Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


Идея сделать интервью с Артемом Ставенко и Кириллом Чикеюком  из Kino-mo – теми самыми белорусами, которые выиграли в Лондоне  конкурс миллиардера Ричарда Бренсона "Pitch to Reach", – пришла спонтанно. Очень хотелось во время поездки в Лондон встретить интересных соотечественников, которые чего-то добились в другой стране. Я написала e-mail, через день получила ответ и согласие, а еще через день стало известно, что ребята выиграли рекламную кампанию от Ричарда Бренсона на сумму 150 тысяч фунтов. Конечно, на них сразу обрушился шквал вопросов, приглашений на интервью и в различные проекты. Поэтому из двух ожидаемых гостей на бранче в лондонском Renaissance Hotel мне достался только один: Кирилл срочно вылетел в… Минск, где тоже дал немало интервью. Артем оказался очень общительным молодым человеком с прекрасным чувством юмора. Поэтому интервью получилось веселым и не совсем про бизнес и стартапы. Впрочем, читайте сами.

После короткой фотосессии Артем перешел в наступление.

Про Солодуху и шоу-бизнес

– Берта, вот ты же певица и, наверное, всех знаешь? Мне вот покоя не дает один вопрос. Спроси, пожалуйста, у Солодухи, что значат слова в его песне: "Поцеловать мне хочется дочки твоей глаза". Что он имел в виду?

– Может, ему концерт в Лондоне организуем, заодно и спросишь?

– А что, я бы, может, и сходил.

– Особенно, если б вы сделали его голограммы. А можешь сделать голограмму Солодухи?

– Конечно! Вот недавно пришло письмо какое-то  – там что-то про "Евровидение": вроде хотят, чтобы мы приняли участие в съемках ролика для белорусского участника. Но пока есть много других дел, связанных с развитием проекта. Сейчас мы показываем демообразцы, требующие дальнейшей детальной проработки. Если представить, к примеру, что вот здесь в отеле поставить работать наш девайс, и уйти на год. Пока мы к этому не готовы, но очень скоро планируем завершить доработку. Мы уже заключили контракт на несколько тысяч английских баров, и в сентябре стартует пилотный проект в десяти из них.

– Так, а на что вы живете?

– Поем возле метро (смеется). На самом деле мы получили достаточные инвестиции на разработку технологии, которых хватает на то, чтобы развиваться и платить людям зарплату. Ну и к тому же доход приносит наш второй продукт – видеовелосипеды.

Город идей и возможностей

– Так значит, вы в Лондоне с 2008 года…

– Нет, в Лондоне мы живем с 2010 года, а до этого приезжали учиться. Наездами, можно сказать.

– Почему вдруг Лондон? В Беларуси ведь тоже нужны светлые головы.

– Этот вопрос терзал меня каждый год, когда я учился в университете, но все-таки я решился.  Лондон абсолютно точно один из лучших городов для жизни, который я знаю. Я много где бывал, в том числе и в Америке  – не то.  История, традиции, люди – здесь все цепляется одно за одно и образуется нечто такое цельное – ценное.

В Беларуси очень здорово, приезжать на две недели туристом – просто замечательно. Друзья, город, природа, цены, в конце концов. Жаль, теперь нечасто получается.

– А откуда такое странное название - Kino-mo?

- Почему сразу странное?  Я тебе объясню, ты его полюбишь. Сейчас в английском чтобы сказать "кино" используют слова "сinema" или "film", а "kino" – это старый латинский перевод, но красивый и близкий нашему уху.  "Mo" – это motion, движение, как в slow–mo (slow motion). Ты же видела, принцип работы наших девайсов в том, что в движении появляется изображение. Вот мы и есть: кино в движении.

- Идея вашего девайса родилась в Беларуси или в Лондоне? Я видела ваш велосипед с изображениями на колесах на одной из выставок в Минске.

– Видеовелосипеды родились года 3 назад в Лондоне. Наверняка ты заметила, что в Лондоне очень много людей передвигаются на велосипедах – это для них вид транспорта, а не только прогулок, как у нас. Здесь в неделю совершается 400 000 поездок – на работу и обратно, по одному и тому же маршруту. Мы подумали, что это нужно как-то использовать. Так родилась идея про видеовелосипед. Сейчас этот продукт уже пользуется немалой популярностью, и наши видеовелосипеды используются в 7-8 странах.

– Вы с этой идеей тоже выиграли какой-то конкурс?

– Это не конкурс был, а очень популярное в Англии телешоу "Drugons Den". Смысл в том, что 5 миллионеров сидят в студии и перед ними выступают те, кто хочет получить инвестиции в свой бизнес. И эти очень богатые и авторитетные тебя могут либо унизить на всю страну, либо вложить деньги в твою идею. Перед шоу ты подписываешь бумагу, что согласен на все, что будет происходить на съемочной площадке, и в итоге ты можешь оказаться реально опозоренным, так как продюсеры обычно очень падки на такие вещи, если они случаются. Но нам повезло, мы оказались на гребне славы.

– Вы туда принесли велосипед?

– Да, технология произвела впечатление на жюри, и нам сделали целых три предложения об инвестициях, и два из них мы приняли на шоу, скрепив сделку рукопожатием. Но после шоу мы решили не привлекать эти инвестиции в компанию и через полгода прекратили переговоры. Вообще по статистике 80% сделок, заключенных на этом шоу, не завершается получением инвестиций в итоге.

– А из вас с Кириллом кто главный?

