Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


Всем привет! Меня зовут Ирина Юзвак. В прошлом — журналист, а в настоящем — директор Информационно-аналитического агентства «Бизнес-новости». Думаю, многие давно следят за проектом «Бранч с Бертой», в котором почти каждую неделю Берта выдает очередное вкусное интервью. Сегодня проекту — ровно год. И когда я недавно увидела в комментариях вопрос «а кто эта рыжая?», решила, что пора бы вспомнить молодость и действительно рассказать об этой «Рыжей», которую одни знают как певицу, другие — как маркетолога, а третьи не знают вовсе. Кто же такая мисс Берта? За бранчем в отеле Renaissance я расспросила ее о творчестве, проекте, селфбрендинге и мужчинах.

— Первый вопрос, что называется, из зала: «Кто такая БЕРТА?».

— Во-первых, я позиционирую себя как певица — этому я посвящаю очень много времени, и именно ради этого я оставила работу в корпорации в марте этого года. Во-вторых, я PR-менеджер и занимаюсь пиаром больших концертов для компании ALLSTARS. Это занятие мне тоже очень нравится, потому что работа связана с музыкой, с музыкантами, я вижу процесс изнутри и имею возможность в нем участвовать, нарабатывать опыт и связи. В третьих, я делаю авторские проекты. Это, к примеру, журналистский проект «Бранч с Бертой», по поводу которого мы все здесь собрались. Или караоке-турнир для бизнесменов — совместный проект с Ольгой Тимкиной, соавтором Lady Boss. Ну и еще я веду блог, в котором пишу о том, что меня волнует, и о том, что меня интересует. В последнее время я серьезно взялась за его раскрутку и продвижение. Надеюсь, в скором времени он выйдет на топовые позиции. В общем-то пока и все…

— А теперь обо всем подробнее. Начнем с первого: у тебя ведь нет профессионального вокального образования?

— Я окончила музыкальную школу по классу гитары, потом долго пела в хоре. Дальше я тогда не пошла — поступила на факультет журналистики. А сейчас я занимаюсь с профессиональным педагогом по вокалу, который счастлив, что меня не «испортили» ни в каком учебном заведении именно в этом плане…

— Я думаю, в юности у многих есть мечта стать певицей, но ты стала журналистом. Почему спустя столько лет ты вдруг к этому вернулась? У тебя ведь была хорошая карьера маркетолога. Не проснулась же ты однажды с мыслью: «Я хочу петь!»?

—  По сути дела так и было. Сколько я себя помню, я всегда пела в каких-то самодеятельных концертах, постановках и так далее. И часто слышала: в тебе умерла артистка! И моя творческая жизнь началась не сейчас, а несколько лет назад. Тогда я работала в компании «МТС» и занималась организацией BTL-мероприятий. Именно тогда я познакомилась со многими артистами, а с некоторыми даже подружилась. Однажды утром я проснулась и подумала как маркетолог: «А вот ведь удивительно свободная ниша! Нет никого, кто пробовал бы себя в стиле поп-рок и имел бы такую яркую внешность, как у меня». А если уж я что-то задумываю, я это делаю. Я в этом плане очень быстрый человек: решила — сделала. Нет времени на медленные танцы! Так что да, однажды утром я проснулась и решила стать певицей…

— И с чего ты начала?

— Попросила своего друга — тогда директора группы Atlantica — устроить мне прослушивание у Алекса Дэвида. Где-то в глубине души я надеялась, что Алекс скажет: «Девочка, пой лучше в дУше!» — и я спокойно вернусь к карьере. А когда тебя слушает человек такого уровня и говорит: «Слушай, у тебя голос, как у Shirley Bassey! А если еще позаниматься с правильным педагогом, подтянуть, то будет вообще хорошо», то это вселяет в тебя огромную уверенность…

— Слушай, но даже уже когда у тебя начались выступления, я знаю, что были люди, которые, стоя в толпе говорили: «Неее, Берте лучше не петь». Тебя что больше мотивирует, когда тебя хвалят или когда критикуют?

— Мне кажется, критикующие есть и будут всегда. Несмотря на то, что мой вокальный уровень сильно вырос по сравнению с тем, что было в самом начале. И несмотря на то, что мы с некоторыми из них даже дружим (смеется). Это мотивирует! Я очень хорошо воспринимаю здравую и объективную критику: не попала в ноты, напутала с формой, не моя песня, переиграла или еще что-то. Но когда человек говорит: «Что-то ваша эта Берта какая-то не такая», выражая свое субъективное мнение, не подтвержденное никакими фактами, так это меня совсем не трогает. Да и музыкальное направление, в котором я хочу дальше двигаться, тоже далеко не для всех.

— Прошло чуть больше года, когда ты снова активно занялась творчеством и музыкой, благодаря плотному сотрудничеству с Vip Jazz Андрея Славинского. Все-таки джаз — это не масс-маркет, и это действительно не для всех. Так резко: из поп-рока — в джаз?

