• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


Девочки поймут. Особенно те девочки, которым слегка за 30. Которые помнят, как на стыке тысячелетий ни одно нормальное мероприятие, где бы оно ни проводилось, и ни один серьезный корпоратив не обходились без мужского танцевального шоу с элементами стриптиза «Сandyman». Это было красиво, задорно и… смешно. Сейчас в коллективе работают уже другие молодые ребята. Но чего-то не хватает. Не хватает маленького задорного паренька, которому достаточно было сделать «большие глаза» — и все уже начинали хохотать. Не говоря уже про необыкновенную пластику, харизму и обаяние этого парня.

А недавно я встретила Вадима в образе веселого клоуна на детском празднике. Оказалось, что он больше не танцует стриптиз. А работает с детьми. Под кодовым именем «Вадик-Ракета». За бранчем в отеле Renaissance мы с Вадиком поговорили о клоунской карьере, семейных ценностях и веселом прошлом.

Про мужское шоу с элементами стриптиза и балет

— Вадим, а почему «Ракета»? Откуда такой псевдоним?

— Я, наверное, самый энергичный, самый смешной и самый реактивный в этом городе. Псевдоним придумал сам, когда стал работать с детьми. Сначала был «Прибамбасом», а потом понял, что детям тяжело выговаривать это слово. Да и взрослым тяжело, что уж тут говорить. Ну и непонятно, что же это такое — «Прибамбас». А прозвище должно характеризовать человека. Вот я и стал Ракетой — это слово в полной мере отражает мой характер. Да и легче запоминается.

— Это прозвище ведь недавно появилось?

— Года два назад.

— Ты меня, конечно, извини, но я больше тебя знаю не как «Вадик-Ракета», а как «Вадим — Сandyman». Может, в силу моего возраста. Я не помню ни одного нормального мероприятия на заре нового тысячелетия, где не было бы Candy man — горячие мускулистые парни, которые смешили публику и срывали с себя… все, ну, или почти все…

— Мы никогда не позиционировали себя исключительно как стриптизеров…

— Я так и не сказала.

— Танцевальное мужское шоу с элементами стриптиза — вот как правильно. Просто мы делали продукт, который хорошо продавался, потому что это был коммерческий проект: все хотели зарабатывать деньги… Ну, и самое интересное: у нас получилось. Я «Candyman» отдал 20 лет своей жизни…

— 20 лет? Это ж во сколько ты начал?

— В 14 лет я начал тренироваться, а в 15 я уже впервые вышел на сцену. В этом возрасте я был довольно-таки самостоятельным. В то время проект «Candyman» уже существовал и состоял из двух человек — Саши (Мадон. — Прим. автора) и Вани. Я сначала создал свой коллектив, но вскоре почти все мои напарники ушли в армию, и мне пришлось что-то придумывать. Я позвонил Саше и сказал: «А давай-ка поработаем вместе»… Уже через неделю мы стали работать вместе, а коллектив стал быстро приобретать популярность…

— Ну, ты там исполнял роль, прости, такого «клоуна»?..

— Да! Чего людям не хватает больше всего? Хлеба и зрелищ, как известно. А что люди любят больше всего? Посмеяться! Собственно, просто красивые мужские тела — это уже никому не интересно. На это можно и дома посмотреть, если повезет. А мы делали шоу, чтобы было и красиво, и смешно. Сначала, на самом деле, у нас и было просто танцевальное шоу. Но когда мы добавили в него элементы стриптиза, популярность, а соответственно, и заказы, увеличились многократно!..

— И началась настоящая жизнь!..

— Да! Много работы на сцене, работы над собой, тренировок, репетиций…

— Наверное, приходилось еще и ухаживать за собой почище любой барышни…

— Конечно! Все процедуры, чтобы тело было красивое и гладенькое. Для танцора, а тем более для танцора, который снимает одежду, — это очень важно. Как вспомню!

— Вокруг вас всегда было много молодых девчонок. Не только возле сцены, но и, наверное, в гримерках?

