• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


В детстве все девочки играли в куклы, принцесс или дочки-матери. Нам снились сказки, и каждая вторая мечтала быть на месте Золушки или Царевны Лебеди. Во взрослой жизни сказки забылись и вспоминаются только, когда читаем их перед сном детям. Но есть в мире счастливые люди, для которых сказки – это не игрушки, а серьезное занятие. О куклах, сказках и Кейт Миддлтон мы пообщались с мастером-кукольником Анной Трауть.

фото

Анна Трауть создает куклы около 4 лет, и для нее каждое изделие – это маленькая история. Для автора – одна, а для зрителя – другая. Кукла, повторяя человека и отталкиваясь от него, связана с ним физическими и психологическими связями. Каждый раз, когда Анна лепит новое кукольное личико, она раскладывает перед собой фотографии детей или красивых девушек, но в результате на нее смотрит уменьшенная копия ее самой. Это необъяснимо.

фото

фото

– Вы верите в чудеса и сказки? Например, в сказку про Золушку?

– Разумеется, верю! Верю, но не жду! Потому что, когда жду, ничего не происходит. Желание рождает страх потери.

В сказку про Золушку верю, хоть и не очень люблю ее. Точнее, не сказку не люблю, а современные ее интерпретации мне не по душе. Просто хотелось бы точно знать, что именно имел в виду автор, когда писал историю? Что девушка красива, бедна, трудолюбива, на нее сваливаются 33 несчастья, но вопреки всему ей встречается принц? Или что Золушка молит избавить ее от рабства и насмешек мачехи и сестер? Или что у бедной падчерицы вдруг появляется прекрасное платье и шикарная карета? Да, в жизни довольно много историй, так или иначе подтверждающих историю, рассказанную Шарлем Перро.

Знаете, с моими куклами иногда тоже происходят метаморфозы. Лепишь-лепишь юную задумчивую деву с книгой в руках, одеваешь ее в романтический наряд с кружевами, сажаешь на стул с высокой спинкой. А созерцатель на выставке видит куклу в первый раз и восклицает: "Экая она у Вас развратница!". Откуда что берется – непонятно!

– Какой смысл, посыл несут в себе ваши куклы? Что кроме "какая красота" должен подумать зритель, глядя на них?

– Я не знаю, что должны, но могут подумать что угодно, проверено. Запрограммировать зрителя на определенную эмоцию крайне сложно. Самая главная цель, которую чаще всего преследует автор в создании куклы, – это передача настроения. Авторская кукла имеет право быть какой угодно, она только не может быть без эмоций, без чувств.

фото

фото

– Расскажите о самой первой кукле. Как вы пришли к этому занятию?

– А я всегда любила шить. Но однажды у меня сломалась швейная машина, и пока ее ремонтировали, надо было чем-то заниматься. В интернете увидела игрушки Татьяны Коннэ, восхитилась и решила попробовать сделать Тilda-зайцев. Они очень хорошо продавались, но в какой-то момент их начали делать и другие мастера, кукол-зайцев Tilda появилось очень много. Мне было уже неинтересно продолжать массовый пошив, и я занялась поиском того, куда двигаться дальше. Позже я увидела фотографии шарнирных кукол Марины Бычковой. Меня поразило то, как они выглядели. И двигались. Мне безумно захотелось делать что-то подобное, и я решила попробовать. Собственно, учусь до сих пор.

- Почему вы создаете кукол на основе сказочных персонажей?

– Я в детстве безумно любила читать сказки. Лет до 12 моими любимыми книгами были сборники сказок всех народов мира, особенно нравились русские народные, волшебные сказки. И теперь я их читаю, очень люблю современных отечественных авторов, таких, как Евгений Гаглоев, Наталья Щерба, Ник Горькавый, Дорофея Ларичева. Покупаем книги вместе с сыном. Ну, в смысле, я покупаю книги для сына, а по вечерам сижу и украдкой читаю сама – интересно!

– А вам не хотелось бы изменить некоторые сказки?

– Нет, чукча не писатель! (Смеется.) Знаете, я только недавно поняла, что сейчас меня, как и всякого визуала, больше впечатляют не сказки, а экранизации на основе сказок. В детстве очень хотелось снимать фильмы-сказки, потому что мне не всегда нравилось, как "рассказана" та или иная волшебная история. Собственно, стать режиссером детских фильмов не получилось, видимо, сейчас я компенсирую желание иллюстрировать сказки своими куклами.

– И какой у Вас любимый сказочный персонаж?

– Наверное, Царевна Лебедь из "Сказки о царе Салтане". Ну и Настенька из сказки  "Аленький цветочек". Опять же эти персонажи стали любимыми благодаря чудесным иллюстрациям Браташевского, Куркина, Игнащенко и Аксакова.

фото

– На ваш взгляд, создатель кукол – это больше художник, скульптор или дизайнер?

– Я думаю, что образ кукольника больше собирательный. Это умение вполне себе можно выделить в отдельный род занятий. Безусловно, требуются и художественные навыки, и дизайнерские, и основы скульптурного мастерства, но главным все же является желание создать куклу, ну и капелька таланта не помешает. Словосочетание "кукольный мастер" – это приз зрительских симпатий, я считаю, но никак не должность или профессия.

