Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


Екатерина Гребенщикова после рождения детей сменила профессию юриста на любимое хобби и открыла первую в стране частную библиотеку. У Екатерины двое детей — дочери 6 лет, сыну 1,9. Мы поговорили о современной литературе, о привычке к чтению и о том, как любовь к книгам превращается в маленький бизнес.

Екатерина с дочерью

— Екатерина, что для вас чтение?

— Это неотъемлемая часть жизни. Я читала всегда, а когда появилась дочка, стала читать и ей. Чем старше она становилась, тем больше мы читали. Покупали книги постоянно, и в какой-то момент я подумала — как было бы здорово, если бы я могла их не покупать, а просто брать, чтобы прочитать. Так 3 года назад появилась идея, которая развилась в проект по прокату книг, это такая частная виртуальная библиотека. Каталог книг размещен на сайте, который устроен по принципу книжного магазина.

— Чем отличается ваша виртуальная частная библиотека от государственной, где также появляются новые дорогие энциклопедии, интересные книги?

— Я не могу провести сравнительный анализ, потому что не хожу в государственные библиотеки. Но думаю, что у меня все же больше новинок, я делаю упор на современной детской литературе. У меня нет стихов Агнии Барто или «Карлсона» Астрид Линдгрен — эти книги можно всегда найти в домашней библиотеке. Сейчас так много выходит в свет современных необычных книг, которые переводят на русский язык… Последние годы на наш рынок попадают также и переводы книг 40-летней давности, которые давно известны во всем мире и уже стали классикой, а мы с ними только знакомимся… Ну, а новинки появляются просто с космической скоростью, хочется все и сразу! Постепенно моя библиотека пополняется.

— По какому принципу вы выбираете книги?

— Конечно, мой проект персонализирован, за ним стою я, то есть присутствует субъективный фактор отбора книг. Туда попадает то, что я считаю достойным внимания. Но могу сказать, что и у меня бывали проколы с моей дочкой, хотя кто лучше знает ребенка, чем его мама? Убеждаешься, что восприятие мира взрослым не всегда совпадает с детским взглядом. Так, моя дочка осталась равнодушна к очень популярным историям Свена Нурдквиста про Петсона и Финдуса. Книгу японца Окада Ко «Кролик и Веснушка» мы прочли один раз и больше никогда к ней не возвращались. А вот, к примеру, малоизвестные широкой публике истории про Мышь Гликерию Дины Сабитовой зачитали до дыр. Сыну сейчас 1,9, он — начинающий читатель, но даже в этом возрасте он четко объясняет, какие книги ему нравятся, а какие нет. При всём разнообразии детской литературы в нашем доме в фаворитах — книги исключительно про автомобили и технику.

— К каким книгам ваш ребенок возвращается?

— Это непредсказуемо и порой удивительно для меня. Есть у меня книга «Встреча» Рози Лэм, на ней маркировка 0+, там мало текста и большие красивые иллюстрации. Эта книга — про любовь, и я подарила ее мужу на годовщину свадьбы. Но вот интересно — дочку книга так заинтересовала, что она периодически просит меня ее перечитать. Читаем мы каждый день, каждый вечер, и всегда что-то новое, но вот эта «Встреча» — то, к чему возвращаемся, особенно когда был сложный день, а перед сном хочется соблюсти ритуал чтения.

— Книга перед сном — это своего рода медитация?

— Возможно. Может быть, дочь впервые познакомилась с этой книгой в особом настроении, расположении духа, теперь таким образом — перечитыванием «Встречи» — она возвращается, и к тому состоянию — в том числе. В младшем возрасте дети вообще склонны к повторениям и могут несчетное число раз просить читать одну и ту же книгу.

— Ваша дочка читает сама?

— Она умеет читать, но сейчас у нее еще такой возраст, когда это требует усилий, поэтому я ее не заставляю читать. Когда мы уезжаем куда-то и она не ходит в сад — тогда читает в качестве упражнений, чтобы не растерять навык. Но все это проходит в легком режиме — чтобы не отбить охоту и чтобы книга ассоциировалась с удовольствием. Она уже понимает, что чтение — это инструмент, которым можно пользоваться: читает рекламу, название продуктов…

— Мы говорили о вашем субъективном выборе книг для детей. Хорошая книга для вас — это какая книга?

