• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

Юсси Койвула — профессиональный боксер. В 12 лет он потерял обоих родителей из-за злоупотребления ими алкоголем и наркотиками, по этой же причине умерли его брат и сестра. В боксе карьера Юсси началась в 2008 году, и он оставался непобедимым до 2013-го, когда впервые проиграл бой и получил серьезную травму. В этот напряженный момент жизни Юсси режиссер Нинни Рокоса сняла про него документальную ленту «Папа любит тебя». Этот фильм покажут в Минске в кинотеатре «Мир» 15 декабря в программе Northern Lights Sport Doc — в рамках кинофестиваля «Паўночнае ззянне». Всего в программе 3 ленты о спорте. Показы бесплатные. Более подробную информацию можно посмотреть тут.

В начале декабря Юсси Койвула побывал в Минске, провел тренировку в СДЮШОР по боксу для юных спортсменов, а также согласился на интервью специально для LADY.

— Я не стыжусь своей истории и самого себя. Я уверен в себе, поэтому не чувствую стыда в этом отношении. Мои братья и сестры врали на работе коллегам, что у нас была обычная семья, и после того как моя история попала в публичное пространство, был снят документальный фильм, у них были проблемы из-за вранья. Я любил своих родителей, братьев и сестер, и когда были проблемы — я не стыдился этого. Люди — такие как есть, что же я могу сделать? Тогда я был просто ребенком… Конечно, были стыдные моменты, когда отец пьяный заявился в школу, но я немного с юмором относился к этому. Это не травмировало меня сильно. Если кто-то думает обо мне плохие вещи — ну и что? Пусть думает, мне-то все равно. Единственное, что мне небезразлично — моя жена и ребенок.

Домашнее насилие и алкоголизм есть и в Финляндии, и в других странах. Мы не говорим об этом, замалчиваем серьезные проблемы. А снаружи — картинка прекрасная. Я бы не хотел обвинять в этом только мужчин, но чаще всего все внешне выглядит хорошо, но внутри семьи другая ситуация: женщины и дети живут в сущем аду. Все усугубляется тем, что проблема замалчивается.

Моя эмпатия к женщинам и детям связана с жизненным опытом. Права женщин формально защищаются на высоком уровне, но в семье мужчина часто их нарушает. Сложно наблюдать, как мама замалчивает проблемы с отцом, чтобы ей не было перед кем-то стыдно. Посторонние люди догадываются о чем-то и начинают разносить сплетни — вот от этого и появляется тот самый стыд. В моей семье сейчас все нормально, но если я вижу, что у соседей проблемы, я не стану сплетничать, пойду и открыто спрошу, могу ли я чем-то помочь? Глава семьи пьет — это беда, но это не значит, что с такой семьей нельзя общаться.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Трейлер фильма «Папа любит тебя»

— Ваш жизненный опыт сделал вас очень чувствительным человеком, в то же время вы занимаетесь боксом. Бокс для вас отчасти психотерапия?

— В определенной степени это правда. Еще до занятий боксом, в детстве я воровал в магазинах, прогуливал школу… Это было вынужденным в моей ситуации. Как-то я опоздал, и учитель сказал, что меня надо наказать — на час оставить после уроков в школе. А я 15 минут назад вызывал скорую, потому что маму ударили ножом в ногу… У меня реальные проблемы дома, и задержание на час в школе — для меня это не наказание.

И все это — часть меня сегодня.

Когда я был подростком, мне было наплевать на все. Но меня зацепил бокс — я захотел успеха. У меня была цель — какое-либо соревнование, и я работал на эту цель. Тренировки, правильный режим дня, самодисциплина.

— То есть появилась система, конструкция в жизни, которой не хватало?

—  Я смог управлять своей жизнью. И еще — я направил энергию в конструктивное русло. Я был подвижным и энергичным ребенком, в моей семье было насилие. Я думал — кто хорошо дерется на улице, кто силен — тот «хороший мальчик». Так «плохие» мальчики оказывались «хорошими». А еще нужны были новые впечатления, чтобы жизнь не была скучной: мы могли куда-то поехать компанией на угнанной машине. Но когда я начал боксировать, мне такой дешевый адреналин уже был не нужен. Сам бокс стал адреналином. Я вкладывал туда всего себя.

До бокса, если меня в школе кто-то обижал, у меня в голове искра проскакивала, я взрывался и нападал. Когда в жизни появился бокс — я стал более размеренным, понял, что драка — последнее, а не первое решение проблемы.

