Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


Известная шведская детская писательница Юя Висландер (Jujja Wieslander), автор сказок о Маме Му и Вороне рассказала LADY о своей литературной карьере.

Фото: Т. Посевина

— Расскажите, как вы начали писать для детей?

— Я начала писать тексты песен, потому что я очень много пела… Ведь всем известно — маме легко петь для своего ребенка. Слова тут не должны быть какими-то сложными.

Потом мы с мужем Томасом придумали следующее: брали чистый лист бумаги, складывали его, затем разрезали — в итоге получалась маленькая книга. Мы брали эту «книгу», шли в детскую и спрашивали у детей: «Ну что, какая у нас сегодня будет история?».

Когда наши дети придумывали истории, чтобы заполнить страницы этой «книги» — мы многому у них учились. Они давали им очень смешные названия … Мы узнавали от детей, что же должно быть в детских книгах. В основном это были истории о том, что происходило в течение дня. Они рассказывали о том, чего боялись, во что играли. Мы поняли: важно уметь слушать детей.

— Расскажите подробнее об этих детских историях.

— Эти истории часто были нелогичными, непоследовательными, немного странными. Порой дети засыпали на второй странице, едва начав нам рассказывать историю… Но мы понимали, видели — это рассказы об очень личных, глубоких переживаниях детей. Это то, что не дает им покоя.

Например, они придумали историю о девочке и мальчике, Кале и Карин, которым было 4 и 5 лет, но они очень хотели пойти в школу, потому что их старшие братья и сестры уже туда ходили. Представьте книгу. На первой странице нарисованы герои и написано: «Кале и Карин хотят пойти в школу». Но на второй странице — нарисован волк и написано: «а по дороге они встретили большого и злого волка». На следующей странице они решили — волка сбивает машина. Дети попросили нас нарисовать все в деталях, подробно, с лужами крови… Волка сбивает машина, и дети везут его в больницу, где зверя вылечили. Конец счастливый — дети сидят у волка на коленях, и все хорошо. Благодаря такой вот истории мы узнали, что наши дети боялись машин, им тяжело было принять этот страх, и они придумали другого персонажа, которого боялись еще больше, чем машин, то есть волка. Страх машин убивает другой большой страх — волка, в результате дети справились и с боязнью машин, и с чем-то еще более пугающим.

У нас накопилось достаточно много таких вот книжек, созданных вместе. Мы с мужем называем эту коллекцию «нашим университетом». И когда у меня спрашивают о том, как же писать детские книги, я говорю: «слушайте детей, потом пишите, то есть используйте свои уши, а потом уже — язык».

Юя Висландер и Надежда Кондрусевич-Шидловская, переводчица книг о Маме Му на белорусский язык
Юя Висландер и Надежда Кондрусевич-Шидловская, переводчица книг о Маме Му на белорусский язык

— То есть дети — полноправные соавторы?

— Да, в большой степени так и есть.

— Вы из Швеции, где потрясающая история детской литературы. На итальянских художников давит груз прежних традиций, а как вам работается на родине легендарных детских писателей? Вы чувствуете какую-либо особую ответственность?

— Скорее, чувствую помощь предыдущих поколений. Астрид Линдгрен нас всех очень вдохновляет, она была очень добрым и щедрым человеком. Именно она внесла в литературу осознание того, насколько важна для ребенка игра, что дети имеют право на игру. А вот о воспитании в детских книгах надо позабыть. Ведь если мы говорим о взрослой литературе — никто нас открыто не учит, как надо жить. И в детской литературе надо отказываться от такого желания. Я бы сказала, что Астрид Линдгрен меня вдохновляет.

Фрагмент из сказки про Маму Му и бассейн
Фрагмент из сказки про Маму Му и бассейн

Я являюсь членом Шведской Академии детской книги, куда входят писатели и иллюстраторы детских книг. Мы очень поддерживаем друг друга, и соревнования у нас нет. Мы стараемся распространять детские книги по библиотекам и среди школ. Я бы сказала, что в последние 10 лет в Швеции зарождается традиция детской книги-картинки. Много детских иллюстраторов, которые работают в паре с писателем, и в их книгах текст и картинка равноценны: история рассказывается и художником, и писателем одновременно. Так что первая встреча ребенка с книгой становится его первой встречей с искусством. Многие художники, которые работают для детских книг, — они очень современны.

—  Ребенок, играя, познает жизнь. Сейчас появляются книги, которые прорабатывают какие-то сложные психологические ситуации, такие, как смерть близких или развод родителей… Каково ваше отношение к философским и психологическим книгам для малышей?

— Я считаю, в детских книгах должно быть все: и смерть, и детские страхи, и вещи, для них непонятные. Например, когда я была ребенком, было невозможно представить себе, чтобы детей брали на похороны. Сейчас дети везде вместе со взрослыми. Им интересно, что происходит, когда умирает бабушка, и что случается потом. Такие вопросы, как смерть, страх, вопросы мигрантов, которые сейчас очень актуальны для Швеции, вопросы насилия — все, что ребенок видит на экране телевизора, — это надо обсуждать в детских книгах.

Важно слушать ребенка, какие вопросы он задает. Так, в Швеции сейчас много людей, которые просят милостыню, и дети спрашивают «почему она тут сидит? Откуда она приехала?», или «что случилось с моей бабушкой, когда она умерла?». На такие вопросы надо обязательно отвечать.

За помощь в проведении интервью выражаем благодарность Надежде Кондрусевич-Шидловской и Алесе Литвиновской