108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  2. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  3. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  4. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  5. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  6. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  7. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  8. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  9. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  10. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  11. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  12. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  13. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  14. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  15. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  16. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  17. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  18. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  19. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  20. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  23. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  24. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  27. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  28. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  29. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  30. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта


Ольга Астапович / /

В семье договорились, с работодателем — нет. Почему военнослужащая «по закону» может воспитывать детей, а военнослужащий — нет?

Фото: Юлия Дедкова, TUT.BY

— Три месяца назад в нашей семье появились дочки-двойняшки. Мы хотели родить второго ребёнка, а вмиг стали многодетной семьёй, — улыбается собеседница, а на глаза наворачиваются слёзы: — С этого момента я сутками плачу.

Катя и Илья — военнослужащие, вместе оканчивали авиационный факультет Военной академии. Вспоминают, как с детства мечтали служить, а сегодня эта мечта… разрушает их семью!

— У жены были осложнённые роды, она до сих пор не окрепла. Именно поэтому я предложил ей поменяться — уйти вместо неё в декрет хотя бы на время. Пусть, думаю, она восстановится, дети начнут ходить самостоятельно — всё-таки легче станет, — рассказывает о своей идее Илья.

Пока Кате нельзя поднимать тяжести, а каждая малышка — уже более пяти килограммов. Да и сама мама, как Дюймовочка — ростом полтора метра, весом чуть более 40 килограммов. И это главная причина для семейного беспокойства: Катя не справляется с заботами полностью, потому что физически не может. Илья сутками на работе, даже в выходные: специфика такая — дежурства, наряды.

Катя признаётся: дети с ней никогда не были на нормальной прогулке.

Самостоятельно спустить и поднять огромную коляску для близнецов с пятого этажа без лифта и посторонней помощи — нереально.

— Пользуюсь моментом: пока одна спит, другую собираю на балконную «прогулку». Одеваю, малышка закричит — вторая просыпается и тоже начинает плакать. И так по кругу. Обе беспокойные, спят мало, капризничают. Из-за этого переживаю, извожу себя, — расстроена Катя. — Хорошо, что трёхлетняя Лиза самостоятельная. Да и муж поддерживает очень: на первых порах, сразу после рождения девочек, взял отпуск, помогал ухаживать. А после своего выхода на работу посмотрел на меня, измученную, и предложил рокировку. Я согласилась.

Фото: Юлия Дедкова, TUT.BY

Супруги проштудировали законодательство и с радостью обнаружили, что в Беларуси это реально.

— Чтобы отпустили мужа в отпуск по уходу за детьми до трёх лет, мне нужно было выйти на работу официально. И я вышла в начале мая. И тут начались сюрпризы, — рассказывает Катя. — Командование Ильи сначала сообщило, что будут рассматривать его рапорт месяц. Мы не могли ждать — дети ведь беспризорные. Кому за ними смотреть? Поторопили командование — нам отказали.

Руководство военной части, в которой командиром взвода служит супруг Катерины, сослалось на Закон «О статусе военнослужащих», который якобы уточняет Трудовой кодекс Республики Беларусь. Согласно статье 4 этого закона, отец может заменить маму, только если она умерла, лишена родительских прав, имеет инвалидность, мешающую ухаживать за ребёнком.

— У меня есть медицинский документ о состоянии здоровья после родов, но этого, видимо, недостаточно, — уточняет Катя. — Если разобраться, то какая разница для государства, кто будет служить — я или мой муж? Сейчас же не война. Вызвались мы Родину защищать, а теперь семью свою отстоять не можем. Обидно.

Семья пока не сдаётся: обращались в городскую прокуратуру, звонили на горячую линию Министерства обороны, в Администрацию президента с просьбой рассмотреть вопрос в индивидуальном порядке. В законе ведь ничего не сказано про многодетные семьи, про близнецов и другие нестандартные случаи.

— Разве законы пишутся не для того, чтобы нас защищать? С каждым звонком только руки опускаются. Ответ примерно одинаков: это ваши личные семейные дела, решайте сами. Знаете, особенно обидно после рождения близняшек слышать слова: «Надо было думать, когда рожали». Или, например, «сидеть в декрете и на больничном — обязанность мамы» и «пусть муж вас отвезёт к родителям», — говорит Катя, намекая на декларативную политику государства, которое просит рожать больше, обещает заботиться о матерях и поддерживать отцов, готовых делить с супругами радости материнства.

Фото: Юлия Дедкова, TUT.BY

Супруги добавляют: если бы кто-то из родственников Кате помогал, проблемы не возникло бы. Некому. Родители Ильи живут в Витебске, они ухаживают за тяжело больным дедушкой и растят несовершеннолетнего ребёнка. Год назад, после смерти Катиного отца, тяжело заболела её мама, и пока Катя была в декрете с первой дочкой, присматривала параллельно и за парализованной мамой. Мама пошла на поправку, но помогать пока не в состоянии.

Нашли супруги для своего начальства ещё один аргумент: зарплата Кати выше. «И это не последнюю роль играет, когда нас пятеро стало», — уточняет героиня.

— Я не могу нормально работать, всё время переживаю за них. С одной стороны, малышки недополучают нужного ухода, с другой стороны, Катя всегда измотана. Спит урывками по 15 минут, в общей сложности пару часов в сутки, ест один раз в день — когда я возвращаюсь с дежурства и могу понянчить детей, — расстроен Илья.

