Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


"Берта, добрый день!

С удовольствием читаю интервью с героями ваших бранчей.

Сегодня после прочтения поста с Максимковым у меня возникла мысль: "У меня же есть классный герой для бранча!". Речь идет об Александре Степановском – это адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро и просто прекраснейший, позитивный собеседник. Его основная специализация в работе – брачные договоры, партнерские соглашения, разводы (когда на кону бизнес), разрешение конфликтов между учредителями, а также вопросы передачи и развития семейного бизнеса. С юристами у вас еще не было бранчей!"

Вот такое сообщение мне пришло совсем недавно. Действительно, юристов у нас еще не было. Исправляемся. 8 марта Александр, элегантный, как рояль, появился на пороге отеля Renaissance двумя букетами – для меня и Юли. За бранчем мы поговорили о справедливости, судебной системе и брачных договорах.

Из пограничников – в юристы

– Александр, как вы решили стать юристом?

– Ой, это целая история. Я изначально хотел подавать документы в пограничное училище. Это казалось мне романтичным, и мой друг, который был постарше меня, там уже учился. Я на полном серьезе представлял себя с автоматом на границе. Но мой отец меня очень сильно отрезвил. Дело в том, что я такой человек, которому постоянно нужны какие-то изменения. Даже вот, например, в одежде…

– О, да вы пижон.

– Да, я пижон. И не стесняюсь этого. А отец мне тогда сказал: "Ты представь, что ты всю жизнь будешь ходить в одной и той же форме!". Не поверите, я как подумал об этом, сразу передумал поступать в это место… И решил стать юристом.

– А какими делами занимались после окончания учебы?

– Чем я только не занимался! В 92-м я, как все, начал с регистрации предприятий. Потом долгие годы занимался разными делами, включая банкротство. Потом строительством, потом судебными спорами. Почему я так часто менял специализации? Потому что в любой профессии существует профессиональное выгорание, когда ты достигаешь чего-то и тебе больше не хочется этим заниматься, поскольку не чувствуешь полезности от того, что делаешь, или даже простого морального удовлетворения. Это нормальное психологическое состояние. И ты выбираешь: либо уходить из профессии и заняться чем-то другим, либо поменять фокус…

– Но бизнесмены ведь тоже иногда разводятся, делят имущество …

– Ну, это самое интересное! Но чаще мы занимаемся корпоративными конфликтами, когда партнеры по бизнесу ругаются или что-то не поделили. Со временем я понял одну вещь: отношения между бизнесменами и партнерами очень сильно напоминают отношения внутри семьи. Да и сама семья всегда влияет на бизнес очень сильно, особенно в нашей стране. В этом и заключается особенность белорусского бизнеса: определяющую роль играют люди, которые им владеют. Они же реально им и управляют. И я начал задумываться: а почему бы не попробовать работать с бизнесменами с точки зрения обычных семейных отношений. Любой конфликт – это необходимость услышать, понять и принять это и найти некоторое решение.

– Вы какой адвокат: вы пытаетесь выступить в роли медиатора, то есть примирить стороны, либо сразу машете шашкой?

– Поскольку я сам проходил через некоторые проблемы, я понимаю, насколько сложно договариваться между собой некоторым людям. Но именно поэтому я очень хорошо понимаю и выгоды, которые люди получают, достигнув договоренностей. Поэтому я, скорее, примирительный адвокат. Медиатор – насколько это возможно. Это дешевле для всех сторон, потому что когда ты идешь в суд, решение принимаешь не ты, решение за тебя принимает суд. А в переговорах всегда обе стороны принимают решение. Не судья. Даже если участвует какой-то посредник, этот человек просто помогает сблизить позиции. Решение, принятое путем переговоров, – обоюдовыгодное, поскольку ни одна из сторон не согласится его принять, если оно ее не устраивает. А решение суда ты обязан исполнять, даже если оно тебя не устраивает. И еще: идя в суд, ты нанимаешь юриста, платишь госпошлину – одним словом, тратишь деньги. А разговаривая, ты тратишься только, возможно, на ресторан. Ну и отметить примирение.

– А в вашей практике каких больше дел? Которые заканчиваются договоренностями или которые доходят до суда?

– Дела разные бывают. Иногда люди находят в себе силы примириться, а иногда они идут в суд, годами судятся и в конечном итоге там же подписывают мировое соглашение, которое я часто предлагал в самом начале. Можно было сэкономить кучу времени!

– И каждый день ходить в ресторан!

– Это да. Поэтому я стараюсь примирить стороны. Но люди часто в нашей стране часто живут эмоциями, а не чем-то более рациональным. Когда у тебя на кону 10 миллионов долларов, мне кажется, что люди должны думать головой и считать деньги при принятии решений. А чаще всего получается, что люди тешат свои амбиции. Мужчины-бизнесмены зачастую ведут себя, как мальчики…

– Мне кажется, женщины ведь больше склонны к решению конфликтных ситуаций путем переговоров, нивелированию конфликтов и так далее. Наши мужчины, как мне кажется, слишком категоричны, как в плане семейных отношений, так и в плане ведения бизнеса. Ну, у белорусского бизнеса не женское лицо.

