Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

Мы очень любим истории женского успеха — такие, которые вдохновляют. Во многом из-за любви к этим историям в прошлом году мы реализовали проект о белорусках, которые успешно сменили работу по найму на собственное дело.

Этой весной мы решили расширить тему и рассказать о наших соотечественницах, которые уже создали или создают карьеру буквально «с нуля» — в другой стране и в незнакомых условиях. Проект «Собралась и улетела» — это цикл материалов о белорусках, ставших успешными в эмиграции.

Если вы хотите поделиться с читателями LADY своей историей о карьере за рубежом, пишите нам на apr@tutby.com

Наша сегодняшняя героиня — Екатерина Царанок, которая сменила три страны проживания и ни разу не почувствовала себя эмигрантом.

— Я предпочитаю называть себя не эмигрантом, а экспатом, то есть профессионалом, который временно работает в другой стране. Еще учась на первом курсе университета в Минске, я подумала о том, как было бы здорово жить по пять лет в разных странах, учить язык, культуру, заводить друзей, а затем двигаться дальше и открывать новые места. Приблизительно так в моей жизни и получилось.

Я стала подавать заявки на все возможные программы и стипендии за рубежом. Сначала уехала в Соединенные Штаты на полгода. Там я хорошо подучила язык, много путешествовала, познакомилась с замечательными ребятами, которые до сих пор шлют мне письма и открытки, но почему-то после моего белорусского адреса ярким маркером пишут Russia. Не знаю, сколько раз уже я им объясняла, что это не одно и то же.

США — это удивительная страна, динамичная, хорошо организованная. Однако не могу сказать, что чувствовала там себя в своей тарелке. Я с огромным удовольствием буду туда приезжать путешествовать, отдыхать, делать покупки. Но вряд ли я смогла бы там жить долгое время.

Вернувшись домой, я получила возможность уехать учиться в Германию, сначала на год, а потом поступила на регулярное обучение и осталась на пять лет. Параллельно заканчивала учебу в Беларуси на очном отделении и несколько раз в месяц приезжала домой. Это был непростой период, так как приходилось учиться в двух университетах, постоянно переезжать и оправдываться за пропуски занятий и тут, и там. К тому же мой немецкий не был шикарным на тот момент, а с профессорами не договоришься — им все равно, можешь ты читать оригинальный текст или нет. Раз поступил, так учись. Все экзаменационные работы были подписаны только номером, никаких имен. Поди знай, кто пишет.

С папой возле университета в Германии

Пройдя через это, я поняла, что ничего невозможного нет. Если есть желание, надо меньше думать, как его осуществить, а просто приниматься за дело с той стороны, с которой можешь к нему подступиться. Если не лениться и не пасовать перед обстоятельствами, то возможности сами тебя найдут. Это же касается и финансового аспекта. Я благодарна своим родителям за то, что всегда чувствовала надежный тыл. Но очень быстро я нашла студенческие подработки в Германии, а затем выиграла стипендию фонда Конрада Аденауэра, которая позволила мне сконцентрироваться только на учебе и получить диплом с высоким средним баллом.

Студенческие годы — самое замечательное время в жизни. Недаром европейцы учатся по десять-двенадцать лет. Сейчас с трудом себе представляю, как можно было сидеть за книгами до трех ночи, вставать в шесть утра, ехать на работу за 80 км от кампуса, возвращаться во второй половине дня и бежать на лекции, а затем опять до трех ночи читать научные статьи. Но столько беззаботного веселья, безграничных надежд и стремлений, теплых, добродушных, а иногда до смешного бесшабашных друзей можно встретить только в это время!

Поскольку мой университет находился на границе с Польшей, я записалась на курс польского языка и часто, как и другие студенты, ходила через границу «на закупы». Удивительно, стоит только перейти реку Одр, как попадаешь совсем в другой мир! На немецкой стороне люди тихие, вежливые, все время улыбаются. Поляки громкие, веселые, могут с ног сбить и не заметить. Они сделают это так естественно, что ты даже не будешь чувствовать себя обиженным.

Мы тянули оттуда все — польские яблоки, гречку, творог и даже хлеб. Позже депутат Бундестага, у которого я работала, рассказал анекдот о том, как поляки в наше время, завидев немецкие танки, идущие в их сторону, перепугались и начали выставлять оборону. Немецкий офицер по громкоговорителю объявил: «Соседи, не бойтесь, мы едем к вам заправляться».

Польша вступила в Европейский союз 1 мая 2004 года. Не было конца счастью жителям двух берегов Одера. Это событие было отпраздновано широко и красиво. Разговоры в парикмахерской, у сапожника, в мясной лавке были только о том, как здорово изменится теперь жизнь, как славно, что мы будем вместе. Вечер в честь праздника выдался теплым и по-настоящему весенним. Мы стояли на мосту, соединяющем две страны, и смотрели один из лучших в моей жизни фейерверков. Я подумала тогда, что тоже хочу в ЕС. Эта мысль вспомнилась мне четыре года спустя, когда я вошла в Европейский парламент с собственным пропуском.

