Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


Дизайнер Рюсукэ Нанки побывал в Минске и рассказал LADY о том, как подружить традицию с настоящим и сделать историю привлекательной для молодежи.

— Я специализируюсь на теме выставочного дизайна. Обычно под этим понятием имеется в виду дизайн пространства, но я пытаюсь гармонично совместить и место, и контент.

В университете я изучал архитектуру. Моим учителем был известный японский архитектор Сигэру Бан (лауреат Притцкеровской премии за 2014 год. — Прим. автора). В своих работах Сигэру Бан использует бамбук, бумагу. В качестве ученика-помощника в его студии я участвовал в нескольких выставках. Мой учитель также специализировался на выставочном дизайне, и этот интерес он передал мне. Я — фанат этого дела.

— Что для вас традиция?

— Традиция — нечто старинное, накопленное ранее, оставшееся с прежних времен… Она может быть оживлена новыми подходами, можно создать еще одну страницу в ее истории. Как связать старое и новое? Традиция — основная тема в моей выставочной работе. Трансформация старинных вещей — вот основная задача.

Старые вещи обычно просто показывают на выставках в окружении таких же традиционных атрибутов, например, старинной музыки. Вроде бы просто и доступно для понимания, но такая подача истории без связи с настоящим — неудачная идея, неинтересный способ подачи информации, с моей точки зрения.

Отдавать дань уважения историческим объектам можно и нужно, но используя современные технологии (ведь мы живем в современном мире!). И это более продуктивно.

— Расскажите о вашем проекте, который проходил в Париже.

— Этот проект был связан с японским деятелем культуры и искусствоведом Росанзином. Он был необычен тем, что держал свой ресторан, где создавал настоящие шедевры — искусства и кулинарии. А все блюда подавались гостям на керамике (блюда, пиалы), которую он также создавал сам. Росанзин был профессиональным шеф-поваром. К слову, многие рестораны высокой кухни в Японии испытали влияние творчества Росанзина. Очень эстетически впечатляющее чувство возникает после просмотра его блюд даже на фото.

Источник фото: cargocollective.com/ryusukenanki/L-art-de-Rosanjin-exhibition

В Париже в Национальном музее восточных искусств Гиме состоялась выставка, посвященная творчеству Росанзина, которую я представил как дизайнер в 2013 году.

Перед этим я был впечатлен, когда в парижском ресторане увидел блюдо под названием «пицца-суши»! И это подавалось в «мекке для гурманов», в Париже. Я понял, что представление о нашей кухне в Европе не слишком исчерпывающее. Поэтому, чтобы говорить с французами о творчестве Росанзина, надо было прежде дать правильное понятие о традиционной японской кухне.

Вживую показать японские блюда и их приготовление? Такой проект стоил бы очень дорого. Тогда мы провели съемку в японском ресторане, где любил бывать сам Росанзин. Мы сняли работу повара-сушиста, он выкладывал суши на керамические блюда Росанзина. Повара и операторы волновались — ведь такая арт-посуда стоит очень дорого. Особенность готовки и сервировки — быстрота повара, одно суши готовится 30 секунд, ведь оно должно быть максимально свежим.

Стол для подачи суши в Японии особый, я измерил его точные параметры и сделал точную копию — экспозиционный «стол» для выставки в Париже, куда мы проецировали видео приготовления и сервировки суши. Благодаря высочайшему разрешению зрители могли видеть структуру еды и керамики. Красота движения рук повара, итог его работы — думаю, мне удалось передать атмосферу японского ресторана.

Но в нашем ресторане места немного — и я сделал инсталляцию «дом света». Это пространство буквально создано из лучей света, внутри — словно в комнате японского ресторана.

Источник фото: cargocollective.com/ryusukenanki/L-art-de-Rosanjin-exhibition

Я старался делать проект таким образом, чтобы люди не просто посмотрели на что-то традиционное, но чтобы у них осталось яркое впечатление от увиденного. Дизайнеру надо открыть новое в старом, обновить традицию.

— На этом ваша работа с традиционной японской едой в качестве экспоната не закончилась?

— Если предыдущий проект был мне заказан, то тот, о котором сейчас расскажу, я придумал сам. Тут я выступил не только как автор, дизайнер, я продвигаю бренд под названием «традиция». Речь о книге «Иккоан», она посвящена традиционным японским сладостям — вагаши.

Вагаши издавна использовались как элемент аранжировки чайной церемонии. Размер сладости невелик 2−3 см в диаметре — она помещается в центре ладони. Каждый шедевр кулинарного искусства передает особенности сезона или природного явления.