— Я бы так не сказал. Воспитание совсем другое было. Пофлиртовать, поулыбаться — это да. Но не больше. Конечно, было разное. Но, как правило, никаких неприличных и компрометирующих поступков мы старались не совершать. Особенно в отношении девушек.

— Вадим, а что это за история с шоу «Украина ищет таланты»? Как удалось туда попасть?

— Да это вообще прекрасная история. Не мы хотели туда попасть, а нас пригласили. У нас есть номер «Балерины», где мы танцуем классический балет в балетных пачках. Очень смешной и в то же время сложный номер. Мы приехали — устроили там фурор, разнесли все в пух и прах. Нас было 5 человек, и мы дошли до финала. В финал мы приехали с готовым номером, но нас попросили сделать другой — на основе мультфильма, где героями были воробьи и голуби. В итоге этот номер публике не зашел, мало того, нас еще и «Петухами» обозвали… В общем, нас красиво «слили», но свою минуту позора, то есть славы, мы получили… (Смеется.)

— А какие еще были конкурсы в профессиональной биографии?

— Мы выиграли все конкурсы стриптиза в Европе и не только — их было штук 10, если не больше. Латвия, Финляндия, Таиланд… Равных нам просто не было!

— А сейчас что, проект «Candyman» существует?

— Конечно, сейчас там работают молодые парни лет по 18−19…

— Ай, тебя там нет, это уже не «Candyman». Мне кажется, этот проект держался именно на личностях участников. Их уже надо по-другому называть.

— Наверное, ты права. Поэтому мы решили сделать сейчас новый проект. Мы решили вернуться!

— Да ладно? И что это будет?

— Мы будем называться «Реальные пацаны» — это будет танцевальный проект с элементами стриптиза, но смешными фишками. Ну какой теперь из меня теперь стриптизер? (Смеется.) Это будет уже совсем скоро! И уже есть заказы. Все хотят Вадика…

— Так я об этом и говорю. Получается, что все держалось на тебе? На тебе и Саше?

— Да. Саша это вообще чуть ли не единственный человек, с которым я могу работать в плане хореографии…

— А у тебя есть специальное образование?

— Да, конечно. Хореографическое. Я хореограф по профессии, окончил Минский государственный колледж искусств. Да-да, не удивляйся, я профессиональный балерун — артист балета…

— С таким ростом?

— А я всегда очень высоко прыгал. И когда учился и работал в балете, меня всегда ставили на самые сложные партии, потому что я был обезбашенный. Надо сальто? Вадик, давай, надо сальто! Надо арабское сальто? Вадик, иди сюда, надо арабское сальто! Надо девочек носить? Вадик, иди сюда, нужно поддержку сделать!..

— Ого! А сколько ты поднимаешь килограммов?

— Не беспокойся, я подниму даже тебя! Я вообще-то еще двукратный чемпион Беларуси по фитнесу. К соревнованиям меня готовил наш белорусский культурист и по совместительству мой кум Алексей Шабуня…

Про семейные ценности, брак длинной в 16 лет и Константина Райкина

— Да ты прям какой-то весь идеальный! Кому-то ж достался такой мужчина?

— Конечно! Я женат уже 16 лет. На девушке, с которой я познакомился в 18 лет. Она старше меня на 4 года. Сейчас, конечно разница не заметна. А когда мне 18, а ей 22 — это было ощутимо. Мы очень хотели детей, но 10 лет все не получалось. Прошли 4 ЭКО, и все безрезультатно. Ну не давал Господь, и все тут! А потом я открыл детскую студию танцев, набрал деток, а через какое-то время повез их на Олимпиаду в Москву. Вернулся с Олимпиады и мне жена заявляет: «Я беременна». И безо всяких ЭКО. Вот что значит, начать дарить себя детям! Сейчас у меня две девочки 3 и 6 лет: Даниэла и Эмилия…

— И тебя тогда развернуло в «детскую тему»?

