• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


Можно все детство провести в небольшом белорусском городе, быть тихоней с подготовительной группой по физкультуре и все свободное время посвящать урокам и книжкам… А в 28 вдруг стать первой из женщин в Беларуси, кто получил звание мастера спорта по стрельбе из блочного лука, а вдобавок еще и написать путеводители по Польше и Беларуси для российского издательства.

О стрельбе из лука, писательстве, а также о том, как поверить в себя и свои силы, — в интервью с 31-летней минчанкой Светланой Кирпа.

Фото Александра Вафика
Фото Александра Вафика

«Стрельба из лука — это как танец»

— Светлана, как так вышло, что вы впервые взяли спортивный лук в руки в 26 лет, а уже столького достигли?

— На самом деле это довольно смешная история. Одна моя подруга, актриса, снималась в российском сериале, где ей надо было сыграть лучницу. Снимали на базе «Беларусьфильма», и, соответственно, консультанты были белорусские. И ей так понравилось стрелять, что она захотела заниматься этим помимо съемок. А меня решила взять за компанию. Вы не поверите, но мне эта идея поначалу совсем не понравилась. «Стрелять из лука? Глупость какая! Делать мне больше нечего», — так я рассуждала. Но подруга все-таки убедила меня сходить хотя бы раз.

Я пришла и увидела блочный лук. Он показался мне настолько совершенным, настолько красивым… Это была любовь с первого взгляда. И вот уже пять лет мы вместе.

У меня ведь не было никакой физической подготовки, никакой базы — ничего, кроме огромного желания этим заниматься. Со спортом в детстве у меня ведь было вообще никак. Все мамины попытки записать меня на гимнастику, танцы, плавание заканчивались провалом. А из-за сколиоза по физкультуре в школе у меня была подготовительная группа, нормативы выглядели как что-то ужасающее, а уроки физкультуры в целом были сплошным наказанием.

Кто ж знал, что пройдет время и все изменится? Честно говоря, поначалу было очень тяжело. Ведь тогда не было рядом профессионального тренера, который мог бы правильно поставить технику стрельбы, поддержать. Было много насмешек, отчего было еще тяжелее. Изначально был неправильно подобран лук (а это очень важно), отчего тоже пришлось многого натерпеться, наделать множество ошибок, а потом их побороть. И ведь мышечную память крайне сложно обмануть и переделать. А еще в те годы не было характера и веры в себя, было много лишних переживаний и конфликтов. Но это все прошло.

Фото Евгения Тинкевича
Фото Евгения Тинкевича

В первые годы я стреляла в общем зачете с мужчинами. И на первом же чемпионате Республики в закрытом помещении, в котором я участвовала, выиграла свою первую серебряную медаль. Но сегодня многие свои первые успехи я считаю везением новичка. Первые два года пролетели на каком-то задоре и наивной уверенности, что вот-вот, еще чуть-чуть — и все будет получаться. Но потом был кризис и ощущение, что никак не могу сдвинуться с места. Пыталась искать тренера, ездила в Москву, стреляла там, вникала в технические моменты, училась все делать сама, настраивать лук, собирать стрелы, подгонять все в единую систему. Потом в какой-то момент сдалась. Один летний сезон пропустила. Уже не было сил бороться. И именно тогда в моей жизни появился тренер и началась настоящая работа. Мой тренер — Ефим Иосифович Хаютин — долгое время жил и работал в Израиле, тренировал там спортсменов. Сам он родом из Минска и в какой-то момент решил вернуться в город своего детства, где открыл школу стрельбы из лука. И я поняла, что это именно тот человек, которого я так долго искала, который был мне так нужен. Уже второй год мы работаем вместе. Пришлось начать все сначала и на этот раз сделать все верно.

— Правильно ли я поняла, что в Беларуси стрельбой из лука занимаются единицы?