Поскольку затяжного сюрприза от руководства военной части никто не ждал, получилось так, что сейчас супруги оба работают: Катя вышла из декрета, а Илья так и не ушёл. Пока длится бумажная волокита и их случай рассматривается «в установленные законом сроки», чтобы ухаживать за детьми, приходится перебиваться отгулами и больничными. Иногда друзья соглашаются присмотреть, но ненадолго, конечно.

— Каждый день прошу Илью потерпеть немного и не увольняться, надеюсь, всё разрешится. Но, по сути, выбора у нас нет: если в декрет не отпустят, придётся пойти на этот шаг. Мы понимаем, что вместо детского пособия ещё и останемся должны государству: сейчас муж отрабатывает распределение после учёбы — у военных же пять лет. Если уволиться, придётся платить. Но мы решили: лучше пожертвовать деньгами, чем здоровьем! И я не понимаю, почему нельзя оторваться от законов и бумаг и посмотреть на реальную жизнь? — недоумевает Катерина.

Комментарий юриста

Фото: Юлия Дедкова, TUT.BY

В соответствии со статьёй 271 Трудового кодекса Республики Беларусь любой из родителей может оформить отпуск по уходу за ребёнком до трёх лет на одинаковых условиях. Причём отцам, находящимся в отпуске по уходу за ребёнком, предоставляются те же гарантии, что и матерям. Например, в соответствии со статьей 268 Трудового кодекса такого мужчину не имеют права уволить. Кроме того, Трудовой кодекс в 14-й статье запрещает дискриминацию в трудовой сфере по половому признаку.

— В целом непредоставление гарантированного трудовым законодательством отпуска по уходу за ребёнком до трёх лет для мужчины является дискриминацией и нарушением белорусского законодательства, — пояснила директор учреждения «Центр по продвижению прав женщин «Её права» Александра Дикан. — Однако кроме Трудового кодекса есть ещё и другие законы и акты, которые в той или иной степени могут законно «ограничивать», «дополнять», «уточнять» другие законы, в частности, Трудовой кодекс. Таким документом и является закон «О статусе военнослужащих», на основе которого отказали в предоставлении декретного отпуска мужу Екатерины, обратившейся к нам на горячую линию.

В статье 4 этого закона говорится, что «социальные права и гарантии, связанные с охраной материнства и детства, установленные для женщин-матерей, распространяются на отцов-военнослужащих, воспитывающих детей без матери (в связи с её смертью, лишением родительских прав, длительным — более месяца пребыванием в организации здравоохранения и другим причинам), а также в случаях, когда мать не может осуществлять уход за ребёнком в связи с инвалидностью I группы либо болезнью, препятствующей осуществлению ею ухода за ребёнком, подтвержденной медицинским заключением в порядке, установленном законодательством».

— К сожалению, такое ограничение, несмотря на его крайне дискриминационный характер, по закону не противоречит статье 271 Трудового кодекса. Хотя, по моему мнению, эта норма принципиально противоречит статье 14, — отмечает Александра Дикан. — В данном случае единственное, что остаётся делать, — пробовать решить вопрос в индивидуальном порядке, так как это уникальный случай. Рекомендуем и готовы помочь подготовить письмо в Министерство обороны с просьбой предоставить отпуск по уходу за ребёнком для отца-военнослужащего, предварительно детально рассмотрев жизненную ситуацию этой многодетной семьи. Надеемся, что и руководство отца-военнослужащего пойдёт на такую уступку. Этот случай — повод задуматься о внесении необходимых изменений в закон «О статусе военнослужащих» и ликвидации в нём дискриминационных норм.

Фото: Юлия Дедкова, TUT.BY

На данный момент в Беларуси только около 1% мужчин уходят в отпуск по уходу за ребёнком до трёх лет. В последнее время правительство активно подчёркивает, что мужчин в декрете должно быть больше, и готовит законодательную базу. В частности, это предусмотрено принятым в начале 2017-го года Национальным планом по обеспечению гендерного равенства на 2017−2020 годы, где особое внимание уделено вопросу включения мужчин в процесс воспитания детей. Сейчас в нашей стране также прорабатывается вопрос о введении обязательного декретного отпуска для мужчин.

— Вот и получается, что отказ в данном конкретном случае идёт вразрез с общей политикой государства, хотя формально закон не нарушает, — подчёркивает Александра Дикан. — Запрет мужчине в военной сфере выходить в декрет является явным примером гендерной дискриминации и ограничением, мешающим полноценно реализовывать свои права. Непонятно, почему в одних сферах мужчинам можно выходить в декрет, а в других — нет. Интересно ещё и то, что в нашей ситуации оба родителя — военнослужащие. Однако женщину-военнослужащую отпустить в декрет можно, а мужчину — нет. Родину ведь они защищают одинаково…

Если у вас есть вопросы, касающиеся нарушения прав, обращайтесь в Центр по продвижению прав женщин «Её права» по телефонам 8017 327 77 27, 8029 635 56 62 (с 9.00 до 17.00 / понедельник четверг). Помощь оказывается бесплатно.

-25%
-20%
-10%
-15%
-25%
-15%
-70%
-50%
-30%
-25%