• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


Известная шведская детская писательница Юя Висландер (Jujja Wieslander), автор сказок о Маме Му и Вороне рассказала LADY о своей литературной карьере.

Фото: Т. Посевина

— Расскажите, как вы начали писать для детей?

— Я начала писать тексты песен, потому что я очень много пела… Ведь всем известно — маме легко петь для своего ребенка. Слова тут не должны быть какими-то сложными.

Потом мы с мужем Томасом придумали следующее: брали чистый лист бумаги, складывали его, затем разрезали — в итоге получалась маленькая книга. Мы брали эту «книгу», шли в детскую и спрашивали у детей: «Ну что, какая у нас сегодня будет история?».

Когда наши дети придумывали истории, чтобы заполнить страницы этой «книги» — мы многому у них учились. Они давали им очень смешные названия … Мы узнавали от детей, что же должно быть в детских книгах. В основном это были истории о том, что происходило в течение дня. Они рассказывали о том, чего боялись, во что играли. Мы поняли: важно уметь слушать детей.

— Расскажите подробнее об этих детских историях.

— Эти истории часто были нелогичными, непоследовательными, немного странными. Порой дети засыпали на второй странице, едва начав нам рассказывать историю… Но мы понимали, видели — это рассказы об очень личных, глубоких переживаниях детей. Это то, что не дает им покоя.

Например, они придумали историю о девочке и мальчике, Кале и Карин, которым было 4 и 5 лет, но они очень хотели пойти в школу, потому что их старшие братья и сестры уже туда ходили. Представьте книгу. На первой странице нарисованы герои и написано: «Кале и Карин хотят пойти в школу». Но на второй странице — нарисован волк и написано: «а по дороге они встретили большого и злого волка». На следующей странице они решили — волка сбивает машина. Дети попросили нас нарисовать все в деталях, подробно, с лужами крови… Волка сбивает машина, и дети везут его в больницу, где зверя вылечили. Конец счастливый — дети сидят у волка на коленях, и все хорошо. Благодаря такой вот истории мы узнали, что наши дети боялись машин, им тяжело было принять этот страх, и они придумали другого персонажа, которого боялись еще больше, чем машин, то есть волка. Страх машин убивает другой большой страх — волка, в результате дети справились и с боязнью машин, и с чем-то еще более пугающим.

У нас накопилось достаточно много таких вот книжек, созданных вместе. Мы с мужем называем эту коллекцию «нашим университетом». И когда у меня спрашивают о том, как же писать детские книги, я говорю: «слушайте детей, потом пишите, то есть используйте свои уши, а потом уже — язык».

Юя Висландер и Надежда Кондрусевич-Шидловская, переводчица книг о Маме Му на белорусский язык
Юя Висландер и Надежда Кондрусевич-Шидловская, переводчица книг о Маме Му на белорусский язык

— То есть дети — полноправные соавторы?

— Да, в большой степени так и есть.

— Вы из Швеции, где потрясающая история детской литературы. На итальянских художников давит груз прежних традиций, а как вам работается на родине легендарных детских писателей? Вы чувствуете какую-либо особую ответственность?

— Скорее, чувствую помощь предыдущих поколений. Астрид Линдгрен нас всех очень вдохновляет, она была очень добрым и щедрым человеком. Именно она внесла в литературу осознание того, насколько важна для ребенка игра, что дети имеют право на игру. А вот о воспитании в детских книгах надо позабыть. Ведь если мы говорим о взрослой литературе — никто нас открыто не учит, как надо жить. И в детской литературе надо отказываться от такого желания. Я бы сказала, что Астрид Линдгрен меня вдохновляет.

Фрагмент из сказки про Маму Му и бассейн
Фрагмент из сказки про Маму Му и бассейн

Я являюсь членом Шведской Академии детской книги, куда входят писатели и иллюстраторы детских книг. Мы очень поддерживаем друг друга, и соревнования у нас нет. Мы стараемся распространять детские книги по библиотекам и среди школ. Я бы сказала, что в последние 10 лет в Швеции зарождается традиция детской книги-картинки. Много детских иллюстраторов, которые работают в паре с писателем, и в их книгах текст и картинка равноценны: история рассказывается и художником, и писателем одновременно. Так что первая встреча ребенка с книгой становится его первой встречей с искусством. Многие художники, которые работают для детских книг, — они очень современны.

—  Ребенок, играя, познает жизнь. Сейчас появляются книги, которые прорабатывают какие-то сложные психологические ситуации, такие, как смерть близких или развод родителей… Каково ваше отношение к философским и психологическим книгам для малышей?

— Я считаю, в детских книгах должно быть все: и смерть, и детские страхи, и вещи, для них непонятные. Например, когда я была ребенком, было невозможно представить себе, чтобы детей брали на похороны. Сейчас дети везде вместе со взрослыми. Им интересно, что происходит, когда умирает бабушка, и что случается потом. Такие вопросы, как смерть, страх, вопросы мигрантов, которые сейчас очень актуальны для Швеции, вопросы насилия — все, что ребенок видит на экране телевизора, — это надо обсуждать в детских книгах.

Важно слушать ребенка, какие вопросы он задает. Так, в Швеции сейчас много людей, которые просят милостыню, и дети спрашивают «почему она тут сидит? Откуда она приехала?», или «что случилось с моей бабушкой, когда она умерла?». На такие вопросы надо обязательно отвечать.

За помощь в проведении интервью выражаем благодарность Надежде Кондрусевич-Шидловской и Алесе Литвиновской

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-50%
-50%
-50%
-10%
-25%
-10%
-27%
-30%
-30%
0058444