Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


Быть моделью — это не только красоваться на обложках модных журналов или сверкать улыбкой в рекламном ролике. Есть другая сторона, где девушки ради удачного кадра лезут голышом в болото, а еще скрывают свои фотографии от начальства и коллег.

Альтернативная модель Юлий Варламов рассказала LADY.TUT.BY о красоте, любви к черному цвету и совмещении карьеры преподавателя с работой над «обнаженными» фотопроектами.

Фото: Yana Tolopilo

— Как ты начала работать моделью?

— Это было внезапно. В юности я ощущала себя непривлекательной, поэтому не могла бы и предположить, что буду хорошо чувствовать себя перед камерой. Никогда не мечтала увидеть свое лицо на обложках fashion-журналов или оказаться в дизайнерской одежде на подиуме. Меня не интересовала высокая мода, а вот альтернативная — наоборот. Возможно, желание стать моделью выросло именно из этого: обожаю готическую субкультуру, и всегда хотела соответствовать картинкам и фотографиям, которые видела в интернете.

— Какими были первые снимки?

— Соответствующими: дешевый плохо сидящий корсет, длинная черная юбка с рынка и «прекрасный» готический макияж: черные тени на пол-лица, белые тени на лице (белой пудры у меня не было) и черные же тени на губах (черная помада тоже, увы, отсутствовала). Фотографировалось все это на камеру телефона десятилетней давности. Никаких далеко идущих целей я не ставила, просто хотела нравиться себе на фотографии, раз уж с зеркалом отношения не сложились.

Фото: YV

— Когда ты начала работать с профессионалами?

— Летом 2012 года один фотограф запостил у себя на страничке, что закупил в студию новое оборудование и ему нужна TFP-девочка, чтобы опробовать свет. Я собралась с духом, почитала, что такое TFP (модель позирует фотографу бесплатно, а взамен получает фотоснимки. — Прим.ред.), и поставила плюсик в комментариях. У меня на аватарке стоял довольно странный автопортрет, он привлек внимание визажистки, работавшей с фотографом. Поэтому из всех желающих девушек выбрали меня — типаж интересный, лицо экспрессивное.

Позировать я не умела, да и образа никакого не было, но колом перед камерой тоже не стояла, так что в итоге набор фотографий вышел разнообразным. Я попросила у фотографов исходники, пересмотрела и, проанализировав полученный результат, ринулась эту красоту ретушировать. Из получившегося материала я составила первое модельное портфолио.

— Как бы ты сама могла описать направление, в котором работаешь?

— Как человек, который своим хобби денег особо не зарабатывает, я свободна выбирать, какие предложения мне рассмотреть, а какие отклонить. Сегодня я предпочитаю артовые проекты, по возможности мрачные и «киношные». Одно время много снималась в эротических образах, но это потому, что фотографы, которые снимают TFP, интересуются только этой темой. А на этапе развития портфолио выбирать не приходится.

Фото: Filu Family

— Какая съемка оказалась для тебя самой сложной: по условиям, подготовке, сложности образа?

— Я участвовала в онлайн-конкурсе Das Modell в июле 2015 года, и одним из заданий было отснять сюжет на тему «жесткий спорт». От спорта я далека, поэтому идеи съемки были технически невыполнимыми или скучными. Но так совпало, что я пошла в кинотеатр на «Безумного Макса: Дорога ярости» и буквально влюбилась в фильм. Решение было найдено — я сделаю то, чего по-настоящему хочется, и при этом попаду в тему задания недели, поскольку гонки по палящей пустыне — это жестко и спортивно.

Конечно, фуры, как в фильме, достать было невозможно, поэтому я остановилась на мотоциклах, которые нашла через несколько групп по интересам в Сети. Для съемки нашли идеальное место — песчаные карьеры недалеко от Минска. Надо сказать, съемка шла довольно тухло, разъезжать по песку возможности не было, и кадры получались откровенно статичные, и надежда оставалась только на обильную ретушь. Но потом случилось чудо: мимо нас проехали бравые ребята на двух квадроциклах. Увидев разодетую толпу, они из любопытства остановились и спросили, не кино ли мы тут снимаем. Мы, не отрывая глаз от их квадроциклов, объяснили, что не совсем кино, но да, снимаем, и не будут ли они так добры… И да, они были добры, проявили энтузиазм и предложили поснимать не просто статично, а в движении. Меня прокатили на высокой скорости через облака песка и пыли, а в итоге получились отличные фотографии.

