Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


/

Бывают такие женщины, активность и готовность к бурной деятельности у которых просто зашкаливает. Причем вне зависимости от каких бы то ни было обстоятельств: они рвутся куда-то бежать и что-то делать, несмотря на ноябрьскую или февральскую всеобщую депрессию, «нелетные» погодные условия или, например, собственную беременность или недавние роды.

Неудивительно, что перспектива сидеть в декрете три года подряд (а если дети-погодки, то и все шесть) их не то что не привлекает — скорее, ужасает. И если, например, в США у молодых мам просто нет другого выбора, кроме как через три месяца после родов вернуться на работу, в Беларуси есть те, кто оказывается «в строю» уже через несколько недель после рождения ребенка по собственному желанию.

О том, почему же «дома не сидится», а также каковы плюсы и минусы такого раннего выхода на работу для мамы и малыша, мы спросили у трех белорусок, которые знают об этом не понаслышке.

«Уже в полгода сынок заигрывал за кулисами с танцовщицами, пока мама была на сцене»

Диана, 30 лет, двое детей:

— Я работаю хормейстером народного вокально-хореографического коллектива в Доме культуры. Пришла по распределению, поработала полгода и ушла в свой первый декрет. Выходить на работу раньше времени (ну, пока ребенку не исполнится хотя бы года два) я изначально не планировала. Но все сложилось иначе.

Дело в том, что я параллельно с основной своей деятельностью занималась еще и проведением праздников, поэтому прекрасно понимала: пропущу сезон — потеряю клиентов… В общем, снова проводить праздники я стала, когда Тимофею было четыре месяца. Да, полноценным выходом на работу это не назовешь, потому что я была занята один день в неделю (если не считать того времени, которое требовалось на подготовку). С сыном оставалась моя мама. И поскольку мне не хотелось ради работы отказываться от грудного вскармливания, приходилось выкручиваться — подготавливать молоко заранее. В роддоме опытные мамы подсказали, что молоко можно замораживать в стеклянных банках и оно может храниться три месяца. Эта хитрость в то время мне очень пригодилась.

И тут все завертелось. Позвонили с моей основной работы, рассказали об идее создания музыкального спектакля, прочитали сюжет, заразили идеей… И я как творческий человек не смогла устоять! Не успело Тимоше исполниться полгода, как я уже бегала в Дом культуры работать на полставки. Мало того, я и мужа туда привлекла, так как он, по моему мнению, великолепный актер (хотя его должность — режиссер театра). В общем, на репетиции сначала ходили по очереди, ну, а дальше втроем. Малыш у нас общительный, поэтому или весело щебетал со всеми, или вообще спал в колясочке в концертном зале под шум и музыку.

Я совершенно вошла в рабочий ритм, поэтому недолго думая кинулась и еще в одну авантюру — участие в кавер-бэнде в качестве солистки. Ребята задумали покорить довольно серьезный конкурс — «Cover King», и опять я не устояла. Здесь тоже началась очень серьезная подготовка: ребята репетировали по 4−8 часов в день. Я себе столько позволить не могла. Поэтому все знали: пришла Диана, значит, у нас два часа, чтобы поработать полным составом. Муж был с малышом, а иногда я брала его с собой. И я удивлялась, как странно на него действует громкая музыка: он часто засыпал, хотя под фанк уснуть сложновато. А дома, наоборот, если я начинала петь колыбельную, сразу просыпался.

Бывало, конечно, что Тимошка не хотел находиться в студии, упирался, и мне приходилось покидать репетицию. Бывало, что мама не могла приехать (она живет в другом городе, за 50 км от нас), и у мужа работа, а тут важный концерт. Что ж делать: брала с собой, а на время моего выступления сын с радостью оставался с девочками-танцовщицами. Они же все красавицы, да еще в ярких костюмах: какой парень устоит? Пусть ему и года еще нет.

Друзья и родные спокойно относились к нашим совместным с сыном походам на работу, они знают, что мы творческая семья, поэтому нисколько не удивлены. А вот коллеги, знаю, часто за спиной говорили: «Не сидится ей. Таскает бедного с собой…»

Я сама всегда была против того, чтобы мамы рано выходили на работу, поскольку в этот период жизни мы нужны малышам больше всего на свете. Потом они станут взрослыми, и уже, может быть, больше никогда между вами и малышом не будет такой тесной связи. Уже сейчас я слегка это чувствую, когда Тимофей пошел в детский сад. Я без него страдаю дома. Хорошо, что спасает младший.

