Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

Представители этой профессии умеют менять людей настолько, что и родная мама бы не узнала. В их умелых руках всего за полчаса молодая девушка может превратиться в древнюю старушку, мужчина — в женщину, а целый и невредимый человек — в павшего от шальной пули бойца. Более того, одна эта профессия — гример кино — воплощает в себе навыки и визажиста, и парикмахера, и постижера, и художника, и мастера по маникюру, и где-то даже пластического хирурга.

С актером Игорем Сиговым

О тонкостях профессии гримера мы попросили рассказать Анастасию Овсяник, которая за четыре года тесного сотрудничества с «Беларусьфильмом» уже успела поработать на съемках двенадцати полнометражных картин:

— Анастасия, расскажите, чем запомнился первый фильм, на съемках которого вам довелось работать в качестве гримера?

— Я попала в профессию, можно сказать, по удачному стечению обстоятельств. У меня художественное образование, и я просто для себя решила пойти на курсы визажа. И однажды как-то случайно попала на съемки кино, где меня познакомили с опытным гримером, которая присмотрелась ко мне и отметила для себя, что я могла бы тоже преуспеть в этом деле. И когда возникла надобность в помощнике гримера на съемках картины «Белые Росы», обо мне вспомнили. И не успела я оглянуться, как обнаружила себя бегающей по съемочной площадке и мотающей на ус каждое слово и действие своих наставников.

Это был для меня совершенно новый, очень яркий опыт. Вот так прийти практически «с улицы», и погрузиться в мир кино, в самую его «кухню» — это было невероятно! И, конечно, я первое время очень переживала, боялась не оправдать надежд. Поэтому старалась изо всех сил схватывать на лету все секреты наложения киношного грима, много тренировалась дома: на себе и «на кошках». (смеется)
И усилия не прошли даром — у меня начало получаться, это заметили и стали приглашать работать не только на киносъемках, но и гримировать артистов для разнообразных видеоклипов, рекламы, концертов.

— А много ли гримеров работает на «Беларусьфильме»?

— В основном, гримеры сотрудничают со съемочными группами по договорам. Я вот тоже оформлена как индивидуальный предприниматель. И таких очень много — десятки. А вот тех, кто работает в штате, можно пересчитать по пальцам одной руки. И это очень опытные люди, стоявшие, так сказать, «у истоков». Они такие интересные вещи рассказывают о том, к каким хитростям гримерам приходилось прибегать когда-то раньше. Например, парики и всякие постижерские изделия (накладные бороды, усы, брови и прочее) когда-то давным-давно приходилось делать из конского волоса, который предварительно вымачивали, выпаривали, красили и производили над ним еще массу разнообразных манипуляций. Спонжи для нанесения тона на лицо сооружали из ваты и марли, а пудрили… с помощью заячьего хвостика!

— В каком учебном заведении у нас готовят гримеров кино?

— Насколько я знаю, у нас — нигде. Новичков азам профессии обучают те, кто уже давно работает на съемочных площадках, и знакомы с тонкостями наложения грима. Кроме того, и я сама, и мои коллеги постоянно повышаем уровень мастерства на разнообразных курсах и мастер-классах, которые часто проводят гримеры, работающие в российском и украинском кинематографе.

С актером Андреем Фроловым

— Многие считают, что гример — это тот же визажист. А в чем отличие?

— Не хочу обижать визажистов, хотя бы потому, что тоже начинала с визажа. Но это достаточно узкое направление: визажист занимается только макияжем. Гример же полностью отвечает за внешний вид артиста (не считая одежды, которой заведует костюмер). То есть гример должен уметь делать стрижки, прически, макияж, маникюр, пластический грим, разнообразные спецэффекты… Всего и не перечислишь.

— Стоп, с этого места поподробнее: расскажите для непосвященных, что такое спецэффекты и пластический грим?

— Пластический грим — это наклеивание на кожу специальных накладок из латекса или силикона, благодаря чему можно моделировать лицо. Делать другими нос, скулы, уши, создавать двойной подбородок, делать лысину и так далее. Артисты, которых вот так вот «преображаем» по требованию режиссера, обычно воспринимают свое отражение в зеркале с юмором, сами над собой подшучивают.

С актером Юозасом Будрайтисом

Что касается спецэффектов, то это, например, слезы, которые делаются элементарно с помощью глицерина, закапанного в глаза. Или, например, есть специальный гель, который изображает, как бы это сказать… жидкий насморк. (смеется)

Ну, и разнообразные синяки, раны, порезы — это тоже гример должен уметь изображать максимально натуралистично.

В детстве, я, как и многие, думала, что в качестве крови на съемках кино используют краску или кетчуп, но нет! Есть специально предназначенные для этого жидкости с определенным составом. И особенно часто такой «кровью» приходится пользоваться на съемках боевиков или военных баталий. И вот знаете, бывают такие кадры, когда кровь брызжет прямо на камеру? Ну так вот, обеспечивать такой спецэффект — тоже дело гримера, и мне тоже это делать приходилось.

— Не передергивает вас, когда изображаете всяческие раны?

