Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

Еще в начале прошлого века ни одна уважающая себя девушка и помыслить не могла о том, чтобы появиться на улице без головного убора. Шляпка не только придавала образу элегантность и законченность, но и отражала характер и настроение своей хозяйки. По шляпке даже со спины можно было понять: кокетка вы или скромница, серьезная замужняя дама или очаровательная барышня на выданье.

Потом на довольно долгое время этот замечательный аксессуар был забыт, но в последние несколько лет интерес к нему начинает снова возрождаться. В Беларуси первопроходцем в деле популяризации этого головного убора стала дизайнер Марина Духан.

­- Марина, сколько вы уже занимаетесь шляпками?

— Наш роман длится уже четыре года. Сколько шляпок вышло из-под моих рук за это время? Возможно, около трех сотен, а может, и больше. Для меня это не товар — это радость, любовь, удовольствие… Немного с потом, с истертыми и обожженными паром пальцами, но все равно удовольствие.

— Насколько мне известно, прежде чем вы начали создавать шляпки сами, вы начали их коллекционировать. Расскажите о вашей коллекции, как она зарождалась и до сих пор ли пополняется?

— Первым — случайно — у меня появился котелок, который и развернул диаметрально мой взгляд на этот аксессуар. Федора, клош — чуть позже потянулись за этим английским красавчиком. Уже тогда почувствовала, что шляпка выделяет меня из толпы, вносит в образ эстетскую нотку, а как же начинающей актрисе без этого? Как говорится, хочешь стать заметной в толпе — надень шляпу.

Ну, а со временем ношение шляпки стало для меня настоящим пунктиком. Я их везла из разных стран, от разных мастеров, мне их просто отдавали, считая, что это хлам. Я их чистила, декорировала при необходимости и носила. В моей коллекции есть шляпки из французского королевского шляпного дома, из Дома Зайцева, Виолетты Литвиновой, художницы Марины Капиловой, дизайнера Наташи Андреюк-Костромы, Марины Скрабовской. Недавно из Питера привезла будёновку, и, возможно, она станет прообразом для какой-нибудь коллекции. Ведь я не только самостоятельно придумываю различные головные уборы, но и в сотрудничестве с дизайнерами одежды.

Два года назад для коллекции «Синева» Юлии Латушкиной я сделала 15 головных уборов в виде таблетки. Все они имели успех и быстро разошлись, только одну я оставила на память. Сейчас делаю несколько головных уборов для удивительной и креативной Тани Тур. Мне невероятно нравится эта девушка совершенно со своим взглядом на мир. Участвовали мои шляпки и в показах других дизайнеров.

— Скажите, насколько сильно то, что вы делали поначалу, отличается от того, к чему вы пришли сейчас?

— Первые мои шляпки, конечно же, сильно отличаются от сегодняшних: поначалу в них выплескивалось все буйство моей фантазии, без оглядки на заказчиков. В тех первых экземплярах еще очень мало знаний и опыта, только одна игра воображения и желание создавать. Но некоторые из них я и сейчас ношу с удовольствием, и они замечаются мастерами шляпного дела.

В основном делались они не на болванке, не формовались, а моделировались из текстиля. Теперь я работаю, смешивая эти два способа создания головных уборов. Чистый текстиль использую сейчас редко (только в летних и вечерних шляпках), основным же материалом для моих работ стал велюровый фетр, состоящий из кроличьего пуха. В летних шляпках отдаю предпочтение тонкому и изящному синамею.

В том, что я создаю сейчас, безусловно, уже гораздо больше мастерства, отточенности и сдержанности, хотя я до сих пор люблю слегка «похулиганить». И всегда рада тем покупательницам и заказчицам, кто понимает и принимает эту иронию, игру.

— Вы, по большому счету, самоучка? Обучают ли вообще где-то искусству создания шляпок?

— Шляпное дело на просторах бывшего Союза поугасло, только в центральных регионах сохранились островки, поддерживающие знания и обучающие этому виду творчества. Знаю, есть хорошая школа в Москве, но там обучение растянуто на год, а я не могла позволить себе так долго ездить на обучение и выбрала более короткий курс в Санкт-Петербурге при Международном центре кинопрофессий. Обучалась там у руководителя цеха головных уборов Мариинского театра Марии Черноглазовой.

Но, мне кажется, сейчас возможностей намного больше, можно даже получить курс по интернету, хоть от английской школы, хоть от австралийской… Но чем больше ты в теме, тем чаще возникают какие-то вопросы, и я постоянно развиваюсь, пытаясь получить ответы при помощи небольших мастер-классов от мастеров, у которых и опыта, и знаний несколько больше, чем у меня.

