• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

Рыжие глазастые девчушки с пухлыми щечками, умилительные барашки и белоснежные медвежата, радуги и цветы — весь этот позитив, льющийся с войлочных картин Ирины Колесниковой, способен вызвать улыбку у кого угодно. Сама мастерица, которая за шесть лет создала более трехсот объемных шерстяных картин, показанных на нескольких выставках и разъехавшихся во все уголки Беларуси и мира, говорит, что, наверное, — это ее миссия: именно таким способом нести в мир добро и радость.

О том, как «рисовать» шерстью, почему в старину валянием занимались исключительно мужчины, какие невиданные объемы войлока уходят на создание одной картины и каких самых распространенных ошибок стоит избегать начинающим, — об этом и многом другом в интервью с Ириной Колесниковой.

— Ирина, вы окончили лингвистический университет, были преподавателем немецкого. Как так получилось, что вашим основным занятием стали картины из войлока?

— Я всю жизнь любила мастерить что-то своими руками, творчески проявлять себя, и даже мечтала в детстве стать художником. Моя мечта осуществилась в 30 лет, когда я впервые взяла в руки иголку для валяния.

Дело в том, что я живу по принципу: «всегда говори да». То есть соглашаюсь часто на всякие авантюры, участвую постоянно в каких-то проектах. И именно таким образом, в проекте «В поиске своих корней и себя современной», я познакомилась с шерстью. Мы с группой ездили по разным уголкам Беларуси и изучали старинные ремесла и традиции. Там-то я и узнала, по какой технологии делают валенки.

Мокрым валянием издавна занимались исключительно мужчины (шаповалы), поскольку это тяжелый физический труд. Несколько позже я прочувствовала это на себе. Конечно, я валяю не в таких масштабах и объемах, но все равно знакомые, которые не в курсе особенностей этого ремесла, нередко удивляются, откуда у меня такие здорово подкачанные руки и ноги…

Возвращаясь к истории моего превращения из преподавателя в художника по войлоку, скажу, что поворотным моментом была просьба работников детской библиотеки имени Гете, где я брала и переводила для дочки иностранные книги с замечательными иллюстрациями, меня попросили сделать несколько войлочных игрушек к Международной книжной выставке. Знали, что я «балуюсь» иногда с шерстью…

К делу я подошла ответственно, и помимо игрушек принесла тогда свою первую картину. Реакция на нее была настолько бурной, что мне тут же предложили организовать выставку. Я, конечно, была в шоке, но, как всегда, согласилась и на эту авантюру. Валяла после работы и по ночам, и в итоге моя первая персональная выставка состоялась ровно через месяц. А я поняла, что нашла себя. Что войлок и картины из него — это именно то, что мне никогда не надоест и чему бы я хотела посвящать все свое время.

— Чем же вас так «зацепило» валяние? Что в нем такого особенного?

— Шерсть, особенно та, которую я использую в своих работах (шерсть австралийского мериноса), — удивительный по свойствам материал. Он очень теплый, мягкий и… добрый, что ли. Сразу напоминает о детстве и его радостях, о пушистых зверюшках, о бархатистой коже младенцев, о ласковых материнских прикосновениях…

Я не раз замечала, что, например, когда сажусь за работу уставшей, вымотанной немного, шерсть как будто лечит. Как будто через пальцы, которые с ней соприкасаются, по всему телу разливается такая тихая радость и спокойствие… А если еще учесть, что один из этапов валяния — долгое и скрупулезное вбивание шерсти специальной иголкой, — это вообще сродни медитации. Так что, с какой стороны ни взгляни, — занятие приятное и полезное. Своего рода арт-терапия. А когда еще и видишь то, как оживает и смотрит на тебя широко распахнутыми глазками и улыбается человечек или зверек, который еще совсем недавно был всего лишь клубком шерсти, — душа начинает петь и хочется творить еще и еще!

— Насколько долгий и трудоемкий процесс валяния? Легко ли его освоить?

— Есть много разных техник, и у каждого мастера свои секреты и «фишки». Я, к примеру, основу своих картин делаю в технике мокрого валяния. Это значит, что шерсть разрывается на волокна, тщательно выкладывается, смешивается с водой и мылом, а потом довольно долго и с определенными усилиями валяется руками или ногами. Это метод тех самых шаповалов, о которых я говорила. Такой импровизированный «тренажерный зал» на дому.

Потом, когда все высыхает, наступает очередь сухого валяния с помощью специальной иглы. Без усидчивости и терпения тут не обойтись. Потому что в среднем у меня, например, на одну картину уходит от двух до четырех дней. Но это учитывая, что валянием я занимаюсь уже шесть лет и это основной мой вид деятельности.

Что касается того, каждому ли удастся освоить валяние, думаю — да. И работы учеников в моей школе по войлоковалянию «Бараш» это только подтверждают. И вовсе необязательно иметь художественные навыки. Когда вы возьмете шерсть в руки, почувствуете ее, сердце само вам подскажет, во что ее превратить, и направит ваши руки.