– Почему у большинства ваших кукол грустные глаза?

– О, мой любимый вопрос! Я бы определила их взгляд как задумчивый, отстраненный. Грусть в глазах – это тревоги, размышления. Грусть – это поиск. Чего? Может себя, может, счастья, может, пути… Грустные глаза влекут. Вы слышали когда-нибудь: "Почему у тебя такие веселые глаза?".

Я – нет. А вот фразу "почему у тебя такие грустные глаза?" я слышала много раз. Такое ощущение, что, задавая этот вопрос, люди стремятся заглянуть в глубину души. Может, именно это и привлекает нас в грустных куклах? Мы пытаемся заглянуть в их души? Или мы смотрим в свою? Заглядываем в грустные глаза куклы, а думаем, как же понять самих себя? Я стремлюсь к тому, чтобы передать реальную эмоцию, грусть (или радость), мне это интересно.

– Ваши куклы выглядят как гламурные принцессы, даже когда это Красная Шапочка. Почему? Это отражение ваших желаний или образа жизни?

– Нет, не образа жизни точно. Я, скорее, затворник, нежели публичная личность. (Улыбается.) Я никогда не стану принцессой. Меня не возьмут. Я живу в джинсах, и на фотках я почти всегда как с похмелья. Но грустно не это. Я ненавижу ждать, не умею терпеть и пугаюсь долгосрочных проектов. Мое сознание слишком долго питалось романтической литературой и теперь напичкано разными вздорными идеями о том, что настоящая любовь плюет на социальные условности, браки заключаются на небесах, и что если мужчина любит, то хочет жениться. Причем сам и сразу. С такими принципами мне в сливки общества не влиться. Я уже смирилась. А хочется видеть своих девочек такими, как в этих романтических книгах и фильмах – чувственными и шикарными. Хочется создавать кукол, о которых мечталось в детстве, хочется, чтобы мои куклы были самыми нарядными.

фото

– Создавая куклу, вы вкладываете душу, усилия и время. Вы видите, как они рождаются и преображаются. Вам не жалко с ними расставаться?

– Как говорил мой любимый Мюнхгаузен: "Чтобы влюбиться, достаточно и минуты. Чтобы развестись, иногда приходится прожить двадцать лет вместе". Знаете, я давно заметила, что, когда мне жалко "отпустить" куклу, она и не покидает нашу большую семью. У нас куклы живут везде: и на подоконниках, и на кухне, и в ванной комнате, но больше всего их в детской. Как только места перестает хватать – появляются люди, которые готовы не только восторгаться, но и переселить к себе на полки мои работы. Так и живем.

– Как приходят идеи для создания новых кукол? Вам снятся образы или персонажи?

– Раньше снились, сейчас уже нет. Сейчас процесс работы над куклой – это уже больше технический, нежели романтичный момент. Это какие-то иллюстрации, тематические фотографии, образы, иногда отдельные фрагменты исторических костюмов. Кукла без идеи – неживая. Эмоции  лица, цвет, одежда, аксессуары – все должно дополнять образ, чтобы ярко выражать замысел. Я иногда создаю образы до нескольких месяцев.

фото

фото

– Вы говорили, в процессе создания находится кукла Золушка. Расскажите (хотя бы примерно), какой она будет?

– Поделиться планами не могу, это плохая примета – рассказывать о неготовой работе. Когда образ в голове укомплектуется, кукла обычно рождается очень быстро. В плане прообраза меня очень привлекает история Кейт Миддлтон. Она ждала принца Уильяма  восемь лет. Осада Трои, на минуточку, продолжалась девять лет. Они познакомились в университете, где Уильям изучал географию, потому что принцам нужно уметь красиво найти свою страну на карте мира. Кейт изучала историю искусств, потому что работать все равно не собиралась. Однажды ее подруга показала ей Уильяма, играющего в регби, и сказала: "Вон, видишь, принц. Наследник престола, между прочим. Выйдешь за него и станешь королевой". И рассмеялась своей шутке. Уильям сразу обозначил: "Жениться не буду. Потому что я принц, а ты хоть и с миллионами, но кровь у тебя не голубая. Да и молодой я еще. Сама понимаешь". "Конечно, милый, – ответила Кейт – У меня и в мыслях не было".

И вот скажите мне – откуда столько выдержки у этой женщины, чтобы сразу после первого же поцелуя не начинать составлять список гостей на свадьбу? Но она дождалась таки своего принца – крепость пала. Кейт победила. Чем не история про Золушку?

– Кстати, почему в вашей коллекции только принцессы, а принц всего один, и тот Маленький Принц?

– Ну почему один? В некоторых кукольных композициях я делала мальчиков – пажей, щелкунчика. Ну и желания сделать принца пока не было. Опять же, в своей работе я стараюсь, насколько это возможно, мониторить пожелания клиентов и зрителей – про принцев пока никто не спрашивал.

фото

– Ваш предел мечтаний или заветное желание, связанное с созданием кукол?

– Найти своего коллекционера! (Улыбается.)

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-20%
-10%
-20%
-50%
-35%
-10%
-50%
20170619