Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


Посол Чехии в Беларуси Милан Экерт совсем не похож на посла, как я себе его представляю. Никакой чопорности и отстраненности, никакой напускной серьезности и официальности. Он вечно в хорошем настроении, смеется, шутит и рассказывает истории. Мы познакомились во время одного из моих первых бранчей и с тех пор даже успели два раза поработать во время официальных приемов по случаю дня Чехии. Но идея сделать интервью пришла почему-то только сейчас. Видимо, всему свое время. За бранчем в отеле Renaissance мы поговорили о дружбе между нашими странами, ролях в обществе и визовом барьере.

— Меня всегда интересовало, зачем люди идут в политику? Какая цель? Не просыпаешься же ты с утра с мыслью: «А не стать ли мне дипломатом?»

— Интересный вопрос. Я хотел как энтузиаст продвинуть вперед свои идеи, чтобы всем было просто немного лучше жить, чтобы Чешская Республика развивалась и процветала, как это ни банально звучит. Я проработал в чешском парламенте десять лет: три парламентских срока — один сокращенный и два нормальных. Это были очень интересные годы, но через 10 лет такой работы я принял решение больше не баллотироваться. В это время я уже работал как председатель постоянной делегации чешского парламента в Межпарламентском союзе (IPU). У меня была возможность встречаться с разными дипломатами во всем мире — чешскими, иностранными и так далее. И когда я начал думать о своей дальнейшей карьере, то решил, что было бы интересно попробовать себя и в такой роли — в роли дипломата.

— И какая была первая страна, куда вы поехали?

— Украина. Четыре с половиной года я проработал в Украине. Это еще были времена, когда…

— … Когда было еще спокойно?

— Да. Это были очень интересные годы, потому что я чувствовал огромную энергию в Украине, чувствовал жизнь в этой стране. Но сегодня все сильно изменилось. Это несчастье, когда страна попадает в такую ситуацию. И мне важно, что я с близкого расстояния могу наблюдать за тем, что происходит, потому что там остались мои друзья.

— Беларусь была второй страной?

 — Да.

— И сколько вы тут уже?

— Полтора года. Это моя первая карьера на позиции посла, и мне все здесь очень нравится. Я стараюсь представлять свою страну достойно и в этом направлении работаю здесь. Я хочу узнать всю страну, в которой живу, хочу ежедневно пополнять картину новыми и новыми камушками, чтобы мозаика до конца моего срока пополнилась. Еще я должен сказать, что встречался и встречаюсь здесь с добрыми и открытыми людьми, с которыми очень приятно общаться. И они помогают, конечно, понимать, какая Беларусь на самом деле. Я делаю всё возможное для того, чтобы как-то приблизить людей вашей страны к нам, чтобы получилось в совместном общении создавать такие проекты, которые были бы интересны обеим сторонам.

— А в чем, по-вашему, основная миссия посла? Я, например, плохо представляю, что делает посол. Пришел на работу с утра, сел и что он делает? В чем заключается ваша работа?

— Прежде всего, посол должен понимать взаимоотношения между двумя странами, искать точки соприкосновения. В первую очередь — это экономическое сотрудничество, потому что мы позиционируем себя здесь как страну, почти входящую в первую десятку импортеров в Беларусь. Второе направление — это культурное сотрудничество. У наших государств даже есть общий яркий человек — это Франциск Скорина, который издал первую печатную библию на белорусском языке именно в Праге. Эта фамилия интересна тем, что с издания этой книги в 1517 году скоро исполнится пятьсот лет. И мы должны провести серию мероприятий, чтобы люди из Праги узнали больше о Скорине и о Беларуси, а белорусы — о его деятельности в Чехии. Третье направление — познакомить с моей страной как можно большее количество туристов-белорусов. Ежегодно Чехию посещает около 20 000 белорусов.

— Это мало как-то…

— Если подсчитывать в общем, я думаю, что это не так мало. Население Беларуси составляет 10 миллионов человек, 20 тысяч — это один большой город в Чехии. Это не совсем точные данные, но приблизительно так и есть. Знаю, что 500 белорусских студентов постоянно живут в Чехии и учатся в учебных заведениях. Это не так уж мало. Мы очень привлекательны для белорусских студентов, потому что у нас студенты не должны оплачивать учебу, только услуги, связанные с учебой. И ежегодно мы открываем пять государственных стипендий для белорусских студентов. Очень часто еще сами университеты приглашают студентов на стажировки по своим программам.

— Это очень интересно, а где вот можно получать информацию об этом?

 — У нас есть хорошая интернет-страница посольства. Там можно получить все данные именно по этим государственным программам. И мы уже сможем потом порекомендовать учебные заведения. И если еще говорить про учебу, то 1 октября мы открыли курсы чешского языка на факультете БГУ, у нас там четыре группы на трех уровнях: две для начинающих и две для тех, кто уже изучал чешский язык. И мы не думали, что здесь будет такой интерес…

— Да?

— Мы думали, что будут только две группы, а тут целых четыре. У нас также учатся белорусские бизнесмены, которые хотят найти партнеров в Чехии. Или те, у которых уже есть партнеры, но они хотят выучить язык, чтобы общение было приятнее и понятнее.

— А вы где русский язык учили?

— Я учил русский язык с 4-го класса в средней школе. Это было обязательно. Сначала средняя школа, потом старшая, потом в университете еще год занимался изучением русского. Потом пришел 89 год — «бархатная революция», и многие люди стали ориентироваться на другие, западные языки. Когда я начал работать в Украине, то пришлось опять открывать эти ящики, которые были очень глубоко спрятаны в моей голове. Мы занимались русским языком в первую очередь и поняли, что украинский намного ближе чешскому и словацкому языкам…

— Да… А белорусский?

— Белорусский тоже очень похож на чешский и на словацкий, намного больше похож, чем русский. Но иногда это тяжело, когда одно слово на различных языках может иметь два значения. Вот прекрасный пример, который произошел в прошлом году. Вы должны помнить, Берта. Здесь был наш сотрудник, который работал в консульском отделе. После вашего выступления он хотел сделать вам большой, огромный комплимент. Подошел к вам и сказал: «Берта, я удивлен, я в шоке, это было просто ужасно».

— Да-да, я помню!

— После этого мне пришлось объяснить, что слово «ужасный» на чешском языке имеет другое значение. Смешная ситуация!

— Мне кажется, чтобы иметь такую кочевую работу, нужно определенный склад характера. Это, наверное, трудно: четыре года в одной стране жить, потом в другой? Получается, что, грубо говоря, у вас нет дома, вы вынуждены постоянно жить в чужом… Да? Как с этим справляться, с этой «цыганской» жизнью?

— Вы правильно сказали про цыганскую жизнь, постоянную жизнь на чемоданах… Только корни пускаются глубже: ты должен срываться и ехать — или домой, или на другое место. Значит, человек должен как-то отвергать эти корни…

— А сколько вам еще работать в Беларуси? Три года?

— Два с половиной. У нас так: четыре года за рубежом и два года в Праге. Два года прошло, вы отвыкаете, а потом вы должны снова к чему-то привыкнуть. Самое важное и прекрасное в этой жизни — это то, что, когда что-то заканчивается, что-то новое начинается.

— Однажды мы с вами разговаривали, и прозвучала такая мысль: ребенок долго привыкает к людям на улице, так как люди в Европе более открыты, чем здесь. Я хотела спросить, а видите ли вы разницу между людьми? Наши люди другие? Если другие, то в чем?

 — Мне сложно дать оценку белорусов, потому что я могу легко ошибиться. Но должен сказать, что чехи, по-моему, более закрыты, чем белорусы. Они как-то больше сдерживают себя, держат дистанцию в общении. И только через некоторое время, когда узнают человека, могут начинать отношения. И еще я должен сказать, что наши женщины более независимы…

— То есть она приходит и говорит: «Женись на мне»?

— Нет, просто у вас женщины все делают для мужчин…

— А в Чехии мужчина больше старается?

— Нет. Но в Чехии бОльшее количество женщин делает карьеру. А в Беларуси женщины держатся за семью. Наверное, в обществе уже укоренилась такая привычка, что женщина не должна идти вверх по карьерной лестнице. У нас по-другому, у нас можно договориться между собой, кто будет заниматься карьерой, а кто семьей. Бывают такие случаи, когда мужчина может побыть с ребенком, пока женщина работает, просто очень часто женщины уже занимают высокие должности в компании.

— А это хорошо или плохо?

 — Хорошо, потому что человек может пользоваться всеми возможностями, несмотря на то, какой у него пол.

— Тогда надо организовать группу, тур неженатых чешских мужчин, которым нравятся неэмансипированные женщины! Я шучу. А как вы проводите свободное время?

— Я люблю хоккей, путешествия по Беларуси… Ведь если хочешь узнать страну в целом, обязательно нужно посещать регионы.

— И где вы уже успели побывать?

 — Я был почти везде. Но вот в Витебске — только один раз. Хотелось бы это поправить. Если говорить про Брест, то уже раз десять. И конечно, Брест всегда интересен тем, что оттуда ты можешь уехать в Чехию (смеется). А еще там находится наше почетное консульство. В Могилеве был, наверное, четыре раза, несколько раз — в Гродно…

— В преддверии декабрьских праздников и Рождества… Меня вот всегда интересовало, как просто получить визу в посольстве Чехии? В каких случаях людям отказывают? Про это немного расскажите, пожалуйста.

— Это важная тема. Я хотел бы сказать, что с обеих сторон должно быть доверие, люди должны быть уверены в том, что они правильно подают документы, тогда никаких проблем не будет. Да, визовый режим — это плохой барьер, но хотелось, чтобы между нами было взаимопонимание. А если говорить о визовых отказах, то у нас почти не бывает таких проблем. Белорусы — порядочные люди, и когда они приезжают в Чехию, с ними, как правило, не возникает никаких проблем, в то время как бывают проблемы с гражданами других государств. В целом у нас нет отказов, но если они и есть, то они обоснованны. И если человек придет в посольство в консульский отдел, то в течение недели вопрос с визой может быть решен. Мало того, мы ведем работу над упрощением визового режима. Должен сказать, что сейчас идет огромный поток мигрантов в Европу. И это немного обидно, когда белорусы подходят к окошку, а мы им говорим, что нужно еще и еще одну бумажку.

— Несправедливо.

— Да, очень жесткий контроль.

— А что, по-вашему, самое важное в жизни?

— Спокойствие… и возможность для удовольствия. Темп современной жизни слишком быстрый, мы все время куда-то спешим. В этой спешке очень важно иногда остановиться и полюбоваться красотой вокруг себя. Если у вас есть время и для семьи, и для работы, и для отдыха — это очень-очень хорошо. Важно, чтобы человек жил не только работой, а мог отдохнуть и заняться тем, что он любит.

Проект: Бранч с Бертой

Фото: Юлия Мацкевич
Благодарим Renaissance Minsk Hotel за помощь в проведении интервью  

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-25%
-20%
-10%
-20%
-10%
-10%
-50%