Сейчас традиция изготовления вагаши переживает кризис в Японии. Все меньше кулинаров обучается этому искусству, большая часть молодых кондитеров учится готовить европейские сладости, такие, как торты и пирожные. Раньше в Японии было много магазинных традиционных сладостей, а сейчас они постепенно исчезают. Поэтому я и занялся проектом «книги вагаши».

Герой моей книги — кондитер-профессионал Шикара Мидзюками. Название книги «Иккоан» — это название его магазина. Я в детстве был немного странным — мне нравились японские сладости, тогда как мои сверстники предпочитали шоколад и мороженое. На днях рождения я видел торты и пирожные, но на моем празднике всегда были только японские сладости. Изделия господина Мидзюками я помню с детства. Помню то, детское, ощущение восторга от сладостей его приготовления.

Шикара Мидзюками на странице книги «Иккоан» / Источник фото: cargocollective.com/ryusukenanki/IKKOAN-book

Самый важный момент в изготовлении японских сладостей — чувствовать момент сезона. Без этого нет вагаши. Сегодня в Японии, как и во всем мире, 4 сезона (зима, весна, лето, осень). Но в древнем японском календаре это понятие отличалось: за 365 дней сезоны менялись 72 раза! Связано такое количество сезонов было с сельскохозяйственной деятельностью, крестьянскими работами. Поэтому я попросил кондитера приготовить 72 вида сладостей, по числу сезонов. В книге Шикара Мидзюками выступает не только как профессионал-кондитер, но и как искусный художник.

72 типа сладостей — это много, съемка заняла 4 года (мы работали по выходным). Я попробовал все — и это было очень вкусно, так что можно продолжать (смеется). Названия сладостей — по названию сезонов, например: «пион расцветает», «начинает цвести персик», «расцветает лотос», «начинаются ливни», «первый крик фазана»…

Источник фото: cargocollective.com/ryusukenanki/IKKOAN-book

В процессе работы мы реализовывали японский принцип: «Каждая встреча уникальна». С утра мы не знали, какую сладость будем снимать. Неповторимость мгновения присутствовала в нашей работе и помогала нам преодолеть усталость.

Дизайн самой книги тоже необычен. Я разрабатывал макет книги как архитектор, и отнесся к нему как к архитектурному сооружению. Все, что есть в книге, — тоже миниатюрные ландшафты. Довольно сложно передать в книге структуру сладостей, ощущение текстуры. Наощупь я выбирал бумагу, которая бы воплотила сущность японских блюд. Книга издана на трех языках — японском, английском и французском.

Источник фото: cargocollective.com/ryusukenanki/IKKOAN-book

Книга передает информацию, надеюсь, что я смог передать дух приготовления вагаши. Этот проект еще не закончен, впереди — выставка в Праге, посвященная японским сладостям. Надеюсь, в Беларуси зрители также смогут увидеть и попробовать настоящие вагаши.

У меня есть совет: когда вы смотрите на что-то очень старое, смотрите на это как современный человек, такой ваш свежий взгляд поможет увидеть новое в старинном и оживить историю.

— Ваши работы о связи прошлого и настоящего. Какова сегодня связь поколений в Японии?

— Это индивидуально. Многие люди уважают то, что создали предыдущие поколения. Основная задача в японском обществе сейчас — сохранить это уважение и представить традиции в новом свете. Это и моя задача как культуролога и дизайнера. У многих молодых японцев несколько утилитарный подход, они смотрят, насколько симпатичным выглядит то или иное историческое наследие. И если оно кажется им непривлекательным, они не обращают на него внимания, соответственно, наследие перестает существовать. Надо заинтересовать их, чтобы они не игнорировали прошлое.

— Проблема, актуальная для Европы, оказалось, не менее остро стоит в Японии, которая славится своим трепетным отношением к истории. Как считаете, традиции передаются благодаря семье?

— Конечно! Например, моя мама очень любила японские сладости и часто посещала магазин Шикара Мидзюками, она и приучила меня к вкусу японской традиционной кулинарии. Связь поколений — она в разных вещах. Когда я вырос, то в качестве благодарности за такой элемент воспитания создал кулинарную книгу вагаши.

Вместо того чтобы теоретически воспитывать ребенка на тему традиций, надо дать ему попробовать что-то реальное и конкретное. Важно использовать разные предлоги и зацепки для ребенка: «вот интересная книга», «смотри, какой узор»…

За помощь в организации интервью выражаем благодарность Посольству Японии в Беларуси и лично госпоже Томоко Ханада