— О, нет! Тут ко всему привыкаешь. Мне и «трупы» не раз приходилось гримировать. Синюшный или желтый цвет кожи делаешь… А потом эти «зомби» в перерывах слоняются по площадке, кофе пьют. В общем, скучно не бывает!

— Насколько вы заняты в течение рабочего дня? Загримировали всех, кого надо, и свободны?

— Как бы не так! Обычно на фильме работает не менее двух гримеров, но часто — больше. Я работаю в паре с художником по гриму Верой Дордюк — в четыре руки. Мы распределяемся по сторонам. Она — левша, отвечает за левую сторону лица артиста, я — правша, и отвечаю за правую. Очень удобно! Ну, или одна из нас наносит грим, вторая делает прическу. Гримировать нужно профессионально, но при этом очень быстро, потому что из-за того, что кто-то из артистов до сих пор не загримирован, съемки придется отложить всей съемочной группе. Но иногда бывают и настолько сложные гримы, что вдвоем мы работает над одним человеком 1−2 часа.

Но даже когда вся эта объемная работа закончена, мы не можем заниматься какими-то своими делами и, тем более, покидать площадку. Задача гримера — строго следить за тем, чтобы грим у артиста был в полном порядке. Чтобы не потек от жары или дождя, чтобы не появился блеск на коже, когда человек потеет. Мы то и дело бегаем поправлять актерам волосы, когда ветер. Смотрим постоянно, хорошо ли все выглядит в кадре.

Ну, то есть, сколько длятся съемки, столько времени «от звонка до звонка» гримеры и находятся начеку: и в жару, и в снег, и в дождь. Чаще всего смены длятся по 8 или 12 часов, но бывают и по 16, и по 24 часа. Поэтому форма одежды у меня обычно самая что ни наесть походная: джинсы, майки, куртки, кроссовки: потому что во время съемок и «кровью» забрызгаешься, и в грязи поползаешь. И всегда беру еще с собой двадцать пять кофт про запас, чтобы кутаться в них, когда холодно и целый день на улице.

— Какие самые сложные или необычные гримы вам приходилось делать?

— Наверное, самая интересная работа была — это создание сказочных персонажей. Одна только Баба-Яга чего стоит! Ну, или Ленина делала для рекламного ролика, или золотого по пояс человека…

Часто приходится «старить» людей для съемок. Это достигается с помощью разнообразных накладок, игры теней, париков, прокрашивания специальной краской-«седилкой» отдельных прядей волос для эффекта седины.

— Наверняка вам приходилось встречаться на съемках и со «звездными» артистами. Легко ли с ними работать?

— Вообще, на моем счету уже двенадцать полнометражных фильмов, среди которых «Белые Росы», «Про Петра и Павла», «Государственная граница», «Обратная сторона луны» и другие. И, да, мне посчастливилось работать с Юозасом Будрайтисом и Николаем Караченцовым, Андреем Мерзликиным, Андреем Фроловым, Анной Семенович, Дмитрием Астраханом, Михаилом Тарабукиным, а из белорусских актеров — с Павлом Харланчуком, Олесей Грибок, Евгением Булкой, Сергеем Жбанковым, Игорем Сиговым и другими замечательными актерами.

Могу сказать, что большинство из них — очень простые, несмотря на свою известность, люди. Работать с ними вполне комфортно. Андрей Фролов — сплошной позитив, просто этакий луч света. Мерзликин невероятно общительный — вечно за пять минут успевал миллион баек рассказать. И грима ему требовалось очень мало — он и так всегда прекрасен!.. Анна Семенович накладывала грим сама — говорила, что лучше знает особенности своего лица. И, кстати, многие актрисы возят с собой свой грим, потому что кожа склонна к аллергии.

— Наверное, ваша «профессиональная деформация» в том, что вы не можете спокойно смотреть кино: невольно обращаете внимание, где что не так с гримом?

— Ну да, есть такое. Замечаешь и огрехи грима, и качество отмечаешь. Очень всегда бросаются в глаза ошибки, когда в одном кадре волосы у актрисы, например, лежат спереди, а в другом кадре — уже все откинут назад. Или ногти другим лаком накрашены. За этим как раз гримеры должны следить.

Ну, и, конечно, когда смотрю голливудские фильмы, очень впечатляет работа мастеров грима. И немного завидую тому, какие у них в этом плане возможности. У нас все попроще, конечно, хоть грим и качественный, фирменный, с использованием косметики мировых брендов.

— Вы наверняка и сама ого-го какие макияжи делаете…

— А вот и нет, крашусь очень редко. Я и так красивая! (смеется)

Поэтому стараюсь макияжем не злоупотреблять, а то ж режиссер работать не сможет!..

— Довольны ли вы тем, что попали в эту необычную профессию?

— Конечно! Мне кажется, ее невозможно не любить. К тому, чтобы завоевать определенный авторитет в этой профессии, я шла долго и упорно. Обожаю свою работу, люблю общение, которое она дарит, здесь есть возможность художественно роста, эксперимента, творчества… В общем, это однозначно мое!

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-30%
-75%
-10%
-15%
-50%
-20%