Фото: Надя Журавлева

— А какой проект вышел самым вдохновляющим?

— Вот это определить уже труднее: всякое творческое начинание произрастает из вдохновения. Я обожаю работать с Надей Журавлевой, моей боевой подругой и идейной соратницей; есть люди, для которых я с удовольствием позировала несколько раз; есть те, с которыми повезло увидеться только раз, но они навсегда остались в моей памяти.

Фото: Михаил Шестаков; Alexey Gorobets; Kamilla Khanapova

Один из самых крупных проектов, в которых я участвовала, — «Амбивалентность» творческого дуэта художницы Леры Лемешевской и фотографа Яны Толопило. Как-то раз они задумали весьма амбициозный проект из серии портретов в авторском стиле Леры и фотографии к ним. Материал планировался быть выставочным. Сначала сделали портреты (которые, к слову, размерами чуть ли не с меня ростом), потом отсняли пробный материал и финальные фотографии. Позже решили снять сопроводительный ролик, чтобы на выставке проецировать на стену и крутить фоном. Потом искали пространство для выставки, пробную провели в новорожденном арт-пространстве «Верх» в ночь открытия. Но полноценную выставку организовали только спустя год после запуска проекта, но не в Минске, а во Львове.

Фото: Yana Tolopilo / Портер: Valeria Lemeshevskaya

— Почему ты подписываешься мужским псевдонимом?

— Я окончила МГЛУ по специальности «преподаватель английского языка» в 2015 году, а сниматься начала на втором курсе. После третьего курса все будущие педагоги в обязательном порядке проходят практику в детском лагере в качестве вожатых. Обеспокоенность будущим стала закрадываться в голову где-то на середине курса, когда я поняла, что скоро мне придется работать с детьми, которые обязательно попробуют найти мои контакты в сетях (а возможно, и их родители тоже). Поэтому я завела себе вторую страничку во «ВКонтакте», где подписалась своим обычным, женским вариантом имени и наполнила ее безобидным контентом типа фотографий на телефон и репостов рецептов еды (последние я потом все же, устыдившись, удалила). А свою основную страничку со всем ее «компроматом» я зашифровала, просто переменив имя на мужское.

— А почему было не придумать себе новый псевдоним?

— Мне нравится это имя, и на тот момент я уже снималась под своим собственным, ни от кого не скрываясь, и не хотела менять свою ID до неузнаваемости. И потом, мужской род моего имени меня тоже устраивает. Звучит красиво, плюс мне нравится та перчинка, которая непременно украшает любой подписанный альтер-именем пост. Многие люди тушуются, пытаясь соотнести мужское имя в заголовке и женскую грудь на изображении. Свою озадаченность эти люди, не разобравшись, спешат выразить в комментариях к посту разнообразными способами. Самые яркие проявления удивления я даже сохраняю на память.

— И как сработал твой план по «перемене пола»?

— Сработал на ура. Ну кто будет искать человека по противоположному ему полу? Так я выжила и практику в лагере, и почти целый год в гимназии после распределения. Было тяжело, поскольку отношения с руководством не заладились с самого начала года. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что однажды весь управленческий состав, включая директора и завучей, пытался запретить мне носить черное. Продолжался диалог о цвете моей одежды как минимум полчаса. Я думала, что сойду с ума от абсурдности происходящего. А теперь представьте, что творится в голове у людей, которых цветовые комбинации одежды преподавателей беспокоят настолько, что они созывают целый малый совет по этому поводу. В общем, год был не из легких. Если бы они узнали о моих увлечениях, менее «невинных», чем предпочтения в одежде, то, наверное, уволили бы.

Фото: Надя Журавлева

— Вплоть до увольнения?

