• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

Эпоха идеально выверенных пропорций и правильных черт лица, судя по всему, сдает-таки свои позиции в фэшн-индустрии. Пусть медленно, но верно. На подиумах и на обложках журналов все чаще можно встретить то, что еще с десяток лет назад — «ну ни в какие ворота», а сейчас — за милую душу. Татуированный вдоль и поперёк Зомби Бой, «пятнистая» из-за заболевания витилиго Шантель Браун-Янг, не оставляющие никого равнодушным формы Ким Кардашьян, альбиносы, андрогины, «пышки» и лилипуты — мир моделей становится всё необычнее и разнообразнее.

Модельные агентства, специализирующиеся на нестандартной красоте, начали появляться и в Беларуси. Мы поговорили с основательницей одного из них и несколькими моделями о меняющихся стандартах красоты, провокациях на подиуме и о том, как потихоньку оттаивают консервативные белорусы.

Ольга, директор модельного агентства:

Фото: Марина Шабета, Тимур Тучкин

— Наше агентство еще очень молодое — ему нет и года. Идея создать его пришла спонтанно: буквально за пару дней получилось собрать отличную команду нестандартно выглядящих (и мыслящих) моделей, фотографов и стилистов. И понеслось!

Поначалу нас было всего-то человек 10−15. Сейчас число моделей близится к сотне. Мы показываем и доказываем, что практически каждый, а не только высокие люди с определенными параметрами, могут рекламировать одежду, отлично получаться на снимках, ходить по подиуму, радовать публику, быть примером. Обычные модели красивы, но они уже всем наскучили. Хочется чего-то нового, вызывающего бурю эмоций, пусть даже и негодование!

Фото — Евгений Туманов

Главный параметр на кастингах для нас: никаких параметров. Самое главное, чтобы человек был интересным, живым, настоящим. Хотя необычные черты лица, пирсинг, обилие тату, бодимодификации, креативные прически — приветствуются.

Наш, да и мировой, опыт показывает, что модель с яркой и необычной внешностью — это прежде всего хороший маркетинговый ход. Это то, что цепляет взгляд и запоминается. Когда мы впервые участвовали на показе на BFW, наши модели очень выделялись среди классических, а на подиуме произвели настоящий фурор.

Фэшн-индустрии давно пора отойти от шаблонов: если в журналах и в рекламе все чаще будут появляться модели абсолютно разных комплекций и типажей, люди перестанут гнаться за стандартами и начнут ценить собственную неповторимость. Понимать, как широко и необъятно на самом-то деле понятие красоты".

«Однажды женщина схватила меня за руку и начала материть за внешний вид на глазах у моего сына»

Мила, 27 лет:

— Вообще-то я визажист, а моделью стала в результате того, что на съемках во время настраивания техники меня часто просили постоять на фоне, пока модель переодевалась. Удивлялись, насколько удачными получались снимки, и стали звать сниматься.

У меня большие туннели, пирсинг, татуировки — вполне эпатажная внешность. Меня сложно не заметить или не запомнить (даже если я не нравлюсь, то взгляд цепляю) — идеальный вариант для рекламы.

Из-за маленького роста (160 см) меня не выбирают для дефиле, но пообщавшись со мной лично при подборе вещей для съемок, «влюбляются» в мой настрой, умение подать любую вещь, даже если она на 10 размеров больше. «Мила вынесет любую вещь» — как говорит одна из постоянных заказчиц, и мне это, безусловно, льстит.

В целом я совершенно не модельной внешности: маленькая растатуированная и не слишком молодая девушка (22−25 лет — предельный возраст моделей), но, как оказалось, намного важнее обаяние и умение подать себя.

Фото — Алексей Базарнов

Почему я выгляжу именно так, как выгляжу? Я всегда была немного «творческая на всю голову», и уже лет в 14 я проколола губу — это было дикостью в то время. Общалась с панками, впитывала их стиль и культуру… Люди на меня, правда, не всегда адекватно реагируют. Особенно если я с сыном (я сейчас в декрете, ему почти 3). Как только меня не обзывали: «наркоманка», «малолетка залетная» — это самые мягкие эпитеты (выгляжу молодо, сына родила в 24, не пью и не курю). Очень запомнилась женщина, которая схватила меня за рукав и материла меня на глазах у моего ребенка… Слава богу, нашлись люди, которые заступились, поскольку я растерялась от такой наглости.

В моделинге я нашла себя. Здесь на меня не смотрят косо. И моя внешность здесь — это только плюс, а не сплошные минусы.

фото — Алексей Базарнов

Считаю ли я, что для Беларуси перспективно такое направление, как модели с нестандартной внешностью? Пока, мне кажется, это еще очень ново и не прижилось до конца. Но очень хочется, конечно, чтобы менталитет консервативной Беларуси хоть немного менялся и оттаивал. И у нас появлялось все больше тех, кто не стесняется выглядеть так, как ему нравится. И модели у нас тоже были бы самые разнообразные. Как тату-модель Монами Фрост или русская модель Алиса Лис, которые меня, например, очень вдохновляют".

