Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


/

Когда новые знакомые спрашивают Юлию Борис о ее профессии, услышав ответ, и удивляются, и восхищаются одновременно. Юлия — акушерка. Именно ее руки — первые, в которых оказывается только что появившийся на свет младенец. За те четыре года, что Юлия работает в родовом отделении, с ее помощью родилось уже около двух тысяч малышей. Две тысячи раз ей приходилось быть не только свидетельницей, но и самой непосредственной участницей чуда.

О том, как отражается на характере и привычках работа в родовом отделении, о своего рода «бумах» рождаемости первого января и о том, как ведут себя во время родов взволнованные отцы под окнами роддома, — в интервью с Юлией Борис.

— Почему я выбрала эту профессию? С детства очень любила людей, детей, все живое и жизнь в целом. Постоянно за щенками, котятами ухаживала, лечила их. Интерес к медицине привил и дядя, который работал фельдшером на подводной лодке в Калининграде и иногда приезжал в гости.

Я закончила Слонимский медицинский колледж по специальности «фельдшер-акушер», потом думала пойти в бригаду скорой помощи, но быстро поняла, что мне хочется какого-то более позитивного адреналина. И устроилась в родильный дом, где тружусь уже четыре года.

Работа эта, хоть и радостная, благородная, но очень сложная: как физически, так и морально. Не все выдерживают.

Работаем по скользящему графику: день, ночь, два дня выходных. Рожают у нас много (за смену бывает до десяти родов), поэтому мы все время на ногах: не то что чаю попить — иногда просто присесть не успеваешь. Часто роды идут одни за другими или три-четыре женщины рожают одновременно: тогда к работе подключаются весь медперсонал.

Первый год работы обычно все акушерки воспринимают каждые роды как свои собственные. Вместе с роженицами глубоко дышат, тужатся… Вот так «рожаешь, рожаешь» всю смену, придешь домой абсолютно без сил, а потом еще и снится, что снова роды принимаешь.

При этом, что характерно, женщины запоминают только тех, кто с ними до и после родов. А нас, акушерок, которые рядом в самый ответственный момент — просто не видят. Оно и понятно — не до того им в самый разгар процесса. Так что мы, можно сказать, эдакие темные лошадки в большинстве случаев. Хотя, бывает и так, что запоминают, благодарят потом, в городе здороваются.

Если говорить о роженицах, то еще лет пять назад, по словам моих коллег, было гораздо больше именно первых родов. Сейчас же сильно увеличилось количество многодетных семей. То есть я даже по своим дежурствам замечаю, что у меня в среднем в день попадается только одна первородящая. У остальных женщин роды вторые, третьи, четвертые, пятые… Самое большое количество родов у одной женщины лично в моей практике — это девять. Слишком ли замученными выглядят такие по-настоящему многодетные мамы? Вы знаете, по-разному. Вообще, по женщине сразу видно, любимая она или нет. И это я не только про многодетных говорю.

Бывает, рожают женщины в возрасте 40−45 лет, и рожают прекрасных здоровых малышей. Бывают очень молодые роженицы — 14−16 лет. Но я считаю, что пусть ребенок родится рано, пусть он родится поздно, но зато родится. Потому что о том, насколько часто нынче встречаются случаи бесплодия, вы и без меня знаете.

Конечно, большинству женщин рожать страшно, даже если роды и не первые. Многие берут с собой иконку, суеверно обвязывают красную ниточку вокруг запястья, распускают волосы. Кто-то приходит с целой папочкой-шпаргалкой про то, как надо дышать, как делать гимнастику, как облегчить схватки. Это все, конечно, хорошо, но, когда наступает час икс, все эти домашние заготовки, как правило, сами же роженицы отбрасывают в угол — не до них…

Роды — это всегда непередаваемая боль. Конечно, женщины стонут, кто-то кричит. Моя задача как акушерки в этом случае успокоить роженицу, объяснить ей, что из-за криков она только теряет силы, лишает плод необходимого ему кислорода. Ведь во время родов малышу гораздо сложнее и хуже, чем его маме. Потому что сила, которая «выталкивает» его во время схваток на свет Божий, равносильна давлению целого легкового автомобиля.