— Говорить о взрослой книге проще — у каждого есть свои предпочтения в литературе. А детские книги настолько разноплановые… Есть и смешные книги, и те, которые затрагивают серьезные темы, как та же «Встреча», где говорится о том, как к одной рыбке в аквариум подселили вторую рыбку — и они стали вместе наблюдать мир, оказалось, что чашка — это слон, кормящий слонят…

Чем хороши детские книги — тем, что важные темы поднимаются при помощи простых метафор и становятся поводом для того, чтобы поговорить с ребенком о смерти, например. Вот книга «Остров моего дедушки» Дэвиса Бенджи — история о том, как дедушка уезжает на «остров», взрослому сразу понятно, о чем речь, а ребенку дается возможность пройти путь к пониманию того, что человек уходит и не возвращается. К такой теме и к книге можно возвращаться, особенно когда такая ситуация случается в жизни.

— Вы говорите не только о важности чтения книг, но и о необходимости общения с ребенком на тему прочитанного.

— Есть вещи, о которых надо говорить с ребенком, а книга становится помощником, поводом затронуть какую-то тему. Мы же просто так нечасто беседуем о чувствах — о любви, о дружбе. Нам кажется, мы любим, и этого достаточно. А может, ребенку многое непонятно? Какие бывают способы проявления чувств? Книги — источник опыта.

— Возникает вопрос ответственности взрослого, в том числе в выборе книг для ребенка. В магазинах полки ломятся от наплыва розовых книжек про фей-принцесс…

— Некоторым людям сложно понять, отчего современная книга на 10 разворотов стоит 20 рублей. Проще ведь купить что-то подешевле или позволить ребенку в супермаркете самому выбирать себе книжку про фей с сомнительным содержанием. Но ведь ответственность лежит на взрослом: куда вести ребенка и из чего ему позволять выбирать. Я за то, чтобы дети выбирали себе книгу из качественной литературы с хорошими иллюстрациями.

Когда я создавала проект виртуальной библиотеки, задумывалась — а кому же это надо? Решила, что найдутся те, кто захочет взять хорошую и дорогую книгу, чтобы ее почитать, тем самым сэкономят семейный бюджет.

К слову, бывают и случайные люди, они так и не пользуются своим абонементом по полной программе, хотя могли бы брать неограниченное количество книг на протяжении нескольких месяцев. Но нет, они берут книгу, возвращают ее и просто пропадают, хотя финансово это им невыгодно. Делаю вывод, что любовь к книгам и привычка к чтению в таких семьях все-таки не выработана, там нет спроса на книгу. Мне это непонятно: я читаю своему ребенку каждый день, и мне надо всегда иметь пару новых книг в запасе, чтобы было что читать. Как может сильно меняться ритм чтения? Или ты читаешь, или нет.

Если нет потребности в чтении, то она просто так и не появится, даже если будет возможность читать больше за меньшие деньги. То есть внешний фактор не стимулирует к чтению. Хоть ты бесплатно приноси им в дом лучшие книги — они не будут их читать…

Ну, а основной мой клиент — семьи с хорошим достатком, которые ценят своё время и умеют считать деньги. Прочитать один раз дорогую детскую книгу и поставить ее на полку? Они могут каждую неделю читать по несколько новых книг, обменивать их на другие и не тратиться на покупку. Сводят ребенка в театр за эти деньги. Они также экономят свое время, ведь не нужно выбирать из множества изданий и можно заказывать доставку книг на дом или в офис.

— Вы занимаетесь исключительно детской литературой?

— Да, это книги для детей дошкольного и младшего школьного возраста. В них важен и текст, и визуальное оформление, иллюстрации. Эти книги невозможно заменить ничем, никакими гаджетами: их надо трогать, смотреть. Ребенок должен привыкнуть к книге как к нужному объекту.

— Книги не страдают от рук маленьких читателей?

— Формально заключаю договор проката, естественно, я понимаю, что книга — не камень, и со временем страницы растрепываются. К таким моментам отношусь лояльно. А если книга не подлежит восстановлению, прошу приобрести такую же взамен. Проблем никогда не бывает: клиенты сами признаются во всем и покупают замену. Даже более бережно относятся к книге напрокат, наверное, чем к личной. А к тому же воспитывают у детей бережливое и уважительное отношение к книге.