— Расскажите, как рождаются ваши шляпки?

— По-разному: что-то приходит из впечатлений, полученных в музее, на выставке, из линий, изгибов деревьев, цветов, контуров зданий… Что-то складывается случайно, из небрежно сложенной ткани — главное, увидеть в этом образ. Совсем недавно мне сказали, что шляпки у меня «сюжетные», и я где- то соглашусь: иногда за тем или иным экземпляром стоит целая история…

Часто бывает, что я что-то делаю не на заказ, а «отпускаю» себя: играю с формой, линиями, текстурой и радуюсь безмерно, когда потом находятся женщины, покупательницы, созвучные моим поискам. Как правило, эти вещи неповторимы, потому что второй раз вибрации души будут диктовать уже совсем другие образы.

Я изучала историю искусств, из стилевых предпочтений мне близки модерн и ар-деко, импрессионизм, кубизм и супрематизм — это то, что может вызвать во мне цунами. Если в Питере проходит выставка Эрте, я поеду посмотреть на тонкую игру линий этого мастера, чего бы мне это ни стоило. Я знаю, что далеко не в одной шляпке отзовется это прикосновение к прекрасному.

— Ваша клиентка — какая она?

— Мои шляпки любят неординарные барышни, но для меня неважен их статус, мне это в целом все равно. Но знаю, что одна из моих шляп уехала в Арабские Эмираты, и купила ее женщина, которая ведет программу о моде и стиле. Да и здесь есть, и в Москве, медийные персоны… Конечно, это самое приятное — когда я вижу свои шляпки на прелестных головках дам, когда они вносят ту ноту волшебства, от которой невозможно оторвать глаз. Иногда это так прекрасно, что сомневаешься: «А моя ли работа?»

И если раньше взоры на головной убор больше направляли женщины средних лет и постарше, то теперь очень много юных девушек проникается красотой и возможностями этого предмета гардероба, а он, как фокусник, вносит разнообразие в образ и стиль его обладательницы. Мне кажется, более игривого аксессуара невозможно найти. И даже если у вас всего одна шляпка, но вы обладаете богатой фантазией, то сможете создать с ней десяток интереснейших образов.

— Когда вы собираетесь делать шляпку на заказ, как именно вы «сканируете» клиентку, чтобы определить, что именно будет ей к лицу и по вкусу?

— Я люблю делать шляпки на заказ. Всегда при этом знакомлюсь с будущей обладательницей головного убора, узнаю ее характер, привычки, симпатии, рассматриваю различные модели на ней и потом все это складываю в форму ее индивидуальности, как я это вижу. Порой рождаются такие оригинальные вещи, что понимаешь: только благодаря этой конкретной личности пришла такая идея.

— Участвуете ли вы со своими работами в каких-то конкурсах, фестивалях, показах?

— Регулярно участвую в «Шляпном вернисаже», который традиционно в октябре собирает и мастеров, и любителей этого аксессуара в Музее кино. Если московская выставка «Шапо» представляет больше крупные предприятия, то мы — за индивидуальность. И больше в Минске нигде вы не увидите такого количества головных уборов, настолько разнообразных по форме и стилю.

Набраться опыта и расширить географию своего творчества планирую в следующем году, отправившись на шляпный фестиваль во Францию. У меня нет больших амбиций, мне просто интересно побыть в сообществе таких же увлеченных шляпками людей.

— Насколько ваше дело прибыльное?

— Вполне. Думаю, моя история — это еще одно подтверждение того, что человек может зарабатывать, занимаясь при этом своим любимым делом. Но я не хочу, чтобы стремление к получению прибыли стало доминирующим в моем деле. Поэтому отпускаю себя, чтобы побродить по музеям, выставкам, просто по парку, чтобы получить энергию для творчества, вдохновение для новых форм и идей. Пусть кого-то это «улыбнет», но я передаю через шляпки свою любовь, свое ощущение красоты… И это для меня важно.

— Каждой ли девушке подойдет шляпка?

— Мне кажется, что любой девушке, женщине, девочке или бабушке можно подобрать шляпку. Просто надо найти подходящий фасон, правильно определить ее место на голове, найти созвучность гардеробу. Сама я ношу шляпки постоянно, это уже моя особенность, да и без них я чувствую себя некомфортно, будто голая. Мне кажется, в шляпке любая женщина будет чувствовать себя по-другому, будет «нести себя»… А еще, проверено: в шляпке вы будете самой запоминающейся и заметной в любой, даже очень большой аудитории.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-10%
-30%
-10%
-50%
-15%
-10%