Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


/

В среде фокусников и иллюзионистов девушек практически не встретишь. Если они и появляются на сцене или цирковой арене во время номера, то, как правило, в качестве ассистенток. 27-летняя витебчанка Лена Постернак — удивительное исключение. Эта девушка — единственная в Беларуси последовательница знаменитого Гарри Гудини — основателя такого жанра, как эскейп (высвобождение из разнообразных пут и ловушек, порой в экстремальных условиях: в подвешенном состоянии или под водой, например). Она самоучка, и ее мастерство достигалось годами упорных тренировок.

О том, за сколько минут можно выбраться со дна озера, куда тебя сбросили в цепях, наручниках и с гирей на шее, как перебороть с помощью публичных выступлений накопившиеся с детства комплексы и в чем философия такого иллюзионного жанра, как эскейп, — в интервью с Леной Постернак.

— Лена, традиционно нельзя не спросить, с чего начался ваш интерес к цирку и фокусам.

— Когда мне было лет четырнадцать, по ТВ показывали множество различных цирковых шоу, и изначально меня заинтересовало сразу несколько цирковых жанров, среди которых был и эскейп.

Я практически сразу начала тренироваться: развивала максимальную гибкость и высокий болевой порог, изучала искусство йогов и факиров, всерьез задумывалась о том, чтобы выступать в качестве «человека-змеи». Несколько лет серьезно занималась боевыми искусствами, сдавала экзамены на пояса.

А еще играла в любительском театре и в 25 лет поступила на режиссуру (сейчас учусь на последнем курсе), чтобы овладеть основами актерского мастерства, сценической речи, уметь подобрать музыкальное и световое оформление номера, найти свой сценический образ, уметь взаимодействовать с аудиторией, организовывать репетиционную работу с ассистентами…

Эскейп (жанр, который зародился благодаря Гарри Гудини) — один из самых редких в мире, и в Беларуси я пока выступаю в нем одна. Впрочем, девушки в эскейпе — явление уникальное даже на его родине, в США.

— Чем же вас так «зацепил» Гудини?

— Своей невероятной целеустремленностью и упорством. Он не останавливался перед трудностями. Именно поэтому многие его номера вошли в историю. Первое, что я сделала, узнав о таком уникальном человеке, — досконально изучила его биографию, а это около 600 страниц текста. Потом пересмотрела все документальные и художественные фильмы про него, что нашла. Самым запоминающимся и самым первым был фильм «Молодой Гарри Гудини» о начале творческого пути будущего гениального иллюзиониста. Ну и после этого моя жизнь уже не была прежней…

— В чем заключается эскейп? Чего в этом искусстве вы уже достигли, а что — только в планах?

— У жанра эскейп есть уникальная фишка — то, чего нет больше ни в каком другом. Эффект каждого трюка — освобождение, иногда в экстремальных условиях, например вниз головой на высоте или под водой за ограниченное время.

Сегодня я могу сделать практически любой трюк в своем жанре, при наличии репетиций и необходимого реквизита (цепи, замки, веревки, мешки, ящики, наручники и смирительные рубашки — все настоящее).

Недавно начала работать на высоте — повторила известный трюк Гудини, где он выбирался из смирительной рубашки, будучи подвешенным за ноги. Но пока что сделала этот трюк над сценой, а не на подъемном кране. Но все впереди!

Цели ставлю грандиозные. В ближайших планах — подводный номер уровня самого Гудини. С гирей на шее, всю обмотанную толстой цепью и в наручниках, меня выкинут из лодки посреди озера. Нужно будет выбраться в течение трех минут и всплыть. Естественно, на такой трюк никто не дает разрешений, но исполнить его перед публикой я намерена при любом раскладе. Возможно, уже этим летом. Тем более что он уже отрепетирован.

Среди более отдаленных устремлений — войти в состав какого-нибудь зарубежного цирка или шоу и наконец-то отправиться на гастроли.

— В чем главная сложность того, чем вы занимаетесь?

— Сложностей много. Первое, что отличает эскейп от фокусов, — он требует исключительной физической подготовки.

Тренировки необходимы по возможности ежедневно — это и общая физподготовка, и некоторые йоговские практики, и дыхательные техники, а также нужно учиться вязать надежные узлы и разбираться в замках. Каждый эскейпер умеет пользоваться отмычкой, даже если в выступлении она ему не нужна. На все это уходят годы.

Другая трудность ­- психологическая. В самом начале творческого пути я столкнулась с огромным препятствием — страхом публичных выступлений. В школьные годы надо мной насмехались из-за непривлекательной внешности, поэтому я никогда не выходила на сцену, и это стало причиной развития массы комплексов, и только спустя шесть лет после окончания школы — мне было уже 24 года, я все же рискнула показать свое мастерство людям — и на удивление успешно. Оказалось, что внешность в нашем деле играет не главную роль. Но все равно каждый раз нужно уметь преодолевать страх, что во время номера не выберешься и будешь выглядеть на публике идиотом. Хоть со мной такого и не случалось.

Третье — это материальные трудности. Жанр не из дешевых, особенно начинаешь понимать это, когда необходимо строить крупногабаритный и сложный реквизит, а бюджет ограничен.

Кроме того, очень сложно заказать профессиональный реквизит за рубежом. Далеко не всё способно пройти таможню без проблем. А учебные материалы по эскейпу заказать реально, но только за большие деньги и на английском языке.

Ну и последнее по счету, но не по значению — это команда. Если фокусник-манипулятор вполне может создавать и репетировать свои номера в гордом одиночестве перед зеркалом, то с эскейпом это не пройдет. Всегда нужен ассистент (а лучше несколько), который будет создавать условия, а также страховать на случай провала. Я работала со многими людьми, и порой они меня очень подводили. Например, не приходили на репетицию только из-за того, что на улице дождь или настроение у них не то сегодня. Я не терплю такого отношения к делу. Поэтому постоянного ассистента в данный момент у меня нет. Выручают коллеги-фокусники.