— Да. По ночам работать уже не было возможности. Это тяжело. Лучше, чтобы у тебя было 7−8 выступлений в день. Тогда ночью ты спишь, а днем делаешь дело. При этом еще остается время на семью.

— И ты ушел в клоуны?

— Один раз меня просто пригласили провести детское мероприятие. Я очень сильно боялся, переживал, но получилось! Когда ты делаешь резкий поворот в жизни, — это всегда риск и страшно. Но уже после первого мероприятия люди пришли и заказали еще три дня рождения в течение года. И я начал понимать, что мог бы этим заниматься серьезно. Я придумал образ, начал шить костюмы, работать и развиваться в этом направлении.

— Да, совсем другой образ получился. Хотя, конечно, что-то общее есть между Вадиком «Ракетой» и Вадиком из «Candyman»…

— Ну, я маленький. Наверное, поэтому, как ни крути, остаюсь в образе смешного мальчишки. Сейчас я работаю в паре еще с одним клоуном. Его зовут «Карандаш» — это прозвище я тоже придумал. На самом деле, все, что связано с клоунской тематикой, особенно старая клоунская школа, меня интересовало давно. Я, кстати, лично знаком с Константином Райкиным. Как-то случайно оказался в Москве с ним в одной компании. Вот и сидим мы за столом, и он говорит: «Слушай, ты на меня так похож!». Я говорю: «Константин Аркадьевич, я фанат вашего таланта. Вы уникальный человек!». А он: «Да ладно тебе, хватит! Что ты мне дифирамбы поешь, давай лучше выпьем». Жалко, что тогда еще не было селфи…

— А ты и правда на него похож…

— Да, что-то есть. Наверное, поэтому я и начал развивать клоунское направление. Мне очень хотелось сделать что-то уникальное, не похожее, на всех остальных. Сейчас я работаю в основном с детьми от 3−4 лет. Совсем маленьких мой образ может даже испугать.

— А взрослые дни рождения ты проводишь?

— Да, тоже был недавно интересный опыт. Пригласили вести выпускной — 11 класс. Было немного страшновато — это же не дети. Я вообще король фристайла — не люблю заранее писать сценарий и что-то планировать… Заказчик заказал мероприятие за полгода и все переживал, что что-то может не получиться. Мы приехали туда после трех концертов с мыслью: «Что же с ними делать? Да ладно, как всегда!». В итоге и дети, и родители остались просто в восторге — кстати, одна мама даже написала отзыв, который меня глубоко тронул.

— Так, может, ты скоро в ведущего переквалифицируешься? Свадьбы, корпоративы?

— А вот этого я бы не хотел. Мне больше нравится работать с детьми и иметь такой график, чтобы можно было уделять время своей семье. Недавно даже было предложение работать в цирке — я отказался, потому что ценности сейчас совсем другие…

— А представь, как здорово было бы: «- А где твой папа работает? — В цирке!»

— Когда у старшей дочки спрашивают «а кем твой папа работает?», она и так отвечает: «Вадиком Ракетой!». Так что все в порядке!

— Я слышала, недавно ты открыл свой детский центр?

— Все-то ты знаешь! Я работал какое-то время в одном крупном детском развлекательном центре. Много чего там напридумывал, начал поднимать заведение… Но немного не сработались с руководством. И мы с супругой подумали: «А почему бы нам не сделать что-то свое?». Так что в июле мы открыли свой развлекательный центр Kids Hall. Там нет никакого пафоса и гламура. Мы просто делаем так, чтобы детям было весело, комфортно и безопасно. И чтобы они хотели приходить к нам снова и снова!

— Что, по-твоему, самое важное в жизни?

— Я уверен, что самое важное — это здоровье. Зачем любовь и деньги, когда нет здоровья. Поэтому нужно себя беречь. Берегите себя! И все будет хорошо!

Фото: Юлия Мацкевич

Проект: Бранч с Бертой

Благодарим Renaissance Minsk Hotel за помощь в проведении интервью

Нужные услуги в нужный момент
0056673