Когда появился наш второй сын, Илья, я точно так же, через полгода, начала проводить праздники. Сейчас ему год, но на основную работу я не тороплюсь. В этот раз мне понравился декрет, можно сказать, я его распробовала. Но иногда на концерты все равно бегаю. Но только на самые важные, особенно живые: с оркестром или бэндом. И муж стал строже, говорит: «С двумя детьми так не набегаешься, подрасти чуть-чуть, тогда и вернешься на работу».

Может, в том, что мне вот так не сидится дома, виновата именно профессия: творческим людям ведь нужен постоянный адреналин, эмоциональная подпитка. Но мне кажется, любой женщине после родов хочется каких-то событий, разнообразия: ведь когда сидишь в четырех стенах с ребенком, все дни становятся как один бесконечный день. От этого и депрессии, и недопонимания в семье. Это должны понимать оба. И если не впадать в такие крайности, как ранний выход на работу, то пусть хотя бы муж иногда дает жене время на личные интересы, не связанные с бытом и детьми.

«В роддом меня увезли прямо со съемок, а уже на следующее утро я дописывала сценарий»

Екатерина, 30 лет, растит дочь:

— Я ИП в сфере телевидения (тружусь в основном по заказу телеканалов ТРО, ОНТ, Беларусь-3). То есть у меня гонорары вместо зарплаты и нет фиксированных обязанностей. В разных проектах можно реализовывать себя по-разному — их много, работа над ними идет параллельно и почти всегда непредсказуема по времени. Сценарист, журналист, режиссер, редактор, ведущая, продюсер — у меня целый веер освоенных профессий. Руководство творческой командой, организация съемочного процесса, концепции, пилоты, выпуски телепрограмм, реклам, имиджевых роликов, съемки-съемки-съемки, подготовка видео к эфиру и еще тысяча и одна интереснейшая задача, кажется, никак не могли обойтись без моей энергии и внимания. И вот почти в 30 лет я впервые собиралась стать мамой.

Честно говоря, в роли почтенной матери семейства я себя никогда не воображала. Отягчающее обстоятельство — за 10 лет сформировалась железобетонная вредная привычка круглосуточно пропадать на любимой работе и жить в потоке знакомств, событий, дел. Финансовый вопрос тоже внес свою лепту. В общем, мысль уйти в нормальный декрет ни разу даже не промелькнула.

Коллеги и начальство старались «глубокобеременную» не расстраивать и «странностям» активно не препятствовать. Правда, когда я хохочущим метеором с внушительным топотом проносилась по лестнице месяце этак на девятом, конечно, бывало, ловила на себе деликатные взгляды, полные ужаса. И в том, что при полном гриме, под набором софитов в летний зной я смогу улыбаться и не забывать текст в кадре на протяжении 10-часовых съемок, творческая группа тоже, конечно, тихо сомневалась. Но все получалось.

При этом я ответственно уезжала домой в 18.00, не пропускала приемы пищи и пристально следила: когда же мне станет плохо? Но плохо и смертельно скучно становилось только на приеме у врачей, предсказывающих Апокалипсис… Ждать его в больнице я была не в состоянии. В итоге схватки — в срок и абсолютно неожиданно — застали меня на работе. В предродовом покое громко вещали: «Ты сюда рожать приехала! Отложи телефон в сторону!» Но на следующий день в палате одной рукой я держала сладко сопящую во сне крошку, а другой — барабанила по клавишам ноутбука…

К тому моменту я уже обладала практически энциклопедическими знаниями на тему, что надо младенцу и как приспособить его к материнскому образу жизни. Планировала всего пару месяцев поработать дистанционно и полноценно вернуться в строй. Но дети и жизнь, к счастью, непредсказуемы. Очень быстро выяснилось, что диктовать условия будет Александра, а я буду с восторгом подстраиваться. Что самый важный и требовательный шеф — полметра ростом, главная и самая сложная моя должность — быть мамой… У дочки оказался непокладистый непоседливый характер. Но за мой стаж на ТВ мне приходилось трудиться и в гораздо более неудобных условиях. Одним словом, мы с Александрой только что вернулись из месячного отпуска в Испании, на который вместе заработали за ее первый год жизни.

Конечно, пришлось перекроить график и сократить объем работы. Все организационные вопросы отныне решались посредством телефона и интернета. Идеи придумывались и сценарии писались сугубо по ночам. На время командировок, дневных съемок и монтажей с малышкой оставались родные. И часто дежурили недалеко от места моей дислокации (я прибегала на кормления). В 4 месяца малышка абсолютно полноценно отработала вместе со мной ночную смену, считай, «помощником режиссера» (отлично справлялась со свое миссией — умиляла и расслабляла всю команду). Это были съемки клипа «НевидиМЫ» юной певицы Илии.

