Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


Что отличает народные еврейские танцы от других? Мы поговорили об этом с Орли Гольдштейн, хореографом, которая занимается народными израильскими танцами. Эта женщина научила минчан танцевать рядами и провела мастер-класс для студентов Белорусского государственного института культуры и искусств.

— Орли, каковы ваши отношения с народным танцем? В какой момент начали танцевать?

— Танцую с 8 лет. Начала еще в школе, тогда в Израиле народные танцы входили в школьную программу. В 18 лет я пошла в армию, занималась программированием, служба занимала 2 суток в неделю, остальное время я была дома, изучала программирование в Открытом университете. Танцевала все время, но это было моим хобби. После службы в армии быстро нашла высокооплачиваемую работу, и народные танцы по-прежнему оставались увлечением.

— Сейчас в израильских школах нет танцев?

— Да, танцы ушли из системы образования… Знаете, у нас в аркада (дискотеки израильских танцев в публичном месте. — Прим.) стало приходить меньше новых людей. Это связано с тем, что дети уже не танцуют в школах. А ведь раньше до 6 класса это была часть образования — обязательно танцевали и на переменах, и на уроках физкультуры. Сегодня это дополнительная часть образования, но теперь школы не обязаны включать танцы в свою программу, и большинство из них отказалось от танцев.

Я прошла курс хореографии по народным танцам и продолжала по вечерам танцевать — после основной работы. Потом познакомилась с мужем Эли, у нас родилось трое детей, жизнь продолжалась… Сейчас детям 14, 10, 6 лет, и старшая дочь танцует в ансамбле народного танца.

— В какой-то момент танцы переросли хобби и стали важной частью вашей жизни?

— Долгое время я словно жила в двух мирах: днем я была программистом, по вечерам занималась народными танцами. Но вот уже 2 года, как я могу заявить, что я — также хореограф, а не только программист. Хотя продолжаю работать в Открытом университете в отделе технической поддержки. К слову, я ввела на работе обычай — перед началом дня сотрудники танцуют народный танец на мой выбор.

— Танец, что он для вас значит?

— Это часть культуры, то, что придает каждому человеку, танцующему в группе, ощущение принадлежности.

Орли с мужем Эли

— То есть это то, что характерно для еврейского народного танца? Ведь любой народный танец — часть культуры и национальной идентичности.

Отвечает муж Орли — Эли Гольдштейн:

— Я вижу со стороны, что наш израильский народный танец дает именно единение. Единение — духовное, на глазах происходит сплачивание людей. И мы наблюдали это на мастер-классе с белорусскими студентами. На мой взгляд, танцы других народностей более выстроены методично, основаны на определенных движениях. У нас же все держится на настроении, общем подъеме.

Орли Гольдштейн:

— Важно то, что вы всегда можете прийти в публичное место, где танцуют все, и просто присоединиться к танцующим. В этом особенность народных танцев Израиля. Конечно, есть и свои танцевальные па, а их знание, к слову, улучшает память. Танцы — вообще альтернатива занятиям спортом. Согласно одному недавнему исследованию, три занятия в неделю танцами прекрасно заменяют спортзал.

Сейчас я активно занимаюсь лоббированием народных танцев в Израиле, обратилась в Кнессет (парламент Израиля. — Прим.) с предложением вернуть народные танцы в школьную программу.

Для детей очень важно заниматься танцами, они таким образом многому учатся — как дружить, как протягивать друг другу руки, как заводить новых друзей, ведь некоторые танцы включают смену партнера.

Когда я была ребенком, лет в 6−7, мне было очень тяжело находиться в школе. Были проблемы найти друзей, не хотелось уходить из дома в школу, я не понимала, что от меня там хотят… А когда начала заниматься народными танцами — все изменилось, я словно стала другим человеком. Каждый вечер мы с папой ходили на танцы в аркада, хотя это было довольно поздно — в восемь вечера. Но родители понимали, что танцы дают мне уверенность в себе.

Со студентами Института культуры в Минске
Со студентами Института культуры в Минске

— Какими вы нашли белорусских студентов, которым давали мастер-класс?

— Они профессионалы. Порой одно па обычный израильтянин может учить 10 уроков, тут же движение студенты схватывали с первого раза, они очень раскрепощены. Мне понравилось работать с ними. К слову, я заметила, что в Беларуси танцует гораздо больше парней, чем в Израиле. У нас недостаток молодых людей в танцах. Я перепробовала много танцев — современные, танец живота, но в народных танцах я чувствую себя более комфортно.

— Развивается ли народный танец? Вносит ли современная жизнь свои коррективы? Народный танец 50-летней давности был наверняка несколько другим?

— Сейчас в Израиле слишком много хореографов, и каждый пытается изобрести свой стиль народного танца. Но все равно все па идут от истоков. Вот сегодня мы танцевали хору — известный еврейский танец, а ведь он родом-то из Румынии… Без базы, конечно, танцевать невозможно, то есть всегда нужно знать основные танцевальные па народного танца, которые потом и комбинируются.

Но могу сказать, что самое главное — чтобы люди получали от танца наслаждение!

В минувшие выходные прошел первый фестиваль еврейской культуры в Минске. Зрители не только попробовали кухню, но потанцевали, чтобы почувствовать то самое единение. Следующий праздник для минчан Союз белорусских еврейских общественных организаций и общин надеется устроить через год при поддержке городских властей.

За помощь в организации интервью и предоставленные фото выражаем благодарность Посольству Израиля в Беларуси, лично г-же Юлии Рачински-Спиваков, Ирине Абрамович и Эли Гольдштейн.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-50%
-25%
-25%
-45%
-20%
-10%
-25%
-20%
-45%