Думаю, любое хобби очень полезно для детей, подростков. Особенное такое занятие, которое воспитывает уверенность в себе. Для всех необходима хотя бы одна сфера, где человек себя очень хорошо зарекомендовал. Необязательно побеждать на каких-то соревнованиях, достаточно просто попасть снежком в дерево, чтобы получить положительную эмоцию «я попал!». Потом возвращаешься домой, там бардак, все не так, как хочешь… Но эта отдушина нужна, чтобы чувствовать себя нормально.

Я очень рад, что тут, в Беларуси, детям дают возможность бесплатно заниматься боксом. Трамплин для старта у них есть. Финляндия — страна хоккея, я сам хотел стать хоккеистом, но без денег это невозможно, нет шансов. Я и футболом занимался, но всегда все упиралось в деньги. Друзья пошли в футбол, они могли оплачивать тренировки, а я в итоге ушел в бокс. И именно бокс сделал меня тем, кто я сейчас. Я вот думаю — если бы вернуться в прошлое, я бы ничего не стал менять. У меня нет системы верований, религии, которой я следую, и я чувствую себя счастливым, я сейчас доволен собой и жизнью. Я открыт всему — хорошему и плохому.

— Расскажите о вашем отцовском опыте.

— Я был «мамой» в нашей семье. Через полгода, когда жена закончила кормить сына грудью, она вышла на работу. Я был при ребенке, опекал его всегда, да и сейчас тоже. Хожу только на тренировки, а так всегда с ним. Хочу каждую секунду своего времени проводить с ребенком. Сейчас ему уже 13 лет, скоро ему понадобится больше свободы от меня, но мы очень близки. Все его воспоминания из детства связаны со мной: «папа был со мной». За 13 лет я 10 раз ночевал не дома. Я люблю его как отец, и хочу, чтобы он чувствовал это и принял нужную модель поведения.

Если отец-наркоман колется и говорит сыну «так не делай, это нехорошо», то это не работает. Мой двоюродный брат повесился: за год до этого его 19-летний сын умер от передозировки наркотиков. У брата у самого был 15-летний стаж употребления наркотиков, он подал плохой пример своему сыну. Они жили вместе, и отец говорил «не делай так, как я», но сам-то…

Близость с сыном — это когда и говорить-то ничего не надо, эта связь имеет магическое свойство. Сыновья смотрят на отцов как на модель поведения, ты для него — герой. Многому нельзя научить, можно только показать на своем примере. Ребенок чувствует атмосферу.

Прихожу на футбольную тренировку — там десятки, сотни ребят, среди них всегда есть аутсайдер, не настолько он хорош в футболе, тренер его и не замечает. Может, еще ребята в команде над ним насмехаются, тренер никогда не поручает ему ответственную задачу, после тренировки идет этот мальчик один, голова в землю, просто ноги передвигает, еще по плохой погоде, что же у него на душе творится? А дома у него могут быть еще более серьезные ситуации.

У меня есть проблема — когда я вижу на улице ребенка одного — у меня появляется «красный флажок», я начинаю волноваться — все ли у него в порядке?

Я так понимаю этих детей. Если ты тренер — подойди к нему, поговори с ним пару минут, скажи мальчишкам «не атакуйте его, помогите ему», тогда он начнет улыбаться, пойдет домой с другим настроением. И даже если у него дома все по-прежнему плохо, он уже сможет бороться с этой ситуацией, положительные эмоции помогут. Потрать минуту, 30 секунд, скажи, что у него прогресс в тренировке, даже если это неправда, дай ребенку надежду, взрослый может это сделать.

Срабатывает «эффект бабочки» — мы должны думать о маленьких моментах, которые могут иметь большое значение. Не люблю, когда в зал заглядывают дети, а их отгоняют, мол, не мешайте. Всегда их приветствую: «Кто к нам пожаловал? Не хочешь с нами потренироваться?». Мы не знаем, что за человек к нам заглянул — Мохаммед Али или Мэни Пакьяо. Так и было: Пакьяо был из ниоткуда — из филиппинских трущоб вышел наверх и стал одним из лучших бойцов современности.

— Какие качества нужны в боксе?

— Рабочий настрой, этичный подход, надо очень усердно работать и верить в себя. Это не только в боксе — в любом деле, Арнольд Шварценеггер тоже был ребенком с мечтой. Всегда находятся люди, который будут отговаривать «нет, у тебя нет шансов, ты ничего не достигнешь», но маленький шанс есть всегда. У успешных людей всегда есть свое мнение, они верят в себя.

Я не чемпион мира по боксу, но я иду по этой дороге, это моя цель. Нужна мечта и работа по достижению цели. И положительный настрой.

— Откуда ваше прозвище — «Айсмен»? Почему «Ледяной человек»?

— Как-то зимой меня фотографировали на холоде, я был без майки, в боксерских шортах. Хорошее фото получилось, на фотовыставке оно получило какую-то награду. Люди стали называть меня «Ледяной человек», который не чувствует холода. Это хорошее прозвище.