Глобальное мероприятие, непростые эпизоды, много сложной техники, мало времени, человек 30 на площадке… Я готовилась к худшему. Съемки длились до 7 утра, и все это время Александра провела в слинге. Заснула не сразу. Была восхищена и поглощена процессом. Возможно, именно из-за покровительства моей маленькой феи все сложилось и на выходе случилось искусство, а клип без рекламы десятками тысяч набирает просмотры на Youtube.

Пока мне мой декрет очень даже по душе. Но, честно говоря, советовать что-то в таком деликатном вопросе сложно. И сейчас моей рациональной части кажется, что нормальный трехгодичный отпуск по уходу за ребенком — это гораздо более правильно для здоровья и нервов. Только вот вся остальная я в него не хочу!..

Естественно, частенько это крайне утомительно чисто физически. Морально тоже сложно адаптироваться к тому, что все зависит не от тебя, темп работы замедляется, а слово «срочно» взрывает мозг. Но зато никакого тебе дня сурка. Каждые новые сутки — это новый квест. Никакого дефицита общения и впечатлений, на который жалуются отсидевшие в декрете от звонка до звонка мамочки. Меня такая ситуация заставила многое переосмыслить, правильнее расставить приоритеты, вспомнить, что именно «мое», а на что нельзя тратить драгоценное время. От многого пришлось отказаться, но каким-то чудесным, непредсказуемым образом открывались новые возможности. Я точно стала лучше и позитивнее. И считаю, что это не может не идти на пользу ребенку!

«Жизнь можно упорядочить так, чтобы жить не ради, а вместе с ребенком»

Анна, 38 лет, трое детей:

— Я счастливая обладательница троих детей (старшему сыну 17 лет, дочери — скоро шесть, а месяц назад у меня родился еще один сынок). И на своем опыте успела испытать уже и декрет «в чистом виде», и альтернативный ему ранний выход на работу. Так что мне есть, что сравнивать.

Старшего я родила сразу после института, перечеркнув тем самым возможность работать в престижном банке. В конце 90-х без протекции получить второй шанс было практически нереально. Я ощущала себя обманутой и нереализованной. Материнский инстинкт и умиление перекрывало недоумение, почему я, такая умная и перспективная, так бездарно трачу лучшие годы. На младенца немедленно была возложена вина и выставлены непомерные требования. Я с остервенением оттачивала на нем свои педагогические способности, повышая словарный запас, эрудицию и интеллект ребенка. То есть, другими словами, пыталась реабилитироваться за его счет. Ох, лучше бы я работала…

Дочь появилась спустя 12 лет. Осознанно, легко, без ненужных мыслей. Я работала фитнес-инструктором, поскольку всю жизнь занималась спортом. И во время беременности решила не останавливать тренировки. Однако, когда стал вырисовываться живот, мне вежливо намекнули, что пора закругляться, «а то мало ли что». Вот тогда я впервые задумалась, где и как беременные могут продолжать физическую активность. Эта мысль меня захватила полностью.

Через год была набрана первая небольшая группа беременных. Опыт оказался успешным. Ко мне приходили и оставались. Ко мне прислушивались, со мной дружили и советовались, мне доверяли. А для меня оказалось очень естественным совмещать материнство и работу. Мне помогала моя семья, часто я брала крошечную дочку с собой. Никакого дискомфорта, а тем более жертвенности в этом не было. Наоборот, постоянное общение с положительно заряженными беременными сохраняло меня в тонусе, и дочка росла очень контактным ребенком.

Чуть больше месяца назад родился мой младший сын. Накануне его дня рождения я провела последнюю тренировку. Через месяц вернулась. Вопрос, работать или нет, не стоял и не стоит. Это часть моей жизни, и я не собираюсь от нее отказываться. На алтарь материнства можно положить свою талию, но не свое «я». Моя работа — это не трудовая повинность, это хобби, любимое дело, источник хорошего настроения и способ сохранять форму. Кроме того, с тех пор, как я начала работать под собственным брендом «Спортивная мама», это еще и финансовая самодостаточность. А высшая награда за труд — каждый звонок или сообщение из роддома о рождении нового человека. Так важно знать, что все получилось, сложилось благополучно, все здоровы и счастливы, и я сопричастна чуду. Это очень дорого для меня!

Окружение и семья с пониманием и одобрением относятся к моему желанию и намерению вскоре вернуться к полному объему тренировок. Конечно, в первую очередь я буду учитывать интересы своего маленького сынишки, но твердо знаю, что по большей части жизнь с маленьким ребенком можно упорядочить так, чтобы жить не ради, а вместе с ребенком. И тогда в этой полноценной жизни не будет места неудовлетворенности, рефлексии и ложным ценностям.