— Во-первых, стоит уточнить, что спортивные луки бывают двух типов. Первый, классический лук, внесен в Олимпийскую программу. Этот вид спорта имеет государственную поддержку: детские секции, материальную базу, оплаченные сборы, выезды на соревнования, национальные сборные команды, как женские, так и мужские.

Фото из личного архива героини
Фото из личного архива героини

Блочный лук отличается от классического принципиально иным строением. На его концах есть так называемые блоки (специальные колесики), которые придают луку некоторые свойства арбалета. Тетива натягивается рывком, после чего колеса проворачиваются и уменьшают силу натяжения. К тому же тетиву в блочном спортивном луке тянут не пальцами, а специальным механизмом — «релизом», по внешнему виду напоминающим кастет. Блочный лук был изобретен для охоты в США в 60-е годы ХХ века. В этом и был смысл колес: сбросив вес, они давали возможность охотнику лучше прицелиться и точнее попасть. Со временем блочные луки перешли и в спорт. Многие спортсмены надеются, что на Олимпиаде в Токио в 2020 году блочный лук уже будет включен в программу. Ведь на сегодняшний день в мире подавляющее большинство лучников стреляет из блочных луков, и лишь незначительное число — из классических.

Фото Кристины Смирновой
Фото Кристины Смирновой

В Беларуси все наоборот. Блочников у нас мало, а женщин, стреляющих из этого лука, — еще меньше. Нет государственной поддержки, и, соответственно, у спортсменов нет интереса. А зачем? При стрельбе из «классики» спортсмен может бесплатно тренироваться, ездить на соревнования, которые оплачивает государство, получать деньги за спортивные сборы. Блочники все делают и оплачивают сами. А спорт этот затратный. Конечно, если хочется просто стрелять, освоить, а потом на даче развлекаться — можно евро за 400 купить лук. А вот спорт, это, как говорит мой тренер, совсем другое кино. Тут стоимость лука только начинается от 1000 евро. И остальной инвентарь тоже может еще на 1000 потянуть.

С 2010 года и на протяжении нескольких лет я была единственной девушкой в нашей стране, стрелявшей из такого лука. Я была первой из женщин в Беларуси, кто получил звание мастера спорта за стрельбу именно из блочного лука, и третьей, получившей такое звание, если поставить в один ряд с мужчинами.

­- Чем же этот спорт так вас зацепил?

— Стрельба из лука — это как танец. Ты должен чувствовать себя и осознавать. Чувствовать, какие мышцы расслабить, какие напрячь; какие мысли пропустить в голову, какие игнорировать. И это все за доли секунды. Часто те, кто начинает заниматься стрельбой, еще толком не разобравшись в себе и луке, бегут быстрее к щиту, посмотреть, сколько стрел прилетело в цель. Это ошибка. Попадание — следствие твоих действий на рубеже. И если ты каждый элемент выполнил правильно, стрела гарантированно полетит в 10. Цель — не попадать, цель — делать правильные однообразные выстрелы. При любых условиях, в любом настроении. Интерес в том, чтобы научиться собой владеть и собой управлять. Главный твой соперник в стрельбе — ты сам.

Фото Евгения Тинкевича
Фото Евгения Тинкевича

— А на ваш характер занятия стрельбой из лука как-то повлияли?

— Конечно! Сейчас, оборачиваясь назад, я понимаю, что совершенно не умела владеть собой (телом и эмоциями), не понимала себя. Первые годы внутреннее волнение зашкаливало. Потом удалось убрать их в себя. Они не стали слабее, но я научилась их не показывать. Порой ко мне подходили на соревнованиях и говорили: «Как тебе удается быть такой спокойной?» Внешне — да, но внутри тогда еще бушевали переживания. Самая главная моя эмоция — страх. Я такая слабая, мне так тяжело, я ничего не понимаю… Зачем я здесь, зачем сюда себя приволокла. Все вокруг такие сильные, такие уверенные, одна я ничего не могу… Но со временем это тоже прошло. Не потому что я зажала где-то в углу подсознания такие мысли. Я научилась их пропускать сквозь себя, не цепляться за них. И, как говорится, храбрец не тот, кто не ведает страха, а тот, кто понимает, что страх — это не самое главное. Мне уже не кажется, что я такая уж слабая, как раньше. Даже если что-то не выходит, я знаю, как привести себя в норму, уравновесить. Но это не значит, что если вы начнете стрелять из лука, то через пару лет приобретете такие же качества по умолчанию. Это результат долгой, ежедневной работы.