– Я с вами абсолютно согласен. Мало того, я сам с возрастом учусь не кипятиться, откладывать принятие решений на потом, чтобы делать это с холодной головой. Эмоции очень мешают людям договариваться. Люди почему-то считают, что уступка – это проигрыш.

– Может, во многих случаях, сначала нужно к психологу, а потом к адвокату?

– В общем-то адвокат часто выполняет функцию психолога. Человеку иногда просто нужно выговориться. От этого никуда не деться – это нормальная работа любого юриста. Мало того, приходится слушать вторую сторону, потому что правда, как правило, где-то посередине.

Брачный договор – залог счастливой семейной жизни

– Все, что вы говорите, можно применить не только в сфере бизнес-права, но и в семейном праве, например. Принцип – один и тот же, меняются только статьи закона?

– Именно так. Обычные человеческие взаимоотношения. Почему я стал заниматься семейными делами? Один наш клиент позвал меня поучаствовать в процессе, связанном с разделом его имущества, как юриста, который бы занимался технической частью – переоформлением заводов-пароходов-самолетов. И мы почти 14 месяцев занимались оформлением брачного договора с его супругой. Мне стала интересна эта тема, а за ней потянулись и расторжения брака, раздел имущества и так далее.

– А брачные договоры насколько сейчас популярны?

– К сожалению, по моей личной статистике, к брачным договорам супруги приходят, когда они уже на пороге расставания. Хотя как раз мне кажется, что мы как юристы должны работать на пропаганду того, что молодые люди, вступая в брак, должны об этом подумать. Это не Советский Союз, и не 90-е годы. Это другая страна, где люди уже зарабатывают деньги и покупают имущество. Если люди имеют способность говорить о сложных вещах в начале совместной жизни, возможно, они будут жить хорошо дальше. Возможно, и нет. Но тогда они будут готовы к неожиданностям.

– Мне еще кажется, что это связано с тотальным невежеством, юридическим в том числе, нашего общества, ведь люди в большинстве своем не знают, какие у них права, как их отстаивать и так далее. Как должно быть правильно? Люди должны быть более юридически образованны? Или чаще прибегать к услугам адвоката?

– И то, и другое на самом деле. Если посмотреть, например, на США – там без юриста просто шагу нельзя ступить. Каждый должен заниматься своим делом…

– Но ведь адвокат никогда не будет болеть за твое дело так, как ты будешь болеть за него сам.

– Могу с вами поспорить. Смотря какой адвокат. Я, например, страдаю от своей профессии, потому что переживаю за проблемы своих клиентов сильнее, чем за свои собственные. Это уже стиль жизни. И к себе в команду я стараюсь подбирать людей, которые неравнодушны к проблемам других людей.

– А как, по-вашему, насколько справедлива наша судебная система?

– В принципе, справедлива. Безусловно, в любом государстве есть злоупотребления, коррупция. Я не знаю ни одного государства, где этого нет совсем. Наша система вполне себе неплохо построена, вопрос лишь в людях, которые делают это дело: в адвокатах, судьях, прочих участниках процесса. Здесь важно быть неравнодушным, следовать духу и букве закона. Были ситуации, когда я несправедливо проигрывал в делах, но в конечном итоге я добивался справедливого решения. А если так не случалось, то эти люди все равно были наказаны разными способами. Поэтому верю в высшую справедливость. Надо всегда оставаться человеком. Надо следовать тем заповедям, на которых построены нормальные человеческие отношения, и тогда будет все в порядке.

– А если к вам когда-нибудь придет человек в сложной жизненной ситуации и скажет: "Мне нужна помощь, но у меня нет денег". Поможете?

– Конечно! Но я всегда вижу людей, у кого есть деньги, а у кого их нет. Наши услуги стоят недешево, но у нас есть принцип работы: или дорого, или бесплатно. Потому что проще оказать человеку помощь бесплатно и забыть про это. Это плюсик в карму. Или брать много денег за то, что ты делаешь хорошо. Я часто шучу, что беру сразу большую предоплату, потому что буду переживать за дело.

Чем старше я становлюсь, тем больше осознаю, что деньги не самое важное в жизни. Я себя, к примеру, называю "человеком маленьких дел". Я, наверное, уже не способен создать крупный бизнес, что-то там построить, но я могу делать маленькие шажки, маленькие вещи для людей, которым это небезразлично. Если каждый из нас будет это делать, мир станет просто лучше.

За милых дам

– Ну и юридический совет женщинам от Александра Степановского. Как женщине уберечь себя от неправильных браков, от лишения имущества и прочих неприятностей?

– Мой совет будет, скорее, житейским, чем юридическим. На мой взгляд, залог крепкого брака – это дружба. Любовь – это здорово, страсть – это прекрасно, но, к сожалению, все проходит. В основе крепкой семьи должна быть дружба, взаимные интересы, уважение, забота. Еще очень важно научиться честно говорить своим близким неприятные вещи. И, конечно, нужно уделять больше внимания юридической стороне: люди должны заранее понимать, что они будут делать в случае прекращения отношений.

– Я вообще считаю, что в загсе не должны принимать заявление, пока люди не поговорят об этом. Брачный контракт должен быть обязательным.

– Именно! Идеальный вариант.

Фото: Юлия Мацкевич

Проект: Бранч с Бертой

Благодарим Renaissance Minsk Hotel за помощь в проведении интервью