— Есть такой пункт — «аморальное поведение преподавателя», под который можно подогнать что угодно: от репоста нежелательной политической точки зрения до фото в купальнике на пляже. А если тебя уволят на отработке, то придется выплачивать баснословную сумму своей альма-матер. Поэтому мы все старались особо не размахивать красной тряпкой перед мордой быка. Но за неделю до конца учебного года… дети меня рассекретили. Ничего плохого сказать не могу: семиклассники, гормоны бьют, конечно, обнаружив такой шок-контент, они подняли гвалт. Я с ними поговорила на тему того, что у людей есть право на личную жизнь и увлечения, но детям в тот момент мои нравоучения были малоинтересны. Хотя, надо признать, подшучивали они надо мной не так сильно, как могли бы. Однако так или иначе информация дошла до директората, меня вызвали, и я им сказала, что в ближайший месяц найду распределение в другом месте. Думаю, громкого скандала о голых учительницах никто не хотел, поэтому руководство согласилось на такой маневр.

А теперь вишенка на торте — как же дети нашли меня, каким образом разгадали хитрую шифровку, которая не подводила много лет? Они захотели узнать, есть ли у учительницы муж или парень, и ввели в поиске фамилию «Варламов».

Фото: Irina Gromovataya / Makeup/hairstyle: Лариса Реча

— Сталкивалась ли ты с резкой критикой в Сети или в жизни? В духе «девушка не должна выставлять себя напоказ»?

— В лицо — никогда. Я стараюсь не распространяться о своих увлечениях направо и налево, поэтому обычно знакомые об этом не знают. Так что с агрессией в свой адрес не сталкивалась, а столкнись — поставила бы хама или хамку на место. Единственное, с чем до сих пор иногда приходится работать, — это все тот же черный гардероб. Почему-то людям он не дает покоя, и многим хочется на меня по этому поводу насесть. Расспросить: «Ой, а почему вот все черное? А что мама говорит? Это ведь что-то психологическое, да? От восприятия твоего зависит». Надо сказать, такое панибратство меня ужасно раздражает. Люди не считают нужным спрашивать, почему такой-то носит прическу, а на таком-то надеты такие-то штаны. Но задавать пассивно-агрессивные вопросы по поводу цвета одежды считается нормальным.

— Кстати, а «что мама говорит»? Родители не против обнаженки на фотографиях?

— Мне очень повезло с мамой, она человек адекватный, прогрессивный и любящий. Она гордится мной, за что я безумно благодарна судьбе. На камине у нас дома стоит мой обнаженный портрет, подаренный мне одним из художников Академии искусств, где я несколько недель позировала.

— Есть ли предложения, от которых ты отказываешься?

— Да, я регулярно игнорирую предложения сняться в порно и мет-арте — это съемки в стиле постеров Playboy. Также отклоняю предложения съемки топлес и ню, если она идейно ничем не подкреплена. Я люблю обнаженное тело и не вижу в наготе ничего зазорного. Однако всякий элемент в искусстве служит какой-либо цели, и если эта цель тривиальна, вроде «молодая упругая грудь в эротической обстановке», то мне неинтересно.

Фото: Игорь Царуков

— С какими брендами удалось поработать?

Одна из лучших съемок была сделана для бренда Killtoday. Также несколько раз работала с дизайнером Валентиной Неборской. У нее всегда безупречно креативное видение и нестандартный вкус, так что сниматься в ее произведениях из ткани для всегда в радость. А еще афиши — это отдельная история. Есть такие ребята — Witch Eye creative group, — которые организовывают тематические дарковые и готические вечеринки в Минске. Снималась для афиш их вечеринок, получившиеся фотографии входят в топ моих любимых съемок.

— Существует мнение, что быть моделью — тяжелый ежедневный труд. Много ли сил тратится на уход за собой?

— Уход за собой я свожу к базовой «заботе о себе», прописанной любому живущему на этом свете человеку. А заключается он в том, что я стараюсь правильно питаться, помню о зарядке утром, забочусь о балансе между социализацией и проведением времени наедине с собой, слушаю хорошую музыку, не спорю с идиотами. Если же вопрос о диетах и/или фитнес-зале, то, увы, в первое я не верю, а на второе сейчас нет ни денег, ни времени.

— Какие амбициозные мечты есть у Юлия?

— Юлий желает прыгнуть выше головы и за этот год сделать следующее: снять короткометражку, заняться актерством, написать книгу и найти способ зарабатывать творчеством. Больше всего меня интересует актерство, поскольку я полагаю, что могла бы найти себя именно в этом направлении.

Прим. автора:

Буквально через пару дней после этого интервью Юля восторженно написала мне: «Знаешь, где я вчера снималась? В раскаленной кузнечной печи!»