— Как реагируют люди, когда узнают, что вы — лучница?

— Однажды мы поехали с друзьями на дачу и там пошли в гости к их соседям. У них на стене висел игрушечный арбалет, я заинтересовалась, и так выяснилось, что я лучница. Тогда отец семейства позвал своего девятилетнего сына и сказал, показывая на меня: «Смотри сынок, это самый настоящий эльф». Учитывая, что я худая, высокая, с длинными светлыми волосами, его слова звучали очень правдоподобно. Было очень смешно.

«Особых денег писательством не заработаешь. Это, скорее, имиджевое занятие»

— А как случилось так, что вы стали автором путеводителя по Беларуси?

— Я окончила исторический факультет БГУ, то есть писать я умела, правда, не в публицистическом стиле, а в научном. Но в принципе это занятие было мне не чуждо. Потом какое-то время я работала журналистом в газете «Туризм и отдых» (я и сейчас работаю в туристической сфере). И там благодаря своему редактору Юлии Атрощенко я очень многому научилась. Помню, она говорила: «Света, ты должна убить в себе историка! Пиши так, словно мы сидим с тобой на кухне и ты мне рассказываешь о чем-то». Это и стало моим главным принципом.

Однажды я увидела объявление о том, что требуется автор путеводителя по Польше. А я три года прожила в Варшаве. Откликнулась, и после тестовых заданий мне предложили сотрудничество. Пока писала в соавторстве, возникла идея написать такой же путеводитель по Беларуси. Предложила своему куратору, она поддержала. Идею отправили наверх. Дело в том, что это путеводители издательства «ЭКСМО» — крупнейшего в России. Получив одобрение из Москвы, начали работу, которая продолжалась три года. В мае 2015 года путеводитель увидел свет.

Конечно, самой мне хотелось бы написать его немного по-другому. Но нужно было понимать, кто наш потенциальный читатель. Это не белорус, который с детства знает, чем Мирский замок отличается от Несвижского, и ему хочется узнать о каких-то менее раскрученных местах. Популярная серия «Оранжевый гид» писалась для россиян, которые, как правило, ничего не знают о нашей стране. Поэтому там, на взгляд среднестатистического белоруса, написаны довольно банальные вещи. Но они не банальны для наших соседей.

— В чем изюминка этого путеводителя?

— На его страницах я пыталась кратко рассказать самое главное о нашей стране, о том, что мы не часть России, а нечто совершенно иное, уникальное, со своей культурой, своим национальным характером, своими героями, фишками, тараканами и мифами. Там нет рассказов о каких-то эксклюзивных объектах. Я даже была против, чтобы как-либо упоминали о меловых карьерах (так называемых «Белорусских Мальдивах»), потому что они банально опасны для купания. Зачем об этом рассказывать российским туристам? Но редакторы все-таки втолкали в книгу упоминание об этом месте. Но в то же время, скорее всего, для многих россиян впервые со страниц нашего путеводителя зазвучат имена Ефросиньи Полоцкой, Франциска Скорины, Тадеуша Костюшко, Владимира Короткевича…

— Сложно было писать?

— И да, и нет. С одной стороны, у меня уже был опыт работы над путеводителем по Польше. С другой, в отличие от Польши, где любую информацию можно было найти в интернете, сведений о работе тех или иных туристических объектов в Беларуси (особенно региональных), о стоимости билетов и прочем не найти во Всемирной паутине. Пришлось вспомнить свое журналистское прошлое и сесть за телефон. Поэтому звонила, спрашивала… Для большей точности просила друзей из областных центров читать текст об их городе, уточнять, как добраться до того или иного объекта. Но это, скорее, обычный рабочий момент, чем сложность.