— То, что я делаю сейчас, — это огромная школа для меня, ведь замахнуться сразу на джазовое звучание — большая наглость с моей стороны! Конечно, я еще не все умею, не все могу, но эти недостатки, по мнению многих, компенсируются искренностью, артистизмом и харизмой. Безусловно, есть люди, которым я не нравлюсь, которые считают меня выскочкой или что я не на своем месте. Но они уже не могут сказать мне, что-то, что я делаю, — плохо. Потому что это не так.

— Твой проект Berta&VipJazz набирает обороты популярности. Во многом благодаря тому, что ты вкладываешь в него не только вокальный талант, но и профессиональные PR-знания…

— Было бы странно, если бы я этого не сделала! Мы с Андреем Славинским разделили обязанности, и каждый занимается своим делом. Я заметила одну интересную вещь: большинство кавер-бендов, которые существуют на рынке, похожи друг на друга репертуаром. И я понимала: самое лучшее, что я могу сделать, чтобы заявить о себе и выйти на рынок, — это каким-то образом выделиться, отстроиться от всех. Помимо того, что я выделяюсь внешностью, низким голосом, это еще и репертуар. Я очень серьезно подошла к этому вопросу, и вместе с музыкантами мы сделали его уникальным, стильным и запоминающимся. Многие партнеры, с которыми мы работаем, говорят, что у нас один из лучших репертуаров в городе. Каждая новая песня, которую мы берем — это наше авторское прочтение, в которое каждый вносит свой вклад. Мне очень нравятся эксперименты: мы, например, можем сыграть быструю версию Skyfall, или Personal Jesus в джазе, или до неузнаваемости изменить Relax. Мне повезло работать с такими профессионалами, для которых это не проблема! Помимо этого, конечно, я занимаюсь продвижением и развитием собственного бренда — «Берта». И это только идет на пользу всему коллективу.

— Но ведь всегда приходит такой момент, когда ты «вырастаешь из штанишек» и хочется двигаться дальше. Взгляд со стороны: этот период если еще и не наступил, то вот-вот наступит. Легко быть классным и востребованным, когда ты перепеваешь хиты. Нет ли желания уйти в авторский проект или с этим проблема в Беларуси?

— Конечно, желание есть. Мало того, даже репертуар есть. Мы сейчас начали работать над авторским проектом — это будет нечто особенное. И одно из первых выступлений, я думаю, будет даже не в Минске, а в Москве — в баре Ильи Лагутенко, если мы договоримся по условиям. Я как маркетолог вижу в этом большой потенциал. Я больше не буду идти на поводу у радиоформатов и делать то, что мне лично не нравится…

— А что, было такое?

— Конечно! Приходилось наступать на горло собственному мнению в угоду радиоформату и желанию набрать популярность. Вот, к примеру, моя последняя песня «Бар зеленая тоска». Та версия, которую мы сделали для радио, — совсем не такая, какой вижу ее я. А вот когда мы ее играем в стиле «лаунж» — это то что надо!

— А какие требования у радио?

— Мне кажется, что многие сами не понимают, что такое формат. Благо, что моя аудитория почти не слушает радио и не смотрит телевидение. Моя аудитория — это пользователи сети Интернет. Собственно говоря, там я и работаю, и туда направляю силы. Да, конечно, это приятно, когда твои песни ротируют, когда тебя приглашают в телепроекты. Это добавляет определенной популярности. Но мне кажется, нужно больше работать над собой, репертуаром и качеством музыки, и тогда твоя публика найдет тебя. Моя цель сейчас — подготовка и участие в крупном музыкальном фестивале или музыкальном проекте за границей. Я работаю над этим, а не над тем, как соответствовать критериям, которые мне чужды. Зачастую, как мне кажется, музыкальные редакторы сами не знают, что им нужно. Была такая история с моей песней, которую на одни ФМ-станции не взяли «потому что она шансон», а на другие — «потому что она НЕ шансон» (смеется). И кто же решит, шансон ли это? На самом деле, как мне кажется, в музыке сейчас происходит то же самое, что и в маркетинге, когда рекламные кампании становятся интегрированными, и ты уже не можешь отделить PR от BTL или ATL. И это работает только в комплексе. Так вот, в музыке тоже происходит нечто подобное: перемешиваются стили, направления, жанры. И это здорово, потому что дает больше возможностей для творчества. Я как-то услышала фразу, которая мне понравилась: «Я не хочу делать просто хорошую музыку, я хочу делать потрясающую музыку». А это всегда новаторство, и это то, куда я стремлюсь.

Сделай сам… себя

— То есть в основном, ты продвигаешь себя в Интернет?

