Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСР ЧТПТСБ ВС
    303112345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272812345
реклама
реклама
реклама

Карьера


/

Жительнице Бреста Марии Мицкевич по паспорту 37, а еще у нее "суровое" педагогическое образование и двое детей-школьников, но все эти обстоятельства не мешают ей выглядеть подростком в смешных платьях и полосатых носках, дурачиться с семьей, катаясь в снегу или осенних листьях, скупать тоннами канцелярские товары в веселенький горошек, повсюду разъезжать на велосипеде и каждый день рисовать в блокнотах и артбуках свеженьких "мимимишных" сказочных персонажей, которые потом нередко перебираются жить на страницы детских книг. Все потому, что по роду занятий Маша (назвать этот фейерверк молодости и позитива Марией просто язык не поворачивается!) – художник-иллюстратор детских книг. И это не столько даже профессия, сколько образ жизни.

Маша, в своем блоге вы несколько лет подряд регулярно выкладываете эскизы иллюстраций для книг, собственные артбуки, тревелбуки, просто забавные картинки. Из чего напрашивается вывод, что вы рисуете даже не столько ради заработка, сколько потому, что не рисовать просто не можете?..

– Это точно! Я рисовала и рисую всегда и везде – в любую свободную минутку. Дома, пока, например, греется чайник (правда, периодически так увлекаюсь, что приходится выбрасывать сгоревшие чайники и кастрюли, но мои домашние к этому уже привыкли!). В путешествиях во время "привала" в каком-нибудь кафе или в парке на лавочке. Пока нужно ждать своей очереди в банке или где-нибудь на почте – у меня для этих целей всегда есть в сумке блокнот. Так что у меня в буквальном смысле получается – ни дня без рисунка. Причем как-то я подсчитывала, что в среднем на рисование трачу в день около двух часов, и картинок часто получается гораздо больше, чем одна. Бывает, найдет вдохновение (а иногда оно может и в три часа ночи прийти!), и я рисую-рисую, и не могу остановиться. Так что получается порой и по 10-15 рисунков за раз, а останавливаюсь я только тогда, когда рука уже начинает болеть и ее сводит судорогой.



Кто-то ведет дневники, записывая туда произошедшие с ним за день события, а я веду артбуки. Это блокноты, в которых я зарисовываю в своей манере основные события каждого дня, иногда что-то комментируя. Я подсмотрела эту идею (проекты "365 дней") в интернете и очень рада, что стала этим заниматься. Во-первых, такие блокноты дисциплинируют (если уж начала рисунок – обязана закончить, и рисовать хорошо надо сразу – на чистовик), а во-вторых, помогают почувствовать в полной мере всю красоту и насыщенность жизни. Если все мелкие радости, открытия, события и идеи не фиксировать вот так, то дни сливаются в одну сплошную невнятную массу. А так я листаю эти страницы и прямо чувствую: да, я живу!



– А откуда берет корни ваше художественное мастерство?

– Понятия не имею. Бабушки-дедушки у меня все деревенские, мама с папой – обычные рабочие, и никого такого, кто бы мог передать мне творческие гены, в семье не припомнят. Так что считают меня своего рода "белой вороной"!.. Но сколько себя помню, я всегда рисовала. С самых ранних лет. Мы жили довольно бедно, поэтому фломастеры для меня были чем-то настолько же недоступным и фантастическим, как полет на Луну. Как же я о них тогда мечтала!.. Но, кстати, когда выросла – совсем ими не рисую. Мои любимые инструменты – карандаши, цветные ручки и акварель. А если говорить о детсадовском возрасте, то я уже тогда заработала себе сколиоз, потому что по многу часов рисовала там, согнувшись в три погибели за столиком, или вообще на полу. Дома я рисовала красками даже на обоях – но мне особо не запрещали. А все то время, когда родители пропадали на двух работах, я дома или читала (я и сейчас читаю очень много и книгами у меня занято полквартиры), или рисовала в тетрадях в клеточку (альбомы для нашей семьи тоже были дороговаты). Рисовала всяких милых сказочных персонажей или целые комиксы по только что прочитанным книгам.