— А какие самые распространенные ошибки в валянии допускают новички?

— Многие ломают не одну иголку, прежде чем начинают подкладывать под свою работу слой поролона нужной толщины. Иголка должна очень глубоко проходить сквозь шерсть, и если поролон будет недостаточно толстым, инструмент будет постоянно ударяться о твердую поверхность и быстро сломается.

А еще многие не представляют, до каких размеров уваливается после мокрого валяния готовое изделие. Бывает, что практически в два раза! У меня у самой было такое в самом начале знакомства с войлоком: делала чехол для телефона, а получался чехол для флешки. Или тапочки вместо 38-го размера выходили не больше 35-го. А однажды у одной мастерицы примеряла заготовку для будущей шляпки — она мне почти до пояса доходила! А потом доваляла — и в самый раз. Вот такие чудеса!

— Какие сюжеты чаще всего вы выбираете для своих картин?

— Все эти образы, которые я воплощаю в своих работах, — это мой внутренний мир, то, что живет во мне и что мне хочется передать людям. Моя самая любимая героиня — это рыжая девочка, то бишь я. А еще я обожаю белоснежную шерсть, поэтому неудивительно, что в числе любимчиков также белые медведи и барашки.

Самое главное, что объединяет всех героев моих картин, — они добрые, улыбчивые, от них веет какой-то сказочностью и волшебством. Может быть, потому что на создание многих из них меня вдохновляют как раз таки сказки, детские книги, мультики, иллюстрации. Одна из самых любимых историй — «Маленький принц».

— Сложно ли в Беларуси на сегодняшний день заработать собственным творчеством? К чему нужно быть готовым тому, кто только планирует стать ремесленником?

— Скажем, это не так уж и легко. Чтобы зарабатывать хенд-мейдом, недостаточно просто хорошо делать свое дело. Нужны знания и определенные навыки в очень разных сферах. Нужно быть самому себе и маркетологом, и экономистом, и пиар-менеджером, и продавцом на разнообразных ярмарках и выставках… Поэтому, с одной стороны, это путь, полный сложностей, а с другой — очень увлекательный и дарящий удовольствие не только тебе, но и окружающим, процесс. По крайней мере я о том, что полностью погрузилась в мир творчества, не жалела ни разу. И заказы, слава Богу, есть.

— А какой была самая запомнившаяся реакция на вашу картину?

— Посетители моих выставок и заказчики всегда реагируют очень тепло. Но запомнилось, как девушка попросила сделать картину для подруги, у которой больное сердце и которая любит закаты, бабочек и слонов. Я всегда расспрашиваю очень подробно о том, кому предназначается подарок, чтобы попробовать понять этого человека и сделать то, что ему понравится наверняка. И в тот раз попадание было настолько точным, что подруга, увидев заказ, была переполнена эмоциями.

Или еще был случай, когда я сделала эдакий мультяшный семейный портрет на велосипеде-тандеме для семьи, где ожидали пополнение. Будущую малышку меня попросили изобразить тоже. А потом она родилась, и ее мама с удивлением сообщила мне, что я как в воду глядела: все в семье светлые, а малышка родилась с темными волосами, точно как на картине.

— Ирина, судя по вашим фото в соцсетях, валяние — это единственное занятие, которое удерживает вас на месте. В остальное же время вы где только не бываете и чем только не занимаетесь!..

— Да, я очень люблю, чтобы жизнь била ключом, обожаю приключения, путешествия и активный отдых, общение с людьми — отсюда и черпаю вдохновение. Много-много путешествую, хожу в пешие походы, занималась трекингом в горах Грузии и Турции, забиралась в пещеры. Активно катаюсь на велосипеде и плаваю на байдарках по Беларуси. Сейчас зимний сезон, поэтому катаюсь на лыжах. В общем, на месте не сижу.

— И откуда у вас берется время на столько всего интересного?

— Я стараюсь правильно расставлять приоритеты, поэтому и успеваю так много. Например, я совсем не смотрю телевизор, только по необходимости «сижу» в интернете, а еще мало сплю — всего шесть часов в день. Но моему организму так комфортно, ему хватает.

— Есть что-то такое в валянии, чего вы еще не умеете? Или грандиозные задумки, которые только собираетесь еще осуществить?

— Шерсть — настолько удивительный для меня материал, что даже спустя столько лет работы с ним мне хочется совершенствоваться и познавать все новые ее грани. Да и направлений различных в валянии невероятно много: чтобы охватить и перепробовать все техники — жизни не хватит! Так что мне еще валять и валять! А из задумок: очень бы хотелось создавать большие серии картин, валять свои войлочные сказки, посвященные какой-нибудь одной, волнующей меня, тематике. Ну и, конечно, научить валянию как можно больше людей в моей мастерской «Бараш»!

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-35%
-10%
-52%
-20%
-10%
-50%
0058953