой адрес «лестных» слов, угроз. Когда в таком ритме я проработала не один год, поняла, почему нужен был мужчина. Это психологически сложно. Хорошо, что отец воспитал меня сильным человеком.

Со вторым мужем Валя познакомились на службе. Будущие супруги работали в одном отделе, но в разных частях:

— Я участвовала в республиканских соревнованиях по лыжам, представляла Минскую область. Наша команда тогда заняла первое место. Хотя изначально мне дали задание просто не сойти с дистанции. Я была «запасным игроком» и, как все советские дети, стояла на лыжах всего несколько раз в жизни, да и то в школьном платье. За две недели мне удалось подружиться с этим спортивным инвентарем. После такого «триумфа» я поехала на турслет. Туда же «был командирован» и мой будущий супруг. Сначала я не воспринимала все эти наши отношения всерьез, а потом оказалось, что мы муж и жена и ребенку нашему уже четыре года. Вот так вот жизнь свела.

— Курьезы на работе случаются?

— Всякое бывает. Помню, работали на мотофестивале. Ближе к вечеру все стали приходить с солнечным ожогами. Бутылок 10 пантенола тогда израсходовала. Так вот, народ у моих «пациентов» спрашивать начал, где тут пенная дискотека проходит? «Ничего себе вечеринка», — думаю.

— Как ваши дочки относятся к профессии мамы?

— Когда-то давала интервью для местной газеты в Молодечно, и мою младшую дочь спросили, кем работает мама? Она ответила: «У моей мамы самая лучшая профессия». Ее слова тогда вынесли в заголовок материала. Дети должны гордиться своими родителями, а родители делать все для того, чтобы у них была такая возможность.

— Женщина в мужском коллективе: привилегия или наказание?

— Я очень благодарна своим коллегам-мужчинам за все! У нас так много добрых, интересных, отзывчивых, смелых и правильных людей в МЧС! Я до того как пришла сюда, никогда не слышала, чтобы мужчины на диетах сидели. «Что это такое?» — спрашиваю у коллеги, указывая на кружку. — «Зеленый чай,» — слышу в ответ. — «И это весь твой ужин?» — «Да, я контролирую вес». А потом эти шутники подарили мне на 8 Марта напольные весы. Я вообще никогда не взвешиваюсь: и так видишь, ощущаешь, в какой ты форме. Зато мужу подарок пригодился! Недавно у нас были зачеты по физо: ребята бегают, подтягиваются, отжимаются. «Девочки, — говорю, — мы должны спасибо МЧС за мужчин сказать. Вы только гляньте, какие спортивные, подтянутые, крепкие у нас мужья!» Да и попробуй тут растолстеть — зачет не сдашь!

— Тяжело оставаться леди при такой работе?

— Когда только пришла работать фельдшером-спасателем, начальник предупредил: «Кольцам — нет, сережкам — нет, цепочкам — нет, и волосы можешь обрезать». А грива у меня тогда ниже талии была! В какие гульки я ее только не закручивала, прятала под береты, но не обрезала! Легкий макияж наношу всегда!

— В чем ваша слабость? Вы и там хороша, и тут преуспеваете?

— Моя слабость в том, что я сильная. Иногда мужчине хочется видеть рядом с собой мягкую и пушистую женщину… Нужно позволять себе эти вольности.

— О чем вы думали обычно, когда спасали людей?

— Волнуюсь, как успеть все сделать по максимуму. Хочется, чтобы человек остался жив любой ценой. Этих мыслей достаточно. В моей практике были случаи, когда пьяный отец садился за руль и вез свою семью непонятно куда, попадал в ДТП. Ему хоть бы что, а у ребенка перелом ключицы. Вам не передать, как орал этот малыш, — со слезами вспоминает Валя. — Я, наверное, никогда не пойму родителей, которые рискуют жизнью своих детей. Меня всегда удивляют отговорки мам и пап, чтобы не устанавливать пожарные извещатели. Или что за мода натыкать в один несчастный удлинитель 10 зарядных устройств? Прежде всего каждый должен думать о своей безопасности сам! — убеждена женщина. — Мой отец был заслуженным донором крови нашей страны, и когда он погиб, я продолжила его дело. Я сдала кровь уже 33 раза. У меня редкая — третья отрицательная — группа, и я верю, что она спасет не одну жизнь.

-50%
-45%
-20%
-50%
-50%
-30%
-20%
-10%
-99%
-10%