Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


От 6 до 40% ─ столько белорусов, согласно опросам различных организаций и институтов, хотят уехать за границу. Уезжают далеко не все, более того, часть наших земляков, пожив за границей, принимает решение вернуться обратно. Почему в Беларусь можно и нужно возвращаться, LADY рассказала Агния Асанович, которая, получив блестящее европейское образование в Колледже Европы и шанс стать функционером в европейском институте, выбрала позицию менеджера проектов в небольшой организации по реабилитации людей с инвалидностью. Сегодня девушка работает специалистом по связям с общественностью в Фонде ООН по народонаселению (ЮНФПА) в Беларуси.

Для меня было важно рассказать о Беларуси — для всего мира мы, к сожалению, серое пятно

— В 2008 году я окончила Минский государственный лингвистический университет и поняла, что хочу образование более аналитического характера. Мне хотелось понимать процессы, которые происходят в Беларуси, за рубежом, находить взаимосвязи и выявлять тенденции. По рекомендациям знакомых я решила поступить на специальность «Европейские исследования (политология)» в Европейский гуманитарный университет (ЕГУ). Университет находится в Литве, а эта страна с 2004 года входит в Европейский союз. Инновационные знания, участие в конференциях, на которых выступают зарубежные студенты, общение с преподавателями из Литвы, Украины, Польши — все это было действительно важно для меня.

Для лучших студентов ЕГУ, совместно с Центром Восточно-Европейских исследований, предоставлял возможность зарубежной стажировки. Так я уехала на полгода в Норвежский институт по международным делам (NUPI). Департамент, в который меня пригласили, занимался российскими и евразийскими исследованиями. Я помогала ученым, собирала аналитический материал, организовывала конференции. Для меня также было важно рассказать о Беларуси — для всего мира мы, к сожалению, серое пятно — и услышать, какое мнение существует о нашей стране. Стажировка длилась полгода. Возвратившись домой, я поняла, что дальше хочу углубиться в изучение Европейского союза — это уникальный интеграционный проект, где 27 стран совместно принимают решения на наднациональном уровне. В поисках лучшей школы по Европейскому союзу дороги привели меня в Колледж Европы (Брюгге, Бельгия) Это независимый университет, основанный в 1949 году «отцами» Европейского союза, среди которых был премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. Колледж готовит политическую элиту.

Агния вместе с одногруппниками на Национальной неделе

Правила приема в университет не отличаются от других европейских или американских вузов, однако требования очень высоки. Хотя бы взять то, что студентам нужно в совершенстве владеть двумя иностранными языками — английским и французским, чтобы общаться на них, писать эссе, делать проекты.

Первый этап поступления — подача документов. На сайте необходимо скачать и заполнить анкету и приложить свое CV вместе с заверенными дипломом бакалавра или магистра при наличии, приложением к диплому, копиями сертификатов. Кроме того, нужно несколько рекомендаций от коллег или преподавателей и мотивационное письмо, в котором кандидат должен показать свою заинтересованность в обучении, с одной стороны, а с другой — рассказать о своих исследовательских и профессиональных интересах.

Второй этап — телефонное интервью с комиссией. С тобой связывается как минимум пять человек — представители кафедры, университета — и каждый из них задает вопрос, который может касаться как мотивации, так и твоих знаний, уровня подготовки. Потом тебе сообщают результаты, ты открываешь визу, получаешь карту резидента и на полтора года (а именно столько длится обучение) считаешься гражданином Бельгии. Студенты из стран Восточной Европы должны выиграть стипендию — иначе они не смогут обучаться в колледже.

В Беларуси месяц можно просто ходить на лекции, а потом выучить все за одну-две ночи. В Бельгии — это провал.

География абитуриентов очень широка! В год моего поступления попали студенты из 43 стран. Случайных людей нет ─ там карьеристы, которые хотят быть функционерами для европейских институтов и в меньшей степени заниматься исследовательской работой. Колледж Европы может давать хорошую академическую подготовку, но в первую очередь это все-таки практические знания. Учебники постоянно ежегодно перепечатываются, так как ЕС постоянно эволюционирует, возьмем, к примеру, вступление в силу Лиссабонского договора в 2009 г., который существенно реформировал систему управления ЕС.