«Некоторые считают своим долгом высказаться о том, что «жируха набила татуху»

Наина, 23 года:

«Вообще-то изначально я была по ту сторону объектива — я фотограф. И о том, что сама стану моделью, даже подумать не могла. Внешность у меня, по общим меркам, для этого совсем не подходящая. Высоченный рост — 185 см, пышные формы, да еще и 13 немаленьких тату.

Фото — Валерия Кот

Но в последнее время неожиданно пошла волна популярности моделей «плюс сайз», и я в эту волну удачно вписалась. И если до этого, возможно, меня что-то не совсем устраивало в моей комплекции и параметрах, участие в съемках стало для меня первым и долгожданным толчком к тому, что стоит полюбить себя такой, какая я есть, и перестать комплексовать. А было из-за чего. Ведь помимо всего прочего, очень много негатива встречала по отношению к моим татуировкам. У нас в Беларуси татуировки до сих пор многие считают признаком «сидевшего», а некоторые просто считают своим долгом высказаться о том, что «жируха набила татуху»… Хотя родители меня поддерживают во всем. Когда я сделала первую тату, мама через месяц попросила отвезти ее к моему мастеру и набила себе милую стрекозу на лопатке.

Фото — Валерия Кот

Думаю, интерес к девушкам с пышными формами в модельном бизнесе продержится еще долго. Ведь в Беларуси он еще только просыпается. Многие дизайнеры, фотографы и зрители уже порядком подустали от плоских форм и скучных моделей с одинаковыми лицами. Тем более иногда роскошные округлости моделей «плюс сайз» смотрятся куда выигрышнее. И я надеюсь, что такое направление в моделинге наконец-то позволит девушкам, чьи параметры не вписываются в общепринятые, чувствовать себя красавицами, а не «вторым сортом».

«Можно одеть парня в женское платье и снять крутой „бьютик“!»

Павел, 23 года:

— В моделинге я уже три года. Хотя есть и основная работа — в БНТУ, в магазинчике с принтерами. Все началось с того, что ко мне подошла незнакомая девушка, попросила меня повернуться спиной, сняла какие-то мерки и пригласила на съемку. Я сначала подумал, что это какой-то «развод», но согласился. В указанное число и время пришел в студию, а это оказались съемки для журнала «ЭШ».

Фото — Алексей Базарнов

Когда чуть позже я шел на кастинг в модельное агентство, в котором сейчас состою, я в себя не верил. Чересчур высокий рост — 197 см, андрогинное телосложение и черты лица… Но именно это, как оказалось, сыграло мне на руку. Плюс фотографов привлекает моя пластичность, необычный цвет волос и яркие татуировки на видных местах.

В обычной жизни на мою внешность люди реагируют абсолютно по-разному: маленькие дети — с удивлением и восторгом, кто-то пытается тайком сфотографировать (по мне, так это очень глупо выглядит). Девушки любят делать селфи с «необычным парнем». Недавно гулял с собакой, из небольшого магазинчика вылетела продавец, женщина лет 50, специально, чтобы сказать мне, как круто я выгляжу. Это просто сделало мне день! Ну, а парни реагируют очень негативно, как правило. Я стараюсь это не пропускать через себя, как-то абстрагироваться.

Фото — Алексей Базарнов

Мама поддерживает все мои эксперименты с внешностью, хоть и не верит, что в модельном бизнесе можно хорошо зарабатывать. Но я участвую в фотосетах и показах не ради денег и славы. Я просто делаю то, что мне нравится, что помогает мне самореализовываться и верить в себя. И на данный момент в кругу модельеров и дизайнеров именно мой тип внешности пользуется довольно хорошим спросом. Если поначалу у меня было всего 2−3 съемки в месяц, то сейчас заказов очень много. Это очень хороший опыт и возможность примерить на себя самые разные образы.

Фото — Алексей Базарнов

Шаблоны нравятся только шаблонам. Именно поэтому шаблонные модели всегда были в цене. И до сих пор большинство дизайнеров предпочитает 90−60−90, рост 175 и правильные черты лица. Но уже сейчас видно, что ситуация потихоньку меняется. Люди начинают понимать, что нестандарт — это круто. Можно одеть парня в женское платье и снять очень крутой бьютик. Остричь девушку наголо — и будет отличная фэшн-съемка. Креатив, свобода, провокация — мне кажется, именно за этим будущее модельного бизнеса".

Нужные услуги в нужный момент
-16%
-20%
-35%
-20%
-20%
-10%
-15%
-10%
-10%
0058953