— Денежное ли это занятие — писать книги? Или получилось, что вы больше делали это для души?

— Нет, это абсолютно не денежное занятие. То есть какие-то деньги я получила, но это, скорее, размер одной нормальной месячной зарплаты. Стандартный авторский договор подразумевает продажу авторских прав издательству на 50 лет, и при этом за переиздание автор не получает ни копейки. Так что это, скорее, имиджевое занятие. Вот лечу сейчас к друзьям в Грузию, подарю им путеводитель со своей фотографией на обложке… Кстати, авторских экземпляров автор тоже не получает. Покупаю сама.

«Жалею, что раньше не верила в себя, не допускала и мысли, что могу выйти на международный уровень»

— Вы еще молоды, но уже многого добились. А какие-то детские мечты удалось исполнить?

— В детстве мне мечталось много о чем, но больше всего, конечно, хотелось быть археологом, исследовать египетские пирамиды, путешествовать с научными экспедициями по миру. В какой-то степени в археолога я наигралась. Пока училась на историческом факультете, каждое лето на месяц ездила на раскопки. Первый год копала, как и все, потом рисовала карты, шифровала находки… На третьем курсе даже хотела пойти на кафедру археологии. Но одна преподаватель, которую я уважала и доверяла, отговорила. Мечты мечтами, а реальность всегда более сурова.

Фото Сергея Романовского
Фото Сергея Романовского

Беларусь не участвует в изучении мирового наследия археологии. Только отдельные люди могут попасть в состав международных исследовательских групп. В самой Беларуси, конечно, нет недостатка в археологических объектах, но быть исследователем в нашей стране — это значит уметь выживать на нищенскую зарплату. К тому же наш климат далеко не всегда благоприятен для длительных полевых работ: летом могут начаться затяжные дожди, осенью во время разведок на будущий сезон также можно стать заложником плохой погоды. А еще в любое время года могут вызвать на строительные объекты: если стройка проходит в каком-то историческом месте или случайно было что-то обнаружено… Словом, я согласилась, что это все очень сложно, и пошла на другую кафедру. Жалею ли, что тогда так решила? Не знаю. Жалею лишь о том, что была в те годы очень не уверена в себе, не могла даже мысли допустить, что смогу выйти на международный уровень, учиться не только в Беларуси, путешествовать по миру.

— Что исходя из своего опыта посоветовали бы другим?

— Работать. Даже если человек очень талантливый, этот талант все равно нуждается в огранке. А огранка — это огромная работа, работа над собой. Любое знание и умение нужно развивать, углублять и практиковать. Даже если сейчас нет возможностей реализовать ваши идеи, это не значит, что в будущем они не появятся.

Но не стоит растить корону из иллюзий и считать себя по умолчанию уникальной личностью. Оценивайте себя адекватно. Но знайте, что уникальность можно наработать, можно научиться, развиться. Делайте каждый день хоть маленькое усилие, чтобы стать лучше. Не думайте схемой, шаблоном. Сами ищите ответы и способы решать задачи. Не ждите, что кто-то придет и даст вам то, что вы хотите, не думайте, что кто-то вам что-то должен. Делайте все сами. Это ваш жизненный багаж, это те самые «душевные мышцы», которые поддержат вас лучше любого друга в сложный момент. Но при этом не замыкайтесь в себе. Общайтесь, дружите, делитесь знаниями, эмоциями. Порой какие-то вещи о себе можно узнать только через общение с другими. Будьте открыты новому опыту. Жизнь не стоит на месте. Когда что-то заканчивается, тут же начинается новое!

Нужные услуги в нужный момент
-35%
-45%
-20%
-40%
-20%
-13%
-10%
20170619