– Такого нет. Мы лучшие друзья с самого детства – одна улица, школа и так далее…

- Дружеские отношения редко вырастают в бизнес, потому что часто дружба рушится из–за того, что люди начинают делить власть и деньги. В чем ваш секрет?

– Секрет очень простой – в том, что мы очень похоже мыслим. Действительно много историй про стартапы, которые создают лучшие друзья, а потом начинают делить деньги – и стартап загибается. Чтобы это произошло, для человека большое значение должны иметь деньги. Ну, вот какая разница у тебя 500 миллионов или миллиард? Мне, например, интереснее сделать что-то уникальное, что-то создать, придумать что-то по-настоящему ценное для людей, чтобы потом этим гордиться.  Кирилл – такой же.

- От какой суммы денег это перестает иметь значение?

- 17 000 фунтов (смеется).

- Ты, как Шура Балаганов - шесть тысяч четыреста рублей.

– Вроде того. Я, конечно, пошутил. Денег должно быть столько, чтобы не нужно было о них думать. У каждого эта цифра своя в зависимости от образа жизни.

- У тебя уже есть такая сумма, чтобы не думать о деньгах?

- Пока еще нет, мы еще все-таки в начале пути, можно сказать…

– Ну а план есть, как заработать?

– Цикл развития любого стартапа довольно длинный, сначала нужны инвестиции, и если все хорошо, потом нужна постоянная денежная подпитка для масштабирования компании. Первые инвестиции мы уже подняли, и конечно, у нас был  и есть бизнес-план. Без него здесь можно даже не начинать заниматься чем-нибудь…

- А кто был вашим первым инвестором?

– Начинали мы со своих сбережений. Потом разместились на очень известной в Великобритании краудфандинговой платформе – в нас там вложили около 700 000 долларов, нам оставалось только принять их. Но в самом конце мы получили предложение от других инвесторов, приняли его и отказались от краудфандинговых средств. На самом деле – это классная платформа для тех, кто начинает свой бизнес – отличное исследование рынка и фидбэк от инвесторов. Если ты на правильном пути, то сразу увидишь, что есть много людей, которые готовы поверить в тебя и вложить деньги. И это здорово.

– И какая была самая большая сумма, которую человек был готов инвестировать на этой платформе?

 – 25 000 фунтов.

– Кто это был?

– Это были банкиры и финансисты.

Про девушек, музыку и волонтерство

– Что мы все о работе да о работе? Поговорим о женщинах. Вот они где лучше в Минске или в Лондоне?

– Конечно, в Минске! В этом вообще нет никаких сомнений. Мне кажется, что славянские девушки – самые красивые. Например, шотландские девушки сами частенько хохмят по поводу своей непривлекательности, причем вместе с их мужчинами. Если не брать исключений из правил, то англичанки в определенной степени вульгарны, не следят за собой так, как это делают славянки. Многие шутят, что наши девушки выходят при параде даже вынести мусор.

В английских девушках в целом меньше утонченности, женственности в нашем понимании. Может, это зависит от воспитания: девушка у нас – это королева, ей нужно помогать, уступать место, оберегать и заботиться, поэтому ты ее сразу так и воспринимаешь.

– А чем плохо, когда девушка все делает сама? Сама открыла двери, сама вынесла мусор.

– Эта часть хороша, конечно, но когда нужно штопать носки и готовить яичницу, то нет (смеется). А вообще, главное, чтобы была взаимная любовь, уважение, общность интересов… Музыка, к примеру, чтобы одинаковая нравилась.

– А ты слушаешь белорусскую музыку?

– Мне нравится группа J-Морс. Есть даже в моей жизни такая история, связанная с этой группой: когда я еще был студентом, мы часто ездили автостопом из Минска в Брест. Приключения еще те. И однажды на мою поднятую руку останавливается машина, а внутри – вся группа J-Морс. Тогда они были еще не такие известные, как сейчас. И они подвезли меня, по-моему, до Барановичей… Отличная была поездка!

- О, передам от тебя им привет.

– Они меня наверняка не вспомнят, я бы тоже не вспомнил. Я об этом, кстати, еще никому не рассказывал.

– А о чем еще никому не рассказывал?

– Почти обо всем, о чем сейчас рассказал. Обычно все спрашивают: "Что вы чувствуете после победы?". Есть еще интересная история моего опыта волонтерской работы в Занзибаре, где я учил детей играть в футбол – я в детстве занимался футболом довольно долго. Мне было 25 лет, и очень захотелось разнообразить свою жизнь и заодно помочь чем-то людям, которые в этом нуждаются. Это был совершенно безумный, сносящий голову эксперимент. Обратившись в организации, которые этим занимаются, я с удивлением узнал, что чтобы стать волонтером и помочь детям, нужно еще и заплатить  – что-то около 1000  евро. Мне потребовалось какое-то время, чтобы найти людей, которые реально приглашали людей помочь детям и не брали за это денег. Я написал, что могу быть разнорабочим, помогать в работах на стройке, ну и учить играть в футбол. Они написали: "О! У нас там есть два острова, и там детям нужен футбольный тренер". И я месяц тренировал африканских детей. Это было невероятно трудно и невероятно круто, и это во многом изменило мои взгляды на жизнь. Помогло понять, что можно по-настоящему наслаждаться жизнью, когда бескорыстно помогаешь.

– А что самое важное в жизни?

– Вставать каждое утро и чувствовать, что тебя ждет потрясающий день.

Фото: Юлия Мацкевич