— Как много в вашей библиотеке белорусских авторов?

— У меня была идея сделать целый отдел книг на белорусском языке. У меня есть «беларускамоўныя» книги, но оказалось, что они не пользуются спросом: за два года их никто ни разу не взял. Возможно, тот, кто в таких книгах нуждается, более осознанно подходит к выбору детской книги и просто ее покупает.

Вообще могу сказать, что в малышковом сегменте — для детей до 5 лет, у меня 100% иностранные авторы. А уже для детей постарше, которые готовы долго слушать, есть и русские авторы, и их немало, может быть, потому что ребенку более понятны и созвучны их истории.

— А какие книги вы сами любили в детстве?

— «Волшебник Изумрудного города», «Приключения Незнайки», «Карлсона»…

— Вы работали юристом, до того как открыли первую частную виртуальную библиотеку в нашей стране.

— Да, поработала юристом, но сегодняшнее занятие, мое хобби, нравится мне больше. Материнство поставило все на паузу — в том смысле, что у меня появилось время подумать над тем, чем занимаюсь и зачем. И что получаю от этого? Что приносит больше денег — библиотека или юриспруденция? Конечно, второе. Но я хотела дело для души, которому не нужно отдавать почти все свое время, и в оставшееся заниматься семьей, а скорее — наоборот. Могу сказать, что не считаю себя экспертом в детской литературе, просто занимаюсь делом, которое встроено в мою личную жизнь.

Виртуальная библиотека на данном этапе не коммерческий проект, приносящий прибыль, а проект, приносящий удовольствие и пользу книголюбам — моим читателям. Это дело, приносящее много интересных знакомств, участие в разных мероприятиях (фестиваль «Город и книги», «Мамслет», «Bookids»). Я чувствую, что плыву в правильном направлении, пусть и не так быстро, как хотелось бы.

В instagram работает хештег #bookabook_обмен — можно на странице @bookabook.by обменивать детские книги.

Мы встретились также с педагогом арт-студии «Остров» (Национальный центр художественного творчества детей и молодежи) и искусствоведом Юрием Ивановым и поговорили о чтении и посетили «книжную выставку»: студийцам недавно предложили нарисовать собственную обложку любимой книги, таким образом, заставив задуматься и детей, и родителей о книгах, да и чтении как таковом.

Юрий Иванов

— Наш проект «Сделай сам обложку любимой книги» появился не случайно. Не секрет, что сегодня неохотно читают не только дети, но и взрослые. Нам захотелось вернуть интерес к книге посредством привлечения внимания к ее увлекательному бэкграунду. Кем и как создается книга? Какова ее роль в истории культуры и сегодня в эпоху развития цифровой цивилизации? Мы предложили детям изготовить и оформить суперобложки к их самым любимым книгам, то есть выступить в роли соавтора дизайнера книги. Для ребенка это выглядело как открытие нового предмета и освоение его возможностей. Подобное задание заставляет ребенка задавать вопросы: а какая книга вообще у меня любимая и почему? А какую книгу любит мой друг? Какие книги есть в моей библиотеке? И есть ли вообще у меня библиотека? Проект вовлекал в диалог взрослых членов семьи, становился поводом для общей познавательно-коммуникативной и созидательной деятельности. Ведь именно подобные взаимоотношения формируют культуру семьи, делают нас единомышленниками, выстраивают альтернативу той стандартной суррогатной среде, которая сегодня окружает ребенка и которая еще резче обозначилась с уходом «мировой художественной культуры» из школы, единственного предмета, где можно было поговорить о сокровенных переживаниях человека, о величии египетских пирамид, потребности в самовыражении, свободе творчества, где ребенок мог почувствовать свою индивидуальность и нужность.

— Мы помним, что «мировая художественная культура» или МХК ушла из школы довольно давно, и уже заканчивают школы те дети, которые были вовсе лишены такого гуманитарного предмета.