В колледже есть несколько факультетов: «политика и администрирование», «международные отношения», «право» и «экономика и менеджмент». В мой год белорусы поступили на все факультеты. У нас подобрался девичий состав — на «менеджмент» прошла девушка из Белорусского государственного экономического университета, на право — из ЕГУ, еще одна девушка, которая училась на «международных отношениях», получила степень бакалавра в Манчестере. В год набирают около 400 студентов, распределение по специальностям происходит равномерно. Каждый выпуск посвящен определенному человеку, который важен для ЕС. Мой выпуск был назван в честь Марии Складовской-Кюри. Я всегда ей восхищалась, и поэтому было приятно выпускаться под ее именем.

Преподавательский состав очень разнороден, есть постоянные профессора, а есть приглашенные (flying professors), которые работают в разных странах и специально по расписанию прилетают в Брюгге. Преподаватели — это не просто лекторы, это академики, консультанты в различных институтах и агентствах ЕС. Мы всегда обсуждали самые свежие кейсы точно так же, как и сами члены Европарламента. Колледж часто навещают бывшие выпускники, которые стали видными политическими деятелями, и читают студентам лекции, анализируют различные тенденции в ЕС — кризис, интеграцию, специфику развития, при этом они часто вспоминают, как сами были студентами, как сдавали экзамены действующим преподавателям.

Форматов обучения несколько — это лекции, семинары, командные проекты, дебаты. Проекты — хороший повод познакомиться, а дебаты — почувствовать себя на месте парламентария. ЕС — это система точек и столкновения. У каждой темы есть множество нюансов. Когда ты готовишь аргументы, то лучше узнаешь тему, углубляешься в предмет. Также в обучении были задействованы другие инструменты — электронные системы, куда мы загружали задания, чтобы преподаватели могли отслеживать нашу активность, даже находясь в другой стране. Часто писали эссе, к которым применялись очень высокие требования, — всегда нужно было создавать новый продукт. Плагиат жестко наказывался, вплоть до исключения из университета. Книги давали нам только теории и кейсы, вся практика сосредоточена в стенах европейских институтов. Для того чтобы находить фактический материал, нам приходилось ездить в Брюссель. Поэтому студенты Колледжа Европы — это студенты, постоянно курсирующие между Брюсселем и Брюгге.

Студенты с легкостью получают пропуска в институты ЕС. Каждый может написать письмо ассистенту политика Европейской комиссии, Европейского парламента, встретиться с самим политиком, участвовать в заседаниях, пройти небольшую стажировку. Учебные условия таковы, что если ты не будешь посещать заседания, общаться с чиновниками, брать у них интервью — ты просто не сможешь учиться. Преподаватели университета четко понимают, насколько ты «в теме».

К сожалению, не все студенты выдерживали такую нагрузку — были отчисления. Из-за того, что нет ставки на репродукцию (прочитал и пересказал), нужно постоянно анализировать материал, систематизировать знания. Я помню, как полка просто зарастала распечатками, не хватало места. Даже тем ребятам, которые учились в самых топовых вузах, например, Оксфорде, Стокгольмской школе экономики, постоянно приходилось выходить из зоны комфорта в первом семестре. В Беларуси месяц можно просто ходить на лекции, а потом выучить все за одну-две ночи. Здесь — это провал.

На Рождество всем студентам раздавали горячий шоколад и орешки, а преподаватели переодевались в Санта Клаусов

В колледже были очень высокие требования, но при этом нам создавали условия и для отдыха. Администрация выделила нам бар, и мы сами решали, какие напитки туда заказываем. Все было очень прилично. По четвергам, в наш традиционный барный день, обязательно проводились тематические встречи, соревнования, например, олимпийские игры. Когда становилось тепло, мы организовывали гонки на лодках по каналам Брюгге. Каждая из команд должна была смастерить лодку из пластиковых бутылок, из пенопласта, потом в течение двух недель проводились «тестирования», а после — финальные заезды на скорость.

Есть еще одна замечательная традиция: у нас проводился футбольный турнир, в котором принимают участие команды разных выпусков. Играют как парни, так и девушки. Я приехала в Колледж Европы со сломанной ногой и все равно решила играть: не могу без спорта, поэтому собрала команду, мы начали тренироваться каждые выходные, заказали себе форму. Это был не только спортивный опыт, но и организаторский. Всякий раз приходилось продумывать все до мелочей: и как провести турнир, и где заселить ребят, и какую вечеринку сделать после мероприятия.

Одно из самых ярких университетских мероприятий, не связанных с футболом, проходило накануне Рождества: всем студентам раздавали горячий шоколад и орешки, а преподаватели переодевались в Санта Клаусов. Мы часто посещали мероприятия с участием местных властей, представителей элиты. Были и другие активности. На таких встречах бывшие выпускники колледжа рассказывали, каким образом можно попасть на работу в европейские институты.

Мне хотелось понимать, что я действительно что-то в силах изменить, поэтому вернулась в Беларусь

Существует определенная система отбора и прохождения тестов. Очень сложно конкурировать, не имея европейского гражданства. Таких экспертов, как ты, много даже среди выпускников Колледжа Европы. Если ты француз, немец, бельгиец, то проще проникнуть в ту или иную организацию — не нужно проходить через затратные для работодателя процедуры трудоустройства. Поэтому ты должен быть суперуникальным, чтобы тебя действительно захотели взять на работу. В любом случае вначале приходишь как стажер, зачастую бесплатно — а потом начинается прекрасный карьерный рост. Кстати, есть организация, которая лоббирует отмену бесплатных стажировок. Дело в том, что студенты Колледжа Европы имеют за плечами не одно образование — иногда даже три-четыре-пять. Вот человек с таким образованием, семи пядей во лбу, вынужден бесплатно работать. Если повезет, можно попасть на оплачиваемую стажировку, но сумма будет символическая. Её едва хватает на жилье, оплату проезда и питание. Тем временем нагрузки колоссальные.

Стажировка или обучение — это временные практики, и ты должен проявить себя, чтобы остаться. Возможно, и я не была настолько предприимчивая, как некоторые из моих коллег, но я ставила несколько иные цели. В Европе меня привлекало научное сообщество, я видела себя частью университета. Мне нравится, что студенты в Европе могут путешествовать и получать знания в разных странах — это для меня какой-то академический рай.

В Совете министров ЕС

Мои знания в Беларуси никак не востребованы, у нас отсутствует школа Европейского союза, поэтому преподавать в университете или работать аналитиком в данной тематике в рамках кафедры или государственного агентства ─ большая редкость. Я хотела остаться в Европе, чтобы не терять связь с новыми знаниями. Однако я вижу потенциал в своей стране и хочу, чтобы она трансформировалась. Не всем повезет, став стать частью какого-либо института в Европе, параллельно поддерживать связь с Беларусью. Я думала о докторантуре и была зачислена в Польшу на программу «политология», но понимала, что потом выйду на другой уровень и вновь окажусь в башне из слоновой кости. Мне же хотелось чувствовать свой вклад, понимать, что я действительно что-то в силах изменить. Поэтому решила вернуться в Беларусь. Мне не удалось интегрироваться в белорусское научное сообщество на уровне университетов. Я писала аналитические статьи в журналы Беларуси, Литвы, Словении, занималась переводам и журналистикой, писала на темы, связанные с ЕС.

Уже по возвращении домой я участвовала в одной образовательной языковой программе и там познакомилась с лидером Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников. В тот момент он меня очень сильно вдохновил, показав пример человека, для которого коляска — это всего лишь средство передвижения.

Я решила, почему бы мне не присоединиться к гражданскому сообществу? Те знания, которые я получала, позволят решать какие-то проблемы на местах. Так совпало, что после возвращения с очередного образовательного проекта во Франции я нашла вакансию «менеджер проектов» в организации, которая занимается адаптацией людей с инвалидностью. Я проработала два замечательных года, демонстрируя вместе с коллегами с инвалидностью и без, что у всех должны быть равные права и возможности.

Неважно, где ты находишься, главное, что есть неравнодушные люди

Друзья, конечно, хотели, чтобы я была рядом, но они всегда удивлялись, говорили: «Тебе здесь будет тесно, и ты все равно уедешь». В моей стране не тесно, а, наоборот, очень много работы. Как только ты углубляешься, сразу встречаешь море единомышленников, открытых и заинтересованных. Многие, узнав о моем образовании, спрашивают: «А что ты здесь делаешь?». Я быстро отвечаю — применяю свое образование.

У меня было несколько «возвратов» из Европы. Первый раз — из Норвегии — я очень тяжело переносила. Ты понимаешь, что здесь ты невостребованная, хотя действительно имеешь уникальные знания и хочешь помогать своей стране. Из Бельгии я возвращалась другим человеком, осознавая, что в Европе есть свои плюсы и свои минусы. Нет никаких сомнений, что в Беларуси во всех секторах есть профессионалы, заинтересованные в решении проблем. Существует гражданское общество, которое работает над решением вопросов в сфере молодежной политики, людей с инвалидностью, гендера, экологии, городского пространства. Неважно, где ты находишься, главное, что есть неравнодушные люди. А если совсем на чистоту, то невероятно приятно следить за достижениями, которые происходят именно в Беларуси.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-10%
-20%
-40%
-20%
-70%
-20%
-20%
-10%