И еще я не меняю выражение лица. Ударили — терпи, даже если болит. Так и в боксе, и в жизни для меня. Если мне больно, я не сморщусь и не стану изображать что-то мимикой. Я такой с детства: в школе, помню, зазвонил телефон, мне сообщили, что мой брат умер, и никто не заметил, что произошло. Я умею держать «покерфейс», покерное выражение лица хорошо отработано, то есть без мимики и лишних эмоций. Но это не актерство, это моя природа. Если болит — я принимаю боль. И в жизни я хочу воспринимать плохие вещи с таким же выражением. Если моя жена решит уйти от меня, не дай Бог, я приму это. Я буду опечален, расстроен, но я приму жизнь даже в плохом свете.

Моя жена, если приходит большой счет на 10 000 долларов, начинает плакать и метаться. А я спокоен — всегда можно что-то сделать. У меня будет то же выражение лица, если я выиграю в лотерею. Все это ничего не меняет по сути. У нас есть еда, одежда, и неважно, насколько у вас крутой интерьер или гаджеты — это вторично.

Дети не расстраиваются, если нет дорогих игрушек. Если я рядом, мы поиграем в деревяшки. Я легко вовлекаюсь в смешные детские игры. И дети любят играть со мной.

Родители в Финляндии работают слишком много, не всегда у них есть время на семью. Есть три машины, деньги, хороший дом, все дела, они жертвуют много на благотворительность, но они забывают о своих детях. Платят беби-ситтерам, а сами погружаются в работу. Я много видел пожилых людей, они всегда говорят, что если бы они могли вернуться в прошлое, то больше бы времени проводили с детьми. Осознание приходит тогда, когда уже ничего нельзя изменить. Это как те «взмахи крыльев бабочки», о которых мы говорили.

Люди теперь живут по расписанию: работа-магазин-дом. В течение пяти лет мой сын занимался футболом, мы были на сотнях тренировок, я пропустил всего одну. Я хотел быть со своим ребенком там. Как мальчики радуются, когда приезжают на тренировку их отцы! Обычно-то они не в процессе — привез на тренировку и увез.

Важно быть в процессе. Но сейчас с разными гаджетами сложно даже позавтракать вместе: так, у сына компьютер, жена на телефоне смотрит кино, а я играю на айпаде. Мы рядом, но и в то же время нет. Отношусь к этому с юмором. Но сейчас появляется в жизни все больше таких моментов. Жизнь забивается ничего не значащими мелочами. И вот сын вроде только был маленький, а уже в школе, уже в колледже…

Если вы не живете с ребенком, не находитесь с ним — вы не увидите, что он попал в плохую ситуацию с алкоголем или наркотиками. Дети врут легко, если вы не обращаете на них внимания. Но если вы есть в жизни ребенка — вы всегда знаете — что он делает, где он и с кем. Многие родители не знают друзей своих детей, «он пошел с Майком». Что это за Майк вообще? Есть он в природе? С кем пошел ребенок и куда?

В моей семье ни у кого нет своей «личной» жизни: моя жена не ходит без меня на вечеринки. У нас общие друзья. Но ведь бывает по-другому, некоторым нужно больше личного пространства, жены и мужья ходят по разным клубам с разными друзьями. Я видел много подобных пар, которые распались из-за того, что это «личное пространство» перерастает в отчужденность. А некоторые просто спят на разных кроватях и делают вид, что нормально.

— Главное — себе не врать?

— Да, это девиз Майка Тайсона — «будь настоящим!». Сейчас слишком много подделок, наигранности, искусственного поведения. Люди из кожи вон лезут, чтобы не быть самими собой.

Если девушка видит парня настоящего — он может ей понравиться, но если процесс искусственно ускоряется: типа влюбились-съехались, то потом выясняется — оба притворялись. Ты не полюбил того человека таким, каков он есть. Всегда ведь притворяться не получится. Самое простое — это быть собой! Быть настоящим!

Я не хочу понравиться всем. У каждого свое есть мнение. Меня можно попытаться обидеть, но этого не выйдет. Если вас кто-то обидел — значит, вы даете себя обидеть. Обидчик преуспел в своем плохом замысле. Люди могут сказать — ты выглядишь не так, качества душевные не такие как надо. Да даже если они правы — и что? Я не обращаю на это внимания, я не даю им себя обидеть. Звучит, конечно, просто — но в жизни это сложнее сделать.

За помощь в проведении интервью выражаем благодарность отделению посольства Финляндии в Минске и организаторам кинофестиваля «Паўночнае ззянне».

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-10%
-28%
-10%
-15%
-15%
-15%
-35%
-30%
20170619