Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


Все девочки (ладно, не все, это тоже гендерный стереотип) любят играть в куклы. Ну мы, LADY, точно любим. Поэтому рады сообщить, что у нас появился свой талисман — девочка, которая похожа на нас и на наших читательниц.

Так же, как и мы, девочки, она начнет худеть уже завтра. Но сегодня — любимый морковный торт!

… Не знает, как дожить до отпуска и за что ей всё это.

Понимает, что срочно нужно менять образ. Да, точно — стать брюнеткой и сделать завивку. Завтра!

Собиралась помыть полы на кухне, но случайно загрузила «Секс в большом городе»…

Она переживает, когда чувствует, что к ней относятся просто как к хорошенькой кукле…

Душу в нашу куклу вдохнула мастер-кукольник Юлия Кузьмицкая, участница выставок «Панна Doll’я», «Млын» и Fashion Market.

Она смеется, мол, часто спрашивают: «А где вы личики для кукол покупаете? А платья?».

На самом деле кукла начинается с чистого лица. Всё, что мы видим, делают руки мастера: от скульптурной работы по лепке лица до пошива туфелек! А сделать так, чтобы у куклы был характер, — ещё важнее!

Сейчас свои куклы Юлия делит на три категории: паненки-белорусочки, задумчивые Джейн Эйр и принцесски с характером (наша — как раз такая!).

Нужно ли оканчивать специальные курсы, чтобы создавать таких девочек, не боится ли сам мастер своих созданий и можно ли в Беларуси прожить, занимаясь только авторскими куклами, — в нашем разговоре.

— Юлия, ваша работа была как-то связана с творчеством? Откуда такое увлечение?

— Совсем нет! Но я всегда с уважением относилась к ручной работе и любила интересные авторские вещи, выставки мастеров. На одной из них — «Млын» — обратила особое внимание на кукол. Одну купила для себя. Потом вторую, третью… (улыбается)

Рассматривая их, заинтересовалась тем, как они сделаны. Погуглила, посмотрела на кукол в разных стилях и влюбилась в работы мастера Ирины Хочиной — их можно увидеть в её блоге «Понарошку». Её куклы очень живые, у них добрая энергия, и они похожи на детей. Наверное, её пример меня особенно вдохновил. Я подумала: рисовать люблю, шить, вязать умею — стоит попробовать. И начала учиться созданию кукол сама…

— А когда были маленькой, кукол любили?

— Да, это любимая игрушка с детства. Возможно, поэтому я на них и сфокусирована: многие мастера делают и мягкие игрушки, но мне интересны только куклы, их лица — я всегда их запоминаю.

Лицо своей первой куклы тоже помню, конечно! Это была большая немецкая кукла с тёмно-каштановыми волосами и карими глазами, звали её Кира. Такое сильное впечатление она на меня произвела! Помню кукол, которые были после неё… Но она — самая!

— А первая кукла, сделанная своими руками, какой получилась?

— Она была рыженькой и вполне себе симпатичной девочкой. Когда в Сети среди кукольников проходил флешмоб «Моя первая кукла и кукла, которую я могу сделать сегодня», нашла её фотографии. И мне не было стыдно за то, что получилось. Правда, личико у неё тогда было плоским, нарисованным.

А я достаточно быстро перешла к скульптурному текстилю — когда лицо сделано вручную, нос, губки — всё объемное, настоящее, живое.

К наряду тоже отношусь серьёзно. Ведь это как с женщиной: можно её в ситец одеть, а можно — в шелка с ручной росписью. Разное ведь впечатление будет! Для своих кукол я выбираю итальянское кружево, батист ручной окраски, натуральный шелк… Всё это, конечно, приобретается за свои деньги. Недешево, но и результат того стоит!

— А что самое сложное в работе мастера-кукольника?

— Честно говоря, делать куклу на заказ. Некоторые мастера отказываются от этого, потому что в любом случае ты должен подстраиваться под чужой вкус и ограничивать себя определенными рамками. Да и нервничаешь: хоть бы понравилось человеку, получилось так, как он хочет…

— А вы можете отстаивать свою точку зрения?

— Не приходится, так как ко мне зачастую обращаются люди, которым близко мое видение. «Заявки» по цвету волос и глаз принимаю, но остальное — в моих руках.

— Есть что-то в работе с куклами, что вы не любите?

— Ну… (Задумывается.) Наверное, работа с волосами — это всё-таки не самая приятная часть процесса. Вряд ли многие об этом знают: волосы кукол, которые выглядят как настоящие, сделаны из козьей шерсти. Они приходят мне руном по почте из России. И пахнут они… козой. Как в деревне. Собака моя, учуяв этот запах, сразу же демонстративно уходит — очень ей этот запах не нравится.

Ну, а мне не очень нравится мыть эти кудри, вычёсывать и окрашивать. С оттенком, кстати, трудно угадать: покупаешь красивый «коричневый перламутр», а получаешь девочку с фиолетовыми волосами. (Смеется.)