На праздновании Oktoberfest

В последние годы учебы в Германии я переехала в Берлин. В рамках курса «Политический советник как профессия» мы должны были самостоятельно найти место практики в Бундестаге. Меня пригласил работать в свой офис депутат Михаел Стюбген. В немецком парламенте меня поразило то, с какой непринужденной легкостью и проворством некоторые депутаты передвигаются по подземным переходом правительственных зданий на самокатах. Там же я в первый раз узнала, что депутаты не готовят сами свои речи. В библиотеке Бундестага стоят целые стеллажи сборников речей на каждый случай. Депутаты вообще мало что делают сами. За хорошим депутатом всегда стоит профессиональная команда ассистентов. Еще я не могла без слез ходить по коридорам Рейхстага, где находятся стены с «русскими граффити», которые остались после того, как советские солдаты водрузили над ним свой флаг.

Берлин навсегда останется моей второй родиной. Мне жалко туристов, которых водят по центральным улицам и главным достопримечательностям города. Берлин — это уютные дворики, знать которые могут только местные, это сумасшедшие художники с Прэнцлауэрберг, хипстерские кафе в Кройцберге, турецкие рынки свежих овощей и фруктов в Нойкёльне и танго под открытым небом на берегу Шпрее.

Германия приучила меня регулярно ходить в оперу и на симфонические концерты. Во времена моей учебы студентам предоставляли возможность купить оставшиеся за 30 минут до начала спектакля билеты по цене всего 10 евро. Очень часто нам доставались самые лучшие места, которые по нормальной цене никто не выкупал. И то, без чего я не могу представить себе ни одну поездку в Берлин, - это посещение фантастического шоу в театре-варьете «Фридрихштадтпаласт». Даже сейчас, когда я вспоминаю о своей жизни в этом городе, про себя напеваю старую песню Марлен Дитрих «Ich habe noch Einen Koffer in Berlin» (У меня есть еще чемодан в Берлине). И честно говоря, он у меня там на самом деле есть.

Поворотной стала для меня поездка в Брюссель, организованная студенческим союзом моего университета. Мы посещали военные базы НАТО, Европейскую комиссию и парламент, а также исследовательские институты, занимающиеся изучением вопросов международных отношений. Вернувшись в Германию, я рискнула подать заявление на стажировку в Европейский парламент. Именно рискнула, так как туда принимают в основном только граждан ЕС. Исключения, правда, тоже бывают, как я сама потом убедилась. Меня приняли не сразу. Три предыдущие попытки успеха не принесли. И вот я в Брюсселе снова.

Моим боссом стал мистер Меуччи, потомок Антонио Меуччи, который, как пишет Википедия, первым изобрел телефон, но не успел запатентовать его вовремя. Как настоящий итальянец шеф был мастером создавать вокруг себя хаос. Однако когда подходил дедлайн, как по волшебству, из этого беспорядка выходил совершенный во всех отношениях продукт. Я ходила на работу, как роман читала — до последнего дня вся команда была в напряжении, никто не понимал, что мы вообще делаем. И только мистер Меуччи оставался спокойным, выглядел расслабленным и все время шутил. Он дал мне, пожалуй, самый важный совет для профессиональной жизни. «Мисс Царанок, — говорил он, — надо относиться серьезно к своей работе. Но нельзя относиться серьезно к себе в этой работе».

Выступление на конференции “Европейский союз и Казахстан 2050” в Европейском социальном и экономическом комитете
Выступление на конференции «Европейский союз и Казахстан 2050» в Европейском социальном и экономическом комитете

Это правило здорово помогало, когда мы организовывали встречи представителей национальных парламентов всех стран ЕС в Европейском парламенте в рамках президентства Совета Европейского союза. На данных мероприятиях часто присутствовали главы государств и правительств. Напряжение при организации таких встреч было велико, как и риск faux-pas. Надо было отрабатывать каждую деталь, много изучать и брать ответственность за досадные недочеты, даже самые мелкие из которых могли бы превратиться в международный скандал, если бы это стало кому-то выгодно. Только умение посмеяться над собой и спасало. А еще я приучила своих коллег пить березовый сок «Асалода», который единственный продавался в местном русском магазине и стал незаменимым освежающим напитком нашего отдела в горячие дни подготовки саммитов и встреч.

Самоирония мне также здорово помогла год спустя, когда контракт в парламенте закончился. Я открыла собственную компанию и прошла регистрацию в качестве аккредитованного представителя интересов в Европейском парламенте. Не хотелось терять наработанные контакты и связи, а данная аккредитация до сих пор дает мне возможность участвовать почти во всех встречах и конференциях в парламенте. В такой форме я сотрудничала с несколькими агентствами по коммуникации, связям с общественностью, профессиональными ассоциациями, представляющими интересы своих клиентов в европейских институтах, включая Совет делового сотрудничества «Беларусь — ЕС».

На конференции с участием третьего президента Украины Виктора Ющенко в Европейском парламенте
На конференции с участием третьего президента Украины Виктора Ющенко в Европейском парламенте

С первых же дней в роли предпринимателя мне представилась возможность оценить разницу в подходе к работе в бельгийских и немецких компаниях. Помню, еще во время учебы в Германии я подрабатывала в коммуникационном агентстве. Одна коллега утром не смогла включить компьютер из-за того, что уборщица накануне нечаянно задела шваброй шнур и достала его из розетки. Коллега ужасно разозлилась, что не может начать вовремя, и за пару минут умудрилась основательно испортить всем настроение. Как контрпример: в бельгийской коммуникационной компании, с которой я сотрудничала несколько лет, проводили учебную пожарную тревогу. Попросили всех покинуть офис и выйти на улицу. По сигналу пожарного можно было возвращаться на свои места. Учебная тревога длилась минут десять. В офис вернулось меньше половины сотрудников. Когда я выходила за сэндвичем во время перерыва, видела многих из них на террасах в кафешках с бокалом пива. Оказалось, что это вполне приемлемо.

На одной из конференций в Европейском парламенте я встретила русскоязычную девушку, с которой мы сначала просто подружились, а затем стали развивать собственные проекты по академическому сотрудничеству между университетами стран Евразийского экономического союза и ЕС. Образование — одна из самых благодатных сфер деятельности. Кроме возможности путешествовать по две-три недели в месяц наши программы дали мне возможность общаться с учеными и академиками, а также держать руку на пульсе современных технологий и знаний. О многих инновациях, о которых я узнала в поездках по линии академического обмена, я пишу в журналах. Сейчас я планирую развивать наш образовательный центр и издать книгу об этикете современного делового общения на основе цикла статей и курса, который я читаю студентам.

Любопытно наблюдать, как динамично меняется сегодня эта сфера во всем мире. Мы находимся в версии образования 3.0, когда обучение возможно в любом месте и в любое время. Новые технологии в корне изменили наше представление о возможностях образования и сделали его непрерывным. Уверена, что классические университеты, которые существуют уже с 12 века, совершенно видоизменятся в недалеком будущем. Беларусь сделала маленький шажок к переменам, вступив в болонский процесс, но этого недостаточно. Мы будем работать над тем, чтобы внести свою лепту в модернизацию и интернационализацию системы образования моей страны.

В Международном космическом университете в Страсбурге в рамках программы академического обмена EduCouncil. На заднем плане - советская транспортная космическая капсула “Алмаз”
В Международном космическом университете в Страсбурге в рамках программы академического обмена EduCouncil. На заднем плане — советская транспортная космическая капсула «Алмаз»

Оглядываясь назад, вспоминаю только хорошее. Хоть собиравшиеся время от времени тучки над головой уже рассеялись, не могу безучастно смотреть начало фильма «Девчата», когда Тося Кислицына приезжает в поселок и встречавший ее комендант удивляется: как всё, что есть у человека, может поместиться в такой маленький узелок. Затем он отводит ее в дом, где на кровати нет даже подушки. Комендант с порога кидает Тосе первую попавшуюся под руку подушку и, крикнув «живи!», закрывает дверь. Приблизительно так начинались все три мои истории. Почти то же происходило и с моими друзьями, которые проделали похожий путь.

Моя идея о пятилетних циклах проживания в разных странах по-прежнему актуальна. Только теперь мне интереснее не переезжать, а создавать резиденции в нескольких странах и жить по очереди в каждой из них.

Вместе с партнерами в данный момент мы занимаемся развитием международного образовательного центра EduCouncil. Мы изучаем европейские тенденции современного образования и проводим научные конференции, образовательные программы с использованием инновационных методик преподавания и обучения и программы академического обмена для преподавателей и студентов вузов стран Евразийского экономического союза и Европейского союза. Наша задача — повысить престиж наших учебных заведений за рубежом и помочь им включаться в международные образовательные проекты.

В отношении места жительства я не вижу больше смысла переезжать с места на место. Интеграционные процессы в мире и возможность работать удаленно нам позволяют иметь резиденции в нескольких странах и курсировать постоянно между ними. Поэтому уже сейчас в дополнение к Минску, Берлину и Брюсселю я создаю инфраструктуру в Лиссабоне, которая позволит мне приезжать туда как домой в любое время.

Тем, кто задумывается о возможности эмиграции, хочу напомнить, что мы живем в мире, где уже почти не осталось границ и барьеров. Само понятие эмиграции сильно изменилось за последние 10−15 лет. Это больше не то же самое, что было в 70-х — 80-х годах прошлого века, когда человек уезжал и как будто умирал для своих друзей и родственников, остававшихся на родине. За более чем декаду вдали от дома я сменила три страны, и я ни разу не чувствовала себя эмигрантом. Такое впечатление, что просто переезжаешь жить в соседние города. Я часто прилетаю к родителям в Минск, они также навещают меня в странах, где я живу. Значение новых технологий вообще сложно переоценить. Каждый раз, когда я отправляю фотографии или звоню домой по Viber, думаю про себя: какие же молодцы наши ребята, которые эту штуку придумали. Наверное, они тоже были далеко от любимых людей, когда им в голову пришла эта идея.

Нужные услуги в нужный момент
-25%
-10%
-20%
-10%
-10%
-40%
-30%
-30%
-10%