Потом еще была художественная школа, где мой преподаватель Александр Александрович Алонцев очень любил лишний раз упрекнуть меня в том, что я рисую все время одно и то же, в одном и том же стиле. Но так я рисую до сих пор, и оказалось, что эти рисунки нравятся не мне одной, и даже используются в качестве книжных иллюстраций.

А вот высшее образование у меня, увы, не художественное. Я мечтала поступить после школы в Санкт-Петербург, чтобы стать аниматором и рисовать потом мультфильмы. Но как назло именно в то время распался Советский Союз, началась вся эта неразбериха с неподтвержденными дипломами, с которыми нечего было и соваться в Питер, и в итоге я поступила в наш Брестский педагогический на специальность "учитель начальных классов" с дополнительным преподаванием ИЗО…

– Сколько лет вы иллюстрируете книги и каким образом ваше хобби переросло в источник дохода?

– Книги иллюстрирую уже около десяти лет, но не сказать, чтобы это приносило какие-то там баснословные деньги. На самом деле все намного сложнее, чем кажется. Когда мне заказывают иллюстрации, я рисую их достаточно много – например, 30-50 штук, а оплачивают мне не весь объем работы, а только те рисунки, которые войдут в книгу (скажем, штук 15). Более того, свой гонорар я получаю отнюдь не сразу, а только тогда, когда книга не просто поступит в продажу, а когда будет продано около 80% тиража. Ну и, соответственно, поскольку договор на оплату моей работы заключается в рублях, через год, а иногда и через два, полученная сумма в долларовом эквиваленте сильно отличается от той, на которую я рассчитывала изначально…

Ну, что ж поделать, таковы реалии. Я уже много раз думала, что буду отказываться от такой работы, займусь лучше более выгодной коммерческой иллюстрацией или фотографией (кстати, некоторое время я уже работаю в фотостудии), но не умею отказывать. Более того, мне не столько важны деньги (хотя лучше с ними, чем без них), сколько сам процесс рисования. Плюс такие заказы меня еще и развивают, позволяют выйти из сложившейся зоны комфорта, прыгнуть выше своей головы, рисовать не то, что привычно и на что набита рука, а то, чего требует текст книги.



А иллюстратором я стала тоже весьма необычно. О таком старте, когда не надо обивать пороги издательств со своим портфолио, наверное, мечтают многие из тех, кто только начинает. Вот у меня так и случилось: брестская актриса Зоя Городецкая написала несколько пьес для детей, которые должны были издать, но ей не понравился ни один из предложенных иллюстраторов. И через каких-то общих знакомых она нашла меня и привела в издательство буквально за руку. С тех пор меня стали выбирать и другие авторы, а однажды я прямо растрогалась, когда пришла в бухгалтерию за деньгами и увидела прикрепленную на стену плохонько распечатанную на принтере мою иллюстрацию к какой-то книге…

– Как бы вы охарактеризовали своих персонажей? Есть ли у них что-то общее, объединяющее?

– Стиль, в котором я всю жизнь рисую, я бы назвала "примитивизмом". Это такие наивные, теплые, позитивные, в чем-то "мультяшные" и "мимимишные" сказочные персонажи, которых я сама с собой в шутку привыкла называть "поросятами" или "свинюшками". Это непонятно кто: то ли зверьки, то ли человечки со странными мордашками. Забавные, добрые, со своими дурацкими привычками и слабостями – мне нравится вокруг каждого из них создавать свой собственный волшебный мирок, а разнообразные мелкие детальки и штришки вроде незастеленной кровати, разбросанных карандашей или уютного пузатого чайника на столе – помогают сделать выводы о том, чем и как живет этот герой, и дают зацепки для того, чтобы каждый мог выдумать о нем что-то еще.

Себя я на таких картинках люблю изображать этакой забавной колдуньей, которая вечно вся в делах и ничего не успевает. Бывает, что в зависимости от настроения у нее меняется прическа – превращается в кого-нибудь: например, если настроