Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


Олеся Ковальчук запечатлевает самый трогательный момент жизни нового человека. Когда-нибудь эти малыши станут великими космонавтами, талантливыми писателями, самоотверженными врачами, гениальными строителями или учителями. До этого их и их родителей ждет долгий путь, но на фотографиях Олеси они все еще помнят, как хорошо было у мамы в животе, и еще не предполагают, в какой большой мир они пришли.

— Олеся, расскажите, как вы пришли к тому, чтобы стать фотографом?

— Я окончила юридический факультет, работала юристом, и когда ушла в декрет, поняла, очень хочу поменять род деятельности. Мне нравилось работать юристом, и я была хорошим специалистом, но в какой-то момент мне показалось, что того, чего я хотела, я уже там добилась, что мне уже некуда расти. Тем более что я творческий человек, а работа юриста более рутинная, творчества там мало. Мне нужно было, чтобы что-то произошло, подтолкнуло меня, и это было рождение доченьки и сына — именно благодаря им в моей жизни появилась фотография.

Когда у меня в руках появилась первая зеркальная камера, я начала постоянно что-то снимать. В голове был образ того, что должно получиться, но на деле выходило совершенно другое, поэтому я пошла учиться на курсы по фотографии. Прошла одни курсы, поняла, что этого мало — пошла учиться на вторые курсы. Однажды я попала на съемку новорожденных и поняла, что это именно то, чем я хочу заниматься, что я хочу делать. Я стала снимать в студиях Минска, которых на тот момент было очень мало, и я предложила своему мужу открыть свою студию. На сегодняшний день наша «DivaStudio» самая большая студия в Беларуси, у нас семь интерьерных залов, еще два зала в процессе стройки.

У меня узкая специализация, потому что я считаю, что каждый должен заниматься своим делом и делать то, что у него получается лучше всего. Это как врачебные специальности — есть хирург, есть педиатр и т.д., каждый занимается своей областью. Я не снимаю ни свадьбы, ни крещения, ни детские праздники, я отказываюсь и рекомендую фотографов, у которых это хорошо получается. Я фотографирую новорожденных от 7 до 14 дней от рождения. Почему именно такая тематика? Наверное, потому что я сама мама двоих детей. Для меня это олицетворяет нежность, красоту, любовь — самые незабываемые эмоции.

Сначала я снимала своих детей, потом всех знакомых в округе, потом у меня стали появляться небольшие коммерческие заказы.

И настал момент, когда я поняла, что я уже не буду работать юристом. Я быстро развивалась в качестве фотографа — ведь в первый раз я взяла камеру в руки в 2012 году.

Я не останавливаюсь в обучении, продолжаю учиться и совершенствоваться, чтобы стать еще лучше и профессиональнее.

— Красота — относительное понятие, и для всех она разная. В чем заключается красота фотографии для вас?

— Когда ты только становишься фотографом, тебя волнуют одни вещи, потом — другие. Так, сначала меня волновало, что нужно купить красивую корзинку, ткань, надеть красивую повязочку на голову ребенка, красиво уложить ребенка. Сейчас для меня важен светотеневой рисунок, чтобы был объем на фотографии, мне хочется нежных, приглушенных тонов, чтобы аксессуары, которые я использую, не отвлекали внимания от самого новорожденного ребенка. Раньше казалось: если надеть большой цветок на голову ребенка, то это будет красиво, а сейчас хочется надеть маленькую повязочку, только чтобы обозначить, что это девочка. Для меня красота — когда папа или мама нежно держат на руках сыночка или доченьку, когда на фотографии видны чувства и эмоции, вот это сейчас для меня красиво.

— Должны ли быть какие-то особенные знания, чтобы проводить такие съемки?

— Многие фотографы боятся снимать таких малышей, ведь это очень кропотливый труд. Деток снимают в возрасте 5−14 дней, ведь в этот период малыши крепко спят, их не беспокоит животик. Я не говорю, что в месяц снимать нельзя, можно, но это уже совсем другая фотография. Съемка новорожденного может длиться от 3 до 7 часов. Температура воздуха в помещении, где проходит весь процесс, около 25−30 градусов. Позирование ребенка — это практически ювелирная работа. Опыт нарабатывается только после дорогостоящего обучения, и обучаться необходимо не один раз. Ведь вы же не хотите отдать малыша в руки дилетанта, который не знает элементарных правил безопасности? Этот вид съемки очень затратный для фотографа новорожденных: шапочки, штанишки, корзиночки — и каждый раз хочется нового, чтобы отдать родителям красивые и разнообразные кадры. До сих пор большую часть своего заработка я трачу на реквизит для съемки новорождённых. Да и техника, конечно, стоит немалых денег. Как сказала моя коллега: «Фотография новорожденных — это не способ заработка, это состояние души». Я полностью с этим согласна.

Я советую родителям, которые хотят сделать съемку новорожденного, выбирать из профессиональных фотографов, тех, кто прошел специальное обучение. Очень часто в погоне за красивым кадром фотограф рискует безопасностью ребенка, а ведь родители доверяют нам самое ценное, что у них есть. В Минске я стала проводить обучение для фотографов по съемке новорожденных, на котором я рассказываю, как не только как красиво снять, но и, в первую очередь, как сделать этот процесс безопасным. Я сама проходила большой курс обучения у российских и украинских фотографов, которые уже давно специализируются на таких съемках.

Важны познания о физиологических особенностях новорожденного ребенка, о том, какую позу он принимал в животе у мамы, потому что именно в этих позах я и снимаю ребенка. Ребенок, которому некомфортно обязательно об этом «скажет», главное, это услышать. Родители доверяют моим рукам самое ценное, поэтому я обязана знать, как дети себя ведут. Я всегда беру на руки ребенка, и некоторое время мы с ним знакомимся: я понимаю, насколько он гибкий, в какой позе ему будет удобно и комфортно.

Многое я не делаю, например, не снимаю детей в подвешенном гамаке, мне кажется, это небезопасная и неэстетичная поза. Прежде всего, для меня важна безопасность, а потом уже эксперименты.

Фотографа нужно выбирать по ощущениям: вот ты смотришь его работы, и они откликаются в тебе. Сейчас есть много фотографов новорожденных детей, и это здорово, люди перестают бояться таких съемок. Это хорошая, положительная конкуренция, которая помогает делать лучше свою работу, развиваться, учиться новому.

— Родители не боятся делать такие фотосессии?

— Мир идет вперед, и в наше время становится все меньше предрассудков. Современные родители — позитивные, открытые, они с удовольствием снимают своих малышей. Бывают случаи, когда родители просто просят до того, как ребенку не исполнится месяц, не выкладывать его фотографии. Но все чаще и чаще родители просят, чтобы именно их фотографию я разместила у себя на сайте. Мои работы печатают в журнале, была небольшая выставка, родители деток, которые попали в печатные издания, были очень рады этому. Мне приятно, что они мне доверяют и позволяют показывать миру то, что я делаю.

— Как вам удается получать такие разные эмоции на снимках новорожденных?

— Это все происходит у них рефлекторно. Например, улыбки случаются во время стадии короткого сна. Фаза глубокого сна самая короткая, и именно в этой фазе я делаю большинство снимков, так как эта фаза позволяет менять позы. Фаза короткого сна происходит либо перед глубоким сном, либо после, когда ребенок начинает просыпаться. И я замечаю, как у ребенка начинают двигаться бровки, губки, приоткрываются глазки, и именно в этот период времени он может улыбнуться. Раньше люди говорили, что их во сне смешат ангелы. Очень классные фотографии получаются, когда ребенок чихает или зевает. (Улыбается.)

— Вы снимаете также пары в период беременности женщины. Как в этом случае вы помогаете им раскрепоститься, ведь не все чувствуют себя уютно в кадре?

— Для того чтобы облегчить себе работу на съемке, я встречаюсь со своими беременными девочками до фотосессии. Приглашаю их в студию, показываю, какую продукцию они получат после фотосессии, мы пьем чай, общаемся и обсуждаем, в чем мы будем сниматься, как она видит эту фотосессию. Когда она приходит на съемку, у нее есть ощущение, что она пришла к уже знакомому человеку, поэтому процесс проходит легко и непринужденно. Кроме того, я сама, пройдя этот период беременности два раза, понимаю, какой подход нужен к будущей маме.

Бывает, что папы иногда немного зажаты, но достаточно быстро и они включаются в процесс. А когда после получения готовой продукции мне звонят или пишут благодарность с фразой «Олеся, даже наш папа был тронут!», это, несомненно, знак качества.

— В чем для вас смысл вашей работы?

— Приносить людям радость, запечатлевая этот короткий период времени. У меня первая профессиональная студия для съемки новорожденных, где есть все необходимое: пол с подогревом, увлажнитель воздуха. Недавно мне звонила мама, которая сказала, что они долго сомневались, стоит ли делать такую фотосессию, но, получив снимки, поняли, что это того стоило. И для меня это важные слова. Обратная связь, которую я получаю, заставляет меня двигаться дальше, делать лучше, красивей.

Я участвую в благотворительном проекте «Сохрани жизнь», социальный проект «Беларусь против абортов». В прошлом году мы снимали семью, в которой родился четвертый ребенок, и сейчас эта фотография должна появиться в качестве социальной рекламы на автобусах. Меня трогает, когда люди говорят мне: «Олеся, мы посмотрели твои работы, и нам захотелось завести ребенка».

— Вы начали фотографировать в 2012 году и всего за 4 года добились такого успеха…

— Просто я люблю то, что делаю, и отдаюсь своей работе, но иначе нельзя.

Конечно, это банально звучит, но без поддержки близких у меня бы ничего не получилось. Моя семья вдохновила меня на эту работу.

— Как вы думаете, это дело всей вашей жизни?

— Да, я нашла себя. Как говорят: «Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни».

— Какие ощущения и эмоции испытываете вы сами во время съемки?

— Перед каждой съемкой я до сих пор волнуюсь, переживаю, как все пройдет, но беру малыша в руки — и все волнение проходит. Родители доверяют мне, и съемка пролетает очень быстро и комфортно. Очень часто мне потом родители говорят, что пользуются моими «секретиками» для убаюкивания малышей, а у меня их много.

— Вы чувствуете разницу в восприятии себя в то время, когда вы были юристом, и сейчас, когда вы занимаетесь тем, от чего у вас светятся глаза?

— Конечно! Это здорово, что я получила высшее образование, работала юристом, это большой жизненный опыт и возможность юридически правильно вести свой бизнес. Мне недавно задали вопрос: «Олеся, как ты себя чувствуешь в 35 лет?».

И знаете, в 25 лет я воспринимала свой возраст более болезненно, у меня тогда не было семьи, любимого мужа, наших детей, мне казалось, что у меня хорошая работа, но она не приносила столько удовольствия, сколько приносит мне моя работа сейчас.

И я была так счастлива, что могу ответить на этот вопрос: «Очень, очень хорошо и комфортно».