 — Пока что еще недостаточно хорошо. Это связано с тем, что тот материал, который у меня был, уже устарел. А новый — в процессе доработки. Это касается, например, моего канала на YouTube. Но у меня есть группы в соцсетях, где все могут ознакомиться с моим творчеством, узнать расписание концертов и последние новости. Сейчас мы больше работаем над живым контактом с публикой в заведениях города, чтобы как можно больше людей увидели и услышали нас «вживую». Узнаваемость, конечно, увеличивается, но работы еще непочатый край!

— Про тебя можно совершенно точно сказать, что ты «человек, который сделал себя сам». И я знаю про твое увлечение селфбрендингом — то есть созданием бренда самого себя. Это в самом деле работает?

— Селфбрендинг — не новость, и этим инструментом давно уже пользуются маркетологи в других странах, создавая такие яркие примеры, как глава компании Virgin Ричард Бренсон, который посредством своей личности продвигает свой бизнес. Селфбрендинг хорош в двух случаях: во-первых — для творческих личностей, как, например, в моем случае, во-вторых — продвижение компании или бизнеса через личность ее владельца или топ-менеджера. Есть такие бизнесы, которым не нужен PR-отдел, а нужен один специалист, который будет работать с персоной. Это не для всех подходит, ибо не все люди готовы становиться публичными. Мне, например, нравится быть в центре внимания, и чхать я хотела на недоброжелательные высказывания. А есть люди ранимые, им публичность противопоказана, ибо они просто ее не выдержат. Хотя, на мой взгляд, при грамотном подходе бренд можно создать из любого человека. И мне это тоже очень интересно. Проверяю пока на себе — это работает. За год бренд «Берта» набрал много пунктов по критериям «узнаваемость» и «лояльность».

— Расскажи о проекте «Бранч с Бертой», как его оцениваешь с профессиональной точки зрения?

— Идея проекта родилась спонтанно за бранчем с генеральным менеджером отеля Renaissance. Концепцию мне помогла доработать прекрасный фотограф и мой хороший друг, а сейчас и партнер по проекту — Юлия Мацкевич. Проект — некоммерческий, он никем не заказан, и делаем мы его только потому, что нам это интересно. Моя тоска по перу вылилась в цикл светских интервью с интересными людьми. Честно признаюсь, я не ожидала, что проект выйдет за рамки Facebook. Но когда мы стали сотрудничать с LADY и просмотры некоторых интервью перевалили за десятки тысяч, я поняла, что мы все сделали правильно с точки зрения подачи информации, выбора гостей и так далее…

— Ой, как много всего наговорили. А давай про девочковое! Где в этих всех софитах, феерии, конфетти, овациях и цветах место для мужчины?

— Да после моего громкого развода вся страна переживает, как же я теперь одна. (смеется). Да, я не в отношениях. И, безусловно, все это безумное количество проектов — чистой воды сублимация, которая возникает, чтобы заполнить пустоту. Быть одной — далеко не просто. Многим кажется: вот сейчас разведусь, буду свободной: хочу халву ем, хочу — пряники, и у меня начнется новая жизнь! Да, это все красиво и весело со стороны. Но, тем не менее, хочется, чтобы рядом был любимый человек. Это нормальное желание для любой женщины. И я уверена, что мой мужчина скоро меня найдет…

— А каким он должен быть?

— Хочется, чтобы он разделял мои жизненные ценности: любил детей, ценил семейные узы, уважал родителей. Однозначно — состоявшийся в жизни человек, у которого есть свое дело — это очень важно для мужчины. И неважно, делает он доски для серфинга или нефть качает, он должен быть увлечен своим делом, а не просто ходить на работу с утра до вечера, ругая начальника, коллег и неудобный офис. Этот мужчина должен быть воспитан в гендерном плане, в том смысле, что он должен уважать женщину как женщину, ее мнение и без замашек «босая, беременная, на кухне». Чувство юмора — это просто обязательно! И человек должен быть щедр душой… Боюсь, что я хочу слишком многого…

— А представь, что такой мужчина пришел в твою жизнь и говорит тебе: «Девочка моя, все к твоим ногам, но вот мне не очень комфортно, когда ты на сцене и когда на тебя смотрят другие мужчины»… И все в таком духе. Готова ли ты оставить все ради своего мужчины и, например, ребенка?

— Я уверена, что все можно прекрасно совмещать. И мужчину, и ребенка, и творчество. Но! Мой мужчина совершенно точно так не скажет, потому что так может сказать только неуверенный в себе мужчина, который считает женщину своей собственностью и хочет ее «перепрятать». Наоборот, мой мужчина будет гордиться мной — вот такого отношения я жду. И не потому, что я такая сильная, «включать девочку» я тоже умею. Проблема в том, что многие мужчины «включают девочку» не хуже меня. Но у меня есть время подождать. Сейчас пришел такой момент, когда «замуж ради замужа» — не цель, отношения ради отношений — не нужны, работа ради работы — неинтересна. Я могу себе позволить делать только то, что мне действительно хочется, что мне действительно нравится, что я действительно люблю.

Автор Ирина Юзвак

Фото Юлии Мацкевич

Проект Бранч с Бертой