Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

Минчанка Евгения Пастернак вовсе не из тех, кто в детстве мечтал стать писательницей, побеждал в конкурсах на лучшее сочинение или заучивал наизусть цитаты великих. И даже читать, говорит, ей не то чтобы очень уж нравилось. Но случилось так, что судьба свела девушку со студентом-старшекурсником ее же факультета (как это ни удивительно — физического) Андреем Жвалевским.

Они крепко подружились сначала между собой, потом продолжили дружить семьями, и вот уже 13 год подряд являются творческим тандемом, написавшим уже более десятка книг для детей и подростков. При этом их книги популярны не только в Беларуси, но и на всем постсоветском пространстве. Многие отмечены целым списком разнокалиберных премий, титулов и дипломов, кое-что уже переведено на иностранные языки, а в экранизации по книге «М+Ж» сыграли на пике своей популярности Нелли Уварова и Григорий Антипенко.

О том, как из физика вдруг получается лирик, как это: писать методом «пинг-понга» и надо ли запрещать своим детям читать комиксы, манги и книги про секс, наркотики и самоубийства, — в интервью с писательницей Евгенией Пастернак.

— Евгения, свою первую книгу вы написали в 30 лет, то есть к писательству пришли не сразу. Помните те чувства, которые испытали, впервые держа ее в руках?

— Я никогда не мечтала стать писателем, все произошло очень буднично. Помню, что меня все время спрашивали: «Ну что ты чувствуешь?», а я думала, что я ― бесчувственный сухарь.

Писать меня уговорил Андрей Жвалевский, сам он уже был опытный, они вместе с Игорем Мытько написали пародию на Гарри Поттера «Порри Гаттер и Каменный философ». Он говорит, что я сопротивлялась и отказывалась, но я даже этого не помню. Такое ощущение, что мы написали «М+Ж», не приходя в сознание.

— Расскажите о «писательской кухне» изнутри: как возникают идеи, как проходит сам процесс совместного письма?

— Начну с того, что у нас с Андреем есть и сольные книги, но вдвоем писать нам нравится гораздо больше. И процесс веселее, и результат лучше.

Идеи приходят не знаем откуда. Иногда из долгих разговоров, иногда одного взгляда достаточно, иногда нужна внешняя ситуация, например, родительское собрание. Или разговор с ребенком. Их у нас, кстати, на двоих пятеро: две дочки у меня, и трое детей у Андрея.

Пишем каждый у себя дома, по очереди. Но перед тем как начать писать, всегда рисуем таблицу ― план книги.

Иногда мы пишем каждый свою книгу (точнее, каждый за своего героя: я с девичьей точки зрения, Андрей — за парней), а потом складываем книжки вместе, чтобы получить единый текст. Так написаны «М+Ж», «Время всегда хорошее» и некоторые рассказы сборника «Типа смотри короче» (он же «Шекспиру и не снилось»).

Остальные книжки созданы двухголовым четырехруким писателем Жвалевским/Пастернак методом «пинг-понга». Один соавтор пишет кусок текста и посылает другому, тот продолжает и возвращает первому, тот снова продолжает, и так — пока книга не будет дописана. А дальше уже наступает этап редактирования. Плечом к плечу.

— А за какое время может родиться новая книга?

— Книга пишется, в среднем, 9 месяцев. Это мы выяснили, когда за 10 лет написали 14 книг. Но это очень в среднем, потому что «Смерть мертвым душам», например, мы писали полтора года. А если хотим похвастаться, то говорим, что «52 февраля» написана за 18 дней. Но на самом деле мы три месяца писали один вариант, потом, после ехидного вопроса моей дочки, будет ли в книге что-нибудь происходить, все забраковали. За 18 дней написали новый вариант, а потом три месяца его редактировали.

— Наверняка секрет успеха ваших книг среди подрастающего поколения во многом объясняется умением говорить с детьми на их языке. Как вам это удается и каким подростком вспоминаетесь себе вы сама?

— Я была довольно ершистым подростом. Но я очень хорошо помню, что все это было от неуверенности в себе. Я очень любила физику и вообще любила учиться. А вот читать не любила совсем.

Я не знаю, как у нас получается говорить с ними на одном языке. Знаю только, что подростки на дух не выносят вранье и назидательность. Очень стараемся не врать и не учить их жить.

— В своих книгах вы поднимаете немало сложных тем: в частности, книга «Охота на василиска» — о спайсах, а недавно вышедшая «Пока я на краю» — суицидам. Наверняка, кто-то из родителей смотрит на такие книги предвзято и считает, что их чаду «незачем такое читать».

— Да, есть такие родители. Но это их дети и их право воспитывать своих детей так, как они считают нужным. Главное, чтоб они воспитывали только своих детей и не диктовали, что делать всем остальным.

Мы же с Андреем считаем, что в разговорах с подростками нет запретных тем. С каждым возрастом можно говорить на любую тему, только степень откровенности будет разная.