Все это нужно донести до женщины, которая находится в панике и плохо воспринимает информацию, особенно если по соседству рожает кто-то еще. Поэтому у всех акушерок со временем вырабатывается громкий, четкий, где-то даже командный голос. И домашние потом долго не могут к этому привыкнуть. А еще наша профессиональная черта — это способность сохранять абсолютное спокойствие в любой ситуации. Вывести меня из себя практически невозможно. Мне невозможно испортить аппетит и мне ничего не страшно: ни кровь, ни крики… Вот разве что стоматологов боюсь — ничего не могу с собой поделать.

Когда работаешь в роддоме, само собой получается, что потихоньку запоминаешь даты всех религиозных праздников, с какого по какое число разные знаки Зодиака, даты разнообразные вплоть до Дня независимости США или Дня взятия Бастилии. Потому что для каждой мамы, конечно, важно, в какой именно день ее малыш появился на свет. И мы с ними обсуждаем это, бывает, чтобы отвлечься, особенно в тех случаях, когда схватки длятся по нескольку часов кряду. Всегда очень позитивно реагируют мамы, родившие ребенка в новогоднюю ночь, на Пасху, или, например, мальчика — 8 марта. Я и сама, кстати, 23 февраля родилась.

А если говорить о новогодней ночи, то у нас с годами даже поговорка такая появилась: «веселее» ночи 31 декабря может быть только утро 1 января". Потому что такое ощущение, что все роженицы, для которых уже пришел срок родов, во что бы то ни стало стремятся встретить Новый год дома, а под утро уже расслабляются и стройными рядами — к нам!

Что касается самих «виновников торжества» — новорожденных, то, хоть и считается, что все они на одно лицо, это не так! Мы, акушерки, держали в своих руках не одну сотню, а некоторые — и тысячу младенцев, и нам, как никому другому, видно, насколько же они отличаются друг от друга. Не только волосами, которых может не быть совсем, а может быть и шевелюра длиной сантиметров пять, но и разрезом глаз, формой лица, носа, цветом кожи, размером (бывают же богатыри, которые весят больше пяти килограммов!). Даже характер проявляется уже на первых минутах жизни: кто-то очень требователен, кто-то капризничает, а кто-то спокоен и добродушен.

Будущие папы зачастую очень активно пытаются поддержать свою рожающую супругу под окнами роддома. Чего только не делают, и выкрикивают: «Давай, Оля, давай!», и желают девушкам побольше молока, песни распевают, фейерверки запускают, плакаты на гелиевых шарах поднимают на уровень нашего этажа. Были случаи, когда зачем-то пытались карабкаться по пожарной лестнице… А про асфальт и говорить нечего — он у нас постоянно весь исписан признаниями в любви и благодарностями за рождение сына или дочери. Вроде недавно положили новую плитку, так уже через неделю - все исписано опять. Из самого необычного и умилительного за последнее время: надпись «Люблю тебя, моя Матрёшечка!»

Конечно, работа акушерки — это не одна сплошная радость. Помимо того что за дежурство очень устаешь, случается ведь и так, что роды проходят с осложнениями. К сожалению, так называемых «классических» родов, в которых все четко, ровно и гладко, как по учебнику, — очень мало. Часто бывает, что раньше времени отходят воды, случается, что плод переношен и нужно вызывать схватки, и самое страшное — это кровотечения… Поэтому лично я, как и многие мои коллеги, — против родов на дому, которые сейчас входят в моду как нечто естественное и из разряда «наши бабушки ведь рожали в поле — и ничего». Они-то рожали, но ведь какая была в то время смертность как детей, так и рожениц! Не дай Бог что-то пойдет не так — здесь, в роддоме, меньше минуты уйдет на то, чтобы доставить ребенка в реанимацию. А что вы сделаете дома?

После подобного рода случаев, когда морально сильно выматываешься, чтобы снять стресс, я вышиваю крестиком. Уже вышила, наверное, с десяток картин. А если уж совсем «припекло», то иду пострелять в тир — помогает!

Но вообще, конечно, работа в родовом отделении приносит гораздо больше положительных эмоций, чем негатива. Иногда такое ощущение, что любовь здесь витает прямо в воздухе. Многие мамы, только-только родив, плачут от счастья. Бывает, младенцы, едва появившись на свет, уже улыбаются. И какую бы боль женщине ни пришлось испытать во время родов, она забывается практически мгновенно: это даже научно доказано.

Поэтому, какой бы сложной ни была моя работа - эти счастливые моменты, когда ты видишь в глазах женщины, только что ставшей матерью, зарождение самой огромной и непреложной в мире любви — любви к своему ребенку… Это компенсирует абсолютно всё!