— Да, 2008 году с целью облегчения учебной нагрузки из школьной программы было решено убрать самый малополезный предмет, и им оказалась «мировая художественная культура». Действительно, зачем он человеку XXI века, нацеленному на создание высоких технологий, инновационного промышленного производства, это же «обуза» на пути к силиконовым долинам и всеобщему процветанию… «От культуры сыт не будешь» — традиционный доморощенный тренд, вызревший в глубинах народного сознания, типа «экономика должна быть экономной». Бюрократам-оптимизаторам было трудно понять, что за сухой графой «эстетическое воспитание» стоит не только умение рисовать и ориентироваться в стилях и направлениях искусства: существует специфическая область человеческой деятельности, которая воспитывает жизненную активность, потребность творить, стремление к познанию и всему новому, а в результате — все это готовит его к открытиям в любой сфере профессиональной деятельности. Искусство уже давно стало осознаваться фактором не только культуры, но и экономики. Во взаимодействии современной науки и гуманитарных знаний сегодня вырастает междисциплинарная стратегия, способная отвечать на вызовы времени. Так не в этом ли суть и миссия образования, направленного на воспитание зрелого современного человека?

— Каким образом, по-вашему, долгое отсутствие МХК в школе отразилось на чтении?

— Я бы ответил — катастрофически! Давайте представим себе историю мировой художественной культуры в виде гигантской инсталляции, где пересекающиеся ажурные конструкции представлены в виде визуального текста, подобного футуристическому письму. Тысячи, десятки тысяч терминов, цитат, текстов возникают на светящейся бегущей дорожке перед нами, обозначая и символизируя пространственно-временную модель нашей цивилизации. Нам явлены важные для понимания хода истории культурные коды древнего мира, античности, нового времени, истории архитектуры, музыки, поэзии, здесь художественные произведения и имена гениев, которые предвосхитили свое время. Но вдруг гаснет свет, и все это исчезает из культурного пространства ребенка и его семьи, утрачиваются взаимосвязи прошлого и настоящего. Возникает много белых пятен. Многое, в том числе и процесс чтения, превращается в большую проблему. Сейчас Микеланджело и Рафаэль для детей это лишь персонажи мультфильма «Черепашки Ниндзя».

— Сейчас мы наблюдаем поэтапное возвращение МХК в школу. Хотя за прошедшие годы наверняка было многое утеряно.

— Крайне важно состояние педагогической науки. Но еще больше беспокоит непонимание кризисной ситуации родительским сообществом. И, кстати, слово «сообщество» к сожалению, приходится употреблять пока условно.

— Может ли школа прививать интерес к чтению, любовь к художественной литературе?

— Главная задача школы — увлечь ребенка знаниями, научить его учиться, дать ему выговориться и помочь вступить в диалог с другими…

В школе, конечно, учат читать, дети даже сдают тест на скорочтение, но это лишь технические навыки, которые сами по себе не могут вызвать у ребенка интерес к литературе. Ребенка надо втягивать в чтение, чтобы он прежде всего ощутил эстетическое удовольствие от магии и плоти слова. Ведь подлинное чтение продиктовано не дефицитом информации, а потребностью восприятия новых образов, виртуального участия в событиях, обнаружение особой манеры авторского письма. Важен выбор чтения, содержание которого должно как-то соотноситься с жизненным опытом и ценностями, устремлениями и идеалами. Если преподаватель литературы — яркий, оригинальный человек, он не будет догматично следовать программе. Его ученики разделят с ним его увлечение, будут знакомиться с новинками литературы, стремиться высказывать свои собственные оригинальные суждения.

— Задачу увлечения ребенка, в данном случае — чтением, сегодня не всегда выполняет школьный учитель, порой именно в системе дополнительного образования ребенок и его семья могут найти и единомышленников, и то самое сообщество, и место, где дети могут развивать свои гуманитарные таланты. Расскажите о проекте ваших «суперобложек».

— Результатом проекта стала экспозиция, на которой помимо представленных авторских обложек показаны фотографии участников с любимыми книгами, которые вдохновили их на творческую работу. Дети хорошо чувствуют графический образ текста, увязывая его с пространством страницы, используют различные техники и материалы. Для них слово, как и для футуристов, имеет не столько лингвистическое и вербальное значение, но приобретает пластическое свойство. Эта практика индивидуального эстетического опыта особенно важна сегодня, когда ребенок получает уже готовый продукт (кино, видео, ТВ и т.д.), а его природный креативный потенциал может быть так никогда не востребован.