Парикмахерские процедуры поэтому могут занимать не один день… Но эксперименты — важная часть развития в любимом деле.

— А рисование? Чтобы нарисовать кукле красивое лицо, нужно оканчивать какие-то курсы?

— Курсы я не проходила, но рисовать любила с детства. Помню, как художничала на обоях. Меня ругали, естественно, тогда я пряталась под кровать — и рисовала там. (Смеется.)

И эта тяга к рисованию на протяжении следующих лет никуда не ушла. Просто не находила в полной мере реализации, пока я не занялась куклами.

Конечно, не сразу получалось — много читала и пробовала на практике. И самое трудное в этом: понять на полпути, получилось личико или нет, невозможно. Картинка складывается, только когда провёл последний штришок.

Если не получилось — начинай сначала… У меня на балконе целый мешок неудавшихся кукольных голов. Да, звучит жутковато… (Смеется.)

Сын говорит: «Мам, что за фильм ужасов: какую шуфлядку ни откроешь — там голова!». Ну не могу выбросить — и всё тут. Это напоминание о том, как я училась тому, что умею сегодня. Да и потом… Они как будто живые, одушевлённые. Я даже цветы увядшие с лёгким сердцем выбросить не могу. Как будто попользовался, пока они красивые, а потом на помойку — что-то неправильное в этом есть.

— А вы сразу знаете, какой будет будущая кукла?

— Нет — и образ, и характер, и имя — всё появляется в процессе. Идея трансформируется на каждом этапе создания куклы, и это гораздо интереснее, чем придумать всё наперёд. Поэтому я заранее шью сразу несколько платьиц и подбираю волосы разных цветов — чтобы подходили к личности куклы, которая появится на свет.

— Мне показалось, или они все у вас грустно-удивленные?

— Мне часто говорят, что они грустные. А я отвечаю: «Да нет, просто умные!».

Хотя, может, и так. Говорят, что куклы всегда похожи на мастера, который их создал.

Я тоже достаточно серьёзная, задумчивая — вот и не получаются у меня девчонки-улыбашки.

— А «позитивные девочки» более востребованы, как и в реальной жизни?

— Как и в реальной жизни: на каждый типаж — свой ценитель. (Улыбается.)

— Трудно расставаться с куклами, в которые часть себя вложила?

— Конечно! Иногда даже фотографии с ними подольше не выкладываю в Сеть, думаю: «Пусть ещё со мной побудет, меня порадует». Последнюю куклу-любимицу Иванку везде возила с собой и даже носила из комнаты в комнату. (Улыбается.)

Но, с другой стороны, я ведь делаю кукол для людей, которые относятся к ним так же, как я. Вот и новая хозяйка Иванки пишет: «Юля, я всё время ношу её с собой! Иногда даже разговариваю с ней». Я улыбаюсь, потому что мне знакомо это состояние…

— У многих людей есть фобия кукол… Сталкивались с такими?

— Да, иногда можно услышать: «Очень красивая кукла, но как представлю, что проснусь ночью, а она на меня смотрит — аж мурашки». У меня всё наоборот: сниму всех кукол с полки, когда к выставке готовлюсь, обернусь — и так пусто становится. Даже не по себе… А одна из покупательниц — женщина с Дальнего Востока, берёт уже третью куклу — говорит: «Мне так нравится им в глаза смотреть — они как живые!». Всё зависит от восприятия…

— Я заметила, что вы делаете кукол с национальным колоритом… Есть запрос?

— Был хороший заказ на куклу с национальным колоритом — её хотели подарить чиновнику, который приехал в Беларусь с официальным визитом из Москвы. На тот момент ничего такого у меня не было, но я задумалась о том, что это действительно хороший подарок. Долго сопротивлялась внутренне этому «колориту», потому что первая ассоциация — красно-зеленый флаг. Вряд ли это сочетание можно органично вписать в образ моих кукол. (Улыбается.)

Я не люблю такое, люблю нежные и сложные оттенки. Но, кажется, удалось придумать более тонкий подход — за счёт деталей, орнамента — и куклы получаются с тем самым национальным колоритом, но при этом — хорошенькие паненочки.

— А сколько времени нужно, чтобы создать такую куколку?

— Дней десять минимум… Возможно, если б не было основной работы, получалось бы быстрее.

— А если бы была возможность заниматься только куклами — согласились бы?

— Да, конечно… Я знаю многих мастеров — но они не из Беларуси, — которые живут только куклами. И это счастливые люди.

Но я пока не могу себе это позволить. Заработок от кукол нерегулярный и непредсказуемый — в нашей стране не так много ценителей авторских кукол. А я пока несу ответственность, в том числе и финансовую, за своего сына.

Но у меня есть мечта, что когда-нибудь я смогу заниматься только тем, что по-настоящему люблю, а мои куклы будут нравиться многим женщинам и делать их счастливее!

Нужные услуги в нужный момент
-80%
-10%
-30%
-20%
-12%
-20%
-30%
-60%
-50%
-20%