Но ответственность при разговоре на «стремные» темы очень велика. Перед тем как «Пока я на краю» была отправлена в издательство, ее прочли три психолога. И только когда они сказали, что книга не навредит, мы показали ее кому-то еще. Когда писали «Охоту на василиска», полгода работали в постоянном контакте с наркологами и наркопсихологами.

— А в целом много ли, на ваш взгляд, сейчас читающих детей? Что они читают и стоит ли родителям как-то «фильтровать» и направлять их в выборе книг?

— Читающих детей сейчас очень много. Контролировать их невозможно, потому что у всех есть интернет, где они прочитают все что захотят.

Но можно быть в курсе. Можно читать вместе со своим подростком то, что ему нравится. Можно обсуждать с ним прочитанное. Можно, в принципе, даже озвучить, что вам не очень по душе то, что он читает. Это вряд ли что-то изменит, но вам как родителю может полегчать.

— Помогают ли вам и вашему соавтору написанные вами книги общаться с собственными детьми?

— Да, помогают. Некоторые наши книги для этого и написаны.

Например, «52 февраля» появилось потому, что я не знала, как поговорить о сексе со своей дочерью подростком. Пока писали, во многом разобрались. Проблема-то не в подростках, проблема в нас, родителях: это мы стесняемся, страдаем и зачем-то усложняем ситуацию.

В сборнике рассказов «Типа смотри короче» тоже много жизненных ситуаций. Я специально попросила Андрея, чтоб он прямым текстом рассказал девочкам, что думает взрослый мужчина, когда видит их полуголые фотографии. Они ведь их в Сети выкладывают для восхищения и потом ужасно удивляются, что ими не восхищаются, а банально используют. Сейчас вообще нужен отдельный курс ― безопасность в интернете. Потому что по глупости и неопытности можно найти себе такие приключения, что мало не покажется.

— Что посоветуете тем родителям, которым никак не удается понять своих детей и установить с ними дружеские отношения?

— Наверное, важно принять то, что вы не можете изменить своего ребенка, он такой, какой он есть, и другим не будет. Это плохая новость. А хорошая новость в том, что сами вы можете меняться как угодно. А если вы будете меняться, то и все вокруг вас будет меняться.

У нас на сайте «Подростки в Минске» по тегу «психология» можно найти много статей и лекций Екатерины Мурашовой, Димы Зицера, Людмилы Петрановской ― это профессиональные психологи и педагоги, которые очень много работают с подростками и их родителями. Читайте, смотрите, слушайте, делайте выводы.

— Практически в любой профессии есть что-то вроде «профдеформации». А у вас как у подросткового писателя она в чем выражается?

— Деформация, наверное, в том, что на любые жизненные ситуации я смотрю глазами подростка. Это такая внутренняя шизофрения ― я как бы одновременно и мама подростков, и сама подросток.

Но я не могу сказать, что это мне мешает. Скорее, помогает.

— Вы с Андреем — действительно успешные писатели. Ваши книги переводятся на другие языки и экранизируются. А насколько профессия писателя сегодня — прибыльное занятие?

— В Беларуси сегодня это — только для души. В России, может быть, по-другому.

— Были ли у вас какие-то разочарования в профессии и почему вы до сих пор в нее влюблены?

— Нет, разочарований не было. Писательство для нас ― это игра. Мы создаем мир, мы придумываем героев, это сплошное удовольствие!

— Что любите читать сами? Скажем, топ-5 из недавно прочитанных и понравившихся вам «взрослых» книг, которые бы порекомендовали нашим читательницам?

— Давайте лучше топ-5 для тех, кто хочет что-нибудь почитать вместе со своими подростками. Если вы прочитаете эти книги, вы поймете, что современная подростковая литература классная. И очень разная. И если вам будет мало, то можете посмотреть у Андрея на сайте.

Итак, 5 книг для подростков, которые будут интересны и взрослым:

Современные переводные книги:

  1. Мария Парр «Вафельное сердце». Блестящая книга о любви, о семье, о том, как пережить утрату близкого человека.
  2. Ульф Старк «Чудаки и зануды». Девочку 12 лет в новом классе принимают за мальчика…
  3. Лоис Лоури «Дающий». Детская антиутопия.
  4. Тод Штрассер «Волна». Для старших подростков. Документальная история о том, насколько быстро цивилизованные подростки могут превратиться в стадо.
  5. Давид Гроссман «С кем бы побегать». Мне кажется, что эта книга ― лучшая профилактика наркомании. И отличный детектив.

Современные русскоязычные книги:

  1. Юля Кузнецова «Где папа?». Девочка-подросток очень остро переживает то, что папа оказался в тюрьме.
  2. Анна Ремез «15». 15 ― это возраст. Этим все сказано.
  3. Дина Сабитова «Три твоих имени». Три истории одной и той же девочки. Три разных имени, три разные судьбы.
  4. Эдуард Веркин «Облачный полк». Подросткам не говорите, что это история про пионера-героя, это выяснится в последних строках книги. А сами почитайте.
  5. Елена Габова «Отпусти меня». Очень личная, очень откровенная история влюбленной девушки.
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-15%
-40%
-10%
-20%
-30%
-10%