— Помните свой первый выход на публику?

— Выйти на сцену я решилась лишь спустя долгие годы тренировок. Только в 23 года точно поняла, что нашла свое призвание и нужно его показывать людям. Три года назад я посетила свой первый в жизни фестиваль фокусников, в Днепропетровске. Там познакомилась с единственным в Украине последователем Гарри Гудини, продемонстрировала ему свои навыки. Он был впечатлен, мы затем долго переписывались. Он помогал мне достать редкий реквизит для трюков, предлагал совместную работу, и я очень обрадовалась сначала, но напрасно. Один раз мне довелось выступить с ним в качестве ассистентки, а потом о своем обещании он просто забыл. Так и началась моя карьера — с разочарования. Впоследствии я не раз сталкивалась с «кидаловом» так называемых «коллег», однако даже в этом есть свои плюсы. Я научилась полагаться только на себя, поняла, что и один может быть в поле воином.

— А реальную опасность, риск для жизни эскейп представляет?

— Среди более десятка иллюзионных жанров эскейп занимает почетное первое место по трагическим случаям. Многие иллюзионисты погибали или были тяжело травмированы, пытаясь повторить подвиги Гудини. Если говорить в общем, опасность жанра сравнима с занятиями экстремальными видами спорта. Но при должной подготовке трагических случаев легко избежать. В моей практике, к счастью, серьезных травм не было. Да и здоровье стало только лучше, ведь это искусство требует постоянной работы над собой.

Кстати, сам Гудини во время выступлений часто был травмирован, но крайне редко обращался за медицинской помощью. Мог со сломанной ногой выступать, — такая преданность делу не может не восхищать.

— И зачем же вам это все нужно?

— Мне интересно мое искусство в первую очередь из-за его идеи освобождения, ведь свобода — это вечная ценность, за которую имеет смысл бороться и в жизни, и в искусстве. И кстати, умение выкручиваться из сложных ситуаций еще никому не мешало!

— Храните ли вы в секрете, как выполняете те или иные трюки? И откуда они берутся изначально?

— Фокусники и иллюзионисты имеют право делиться секретами только между собой. Случайного человека никто посвящать в тайны своего искусства не будет. Есть профессиональная этика, своего рода кодекс, и фокусники его придерживаются.

В связи с тем, что в стране нет циркового училища, абсолютное большинство фокусников и иллюзионистов — самоучки. Нередко они достигают впечатляющих успехов и становятся профессионалами. Новые номера, как правило, строятся на старых, хорошо забытых трюках, поскольку что-то принципиально новое в этом деле придумать довольно сложно. Много идей можно найти в книгах, видеосеминарах.

Очень много дает участие в фестивалях иллюзионистов. У нас в стране это «Magic Show» в Гродно, который проводится раз в год. На одном из них я проводила мастер-класс по своему жанру.

— Где вы чаще всего выступаете и насколько это доходное дело?

— Не могу сказать, что очень преуспела на сегодняшний день, поскольку дохода мое дело мне не приносит с декабря прошлого года. Возможно, причина в отсутствии рекламы. Как бы там ни было, я просто продолжаю работать и верю в лучшее. Я не хожу по организациям и не предлагаю свои услуги на их праздники. Не люблю навязываться.

Работаю чаще на небольшую и среднюю аудиторию, участвую в благотворительных мероприятиях, в основном в пределах Витебской области. Всё не за гонорар, а за идею.

— Есть ли у вас увлечения помимо эскейпа?

— Сейчас у меня два основных хобби: подводное плавание и воздушная гимнастика. Плаванием занимаюсь регулярно уже лет пять, хотя до 22 лет даже не держалась на воде — пришлось преодолеть и этот страх. Весь год с сентября по май тренируюсь в бассейне, а летом — на открытых водоемах. Гимнастика — мое новое хобби, в котором, тем не менее, уже заметен прогресс. Считаю, никогда не поздно начать, было бы желание!

Иногда позволяю себе экстрим — например, прыжки с парашютом, скалолазание.

— Как люди относятся к такой вашей неординарности? Как реагируют новые знакомые, когда узнают, чем вы занимаетесь?

— Неординарности?.. Я вполне ординарный человек. Не считаю себя «не такой, как все», просто однажды решила делать то, что интересно лично мне, быть собой. В детстве я слишком много думала о том, что скажут люди. И зря. Если б еще тогда, будучи подростком, начала постепенно выступать на сцене, на сегодняшний день имела бы свое шоу. Но ни о чем не жалею. Всё ещё будет.

А к моему жанру у всех отношение разное: от непонимания до восхищения. Резко негативного отношения не встречала. Многие люди искренне переживают за меня, что очень приятно. Некоторые за спиной посмеиваются, но глупых шуток в свой адрес я просто не допускаю, как и критики от непрофессионалов.

— Верите ли вы сами в чудеса? Как думаете, считают ли люди своего рода чудом то, что вы делаете?

— Нет, в чудеса я не верю. Каждому «чуду» обязательно найдется логическое объяснение. Негативно отношусь к магам, целителям, экстрасенсам, не верю в паранормальные способности. Считаю, что верить нужно в себя, а не в какие бы то ни было сверхъестественные силы.

Ну, а что касается эскейпа — у него, как и у каждого искусства, есть своя философия. Я думаю, когда люди смотрят мои выступления, в них крепнет вера в безграничные человеческие возможности и в то, что поистине не бывает безвыходных ситуаций!