• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


Для Кати Милашевской, химика по образованию и, как многие думали, по призванию, декретный отпуск стал трамплином к мечте. Предприимчивая и активная, она использовала это время, чтобы «прокачаться» в программировании и получить хорошую работу.

После окончания химфака БГУ Катя попала на работу в заводскую лабораторию. Вспоминает: работа была несложная, график удобный, да и отношения в коллективе хорошие. Только креатива — ноль.

— Никакого творчества, всё чётко, по инструкции. Как подумала, что такая перспектива мне светит ближайшие 40 лет, стало страшно, — с улыбкой рассказывает она. — Чтобы было не так скучно, в свободные от основной работы минуты, садилась за копирайтинг — писала тексты для веб-ресурсов. На тот момент это было моим хобби, которое ещё и деньги приносило.

Чуть позже Катя решила попробовать себя в создании сайтов, и ей это тоже понравилось. Тогда-то она впервые серьезно задумалась над сменой профессии. Правда, признается, что сделать реальный шаг к мечте получилось только в декретном отпуске, а точнее — «оформить» мечту и начать действовать.

— Во время декретного читала книги, чтобы разобраться, какой язык программирования мне самой нравится. Изучала тенденции, чтобы понимать, что сейчас востребовано на IT-рынке. И через полтора года записалась на курсы Java-разработчиков, — рассказывает собеседница. — Окончила с успехом. Даже у преподавателя, который считал, что программирование — не женское дело, не оставалось выбора, как признать, что у меня хорошо получается. Более того, меня «захантили» для работы до того, как я закончила учиться, а тестовое задание, как мне потом сказали, я вообще выполнила за рекордное время.

О том, что у айтишника в Беларуси пока не женское лицо, Катя знает не понаслышке: например, она была единственная девушка, кто «дожил» до конца программистских курсов. Да и в компаниях обычно женщин тоже не очень много. Хотя в той, где работает Катя сейчас, 30% разработчиков и тестировщиков — девушки.

— До сих пор периодически ловлю восторженные взгляды, когда коллеги узнают, что я пишу на Java. Язык непростой, не имеет визуального отображения — только буквы и цифры. Может, этот глубокий уровень абстракции и пугает. Более привычно, когда девушки выбирают работать с визуалом — с контентом, с дизайном сайтов, — рассказывает программистка. — А вот моя работа в том, чтобы связывать мобильные приложения и базы данных, администрировать серверы, конфигурировать эти самые базы данных. Это очень ответственно. Бывает, на одних моих женских плечах всё держится.

Правда, добавляет Катя, никакого неудобства из-за своего пола она не чувствует, а возможность работать в мужском коллективе предлагает женщинам использовать для «прокачки» собственных навыков.

— Например, пока училась на курсах, помогала с домашними заданиями своим одногруппникам. В программировании полезно учиться не только на своих, но и на чужих ошибках — я использовала это. Сейчас нет задачи утереть кому-то нос, но я с радостью подскажу что-то коллегам при необходимости, — рассказывает Катя. — А вообще, мне кажется, женщины в работе более внимательны и аккуратны к деталям, делают всё на совесть. От этого и код получается более «чистый». Почему бы эту особенность не использовать как свое преимущество при трудоустройстве? Помню, я это и обещала работодателю.

Азарт — это главное, что должно быть у айтишника, считает Катерина. Сфера очень быстро и динамично развивается, и без азарта и постоянного самообразования, можно легко отстать. К тому же — в условиях быстро растущей конкуренции.

— Я советую женщинам не бояться идти на собеседование. Отступить и не согласиться на работу можно всегда. Я застенчивый человек, и для меня тоже было усилием составить хорошую презентацию о себе. Конечно, границы нужно знать — с вас же потом это спросят, но в то же время и абсолютная скромность здесь не самый лучший помощник, — говорит Катя.

Программистка вспоминает, как она «честно призналась на собеседовании, что мать-одиночка, что ребёнок ещё маленький», но это, к её удивлению, не сыграло никакой роли.

— Предвзятого отношения не чувствовала, хотя слышала от знакомых, что это не редкость. Может, потому что IT — довольно прогрессивная сфера, и семья не становится препятствием на пути к карьере, — делится программистка, которая сейчас работает в компании «СофтТеко». — Кроме того, очень выручает относительно гибкий график и возможность брать работу на дом, на «удалёнку». Наверное, мне в этом плане очень повезло: в компании всегда можно договориться об удобном варианте.

Если ситуация совсем критическая, не с кем оставить ребёнка, то у сотрудников компании «СофтТеко» выход есть: детей можно взять с собой на работу, в офисе для них оборудована специальная комната. Там они никому не мешают.

— Моей дочке всего 3,5 года, потому такой привилегией я пока не пользуюсь. Сейчас мама очень выручает, сидит с ребёнком, если нужно. Вообще мама у меня очень бойкая, она во всём меня поддерживает, даже в декрет ушла, когда мне предложили выйти на работу после IT-курсов. В принципе, моей зарплаты хватает, чтобы содержать нас троих, — улыбается Катя и добавляет: — Хотя зарплата — это приятный бонус, а главное — это мой страстный интерес к тому, что я делаю.

Комментарий специалиста

Таисия Пастухова, исполнительный директор Ассоциации компаний коммуникативных консультантов:

— В Беларуси, к моему удивлению, до сих пор считается, что программирование — это сугубо мужская сфера. 80% пользователей, участвовавших в опросе на сайте rabota.tut.by, это подтвердили. При этом я сама знаю немало примеров женщин в IT, которые своим профессионализмом опровергают миф о том, что у женщин нет способностей «кодить». Опять же перед нами Катя. С другой стороны, я знакома с девушками-программистками, которые ещё в студенческие годы решили поставить точку в несостоявшейся карьере из-за страхов перед этим «мужским миром» профессии: они боятся не выдержать конкуренции, опасаются несправедливого отношения и грубых шуток со стороны коллег. На мой взгляд, в этой сфере просто случился коммуникационный разрыв: IT-компании открыты и готовы принять грамотного специалиста без оглядки на пол, а общество всё ещё думает «по-старому».

IT-сфера — это прогрессивный бизнес, а работодатели «в тренде» давно знают, что смешанные коллективы в компаниях более устойчивы, работоспособны и показывают лучшие результаты гораздо быстрее. Женщины — более лояльные

работники. Ещё факт: если на топовом уровне в компании есть женщины, то эффективность принятых решений повышается на треть. Именно поэтому «продвинутый» бизнес заинтересован брать на работу женщин-профессионалов и при необходимости создаёт для них дополнительные удобства (работодатели покупают кресла для беременных, открывают комнаты для кормления грудью и пеленания, создают игровые).

Компании ушли вперёд (правда, не всегда об этом говорят), а мы до сих пор думаем, что работать в них страшно.

В Беларуси идёт общественная кампания «All jobs for all women», запущенная Центром по продвижению прав женщин «Её права», направленная на поддержку женщин, которые хотят и могут работать на «неженских», по представлению общества, профессиях. Если вы такая героиня и готовы рассказать об этом опыте, напишите на info@eeprava.by

Нужные услуги в нужный момент
-58%
-50%
-10%
-10%
-50%
-70%
-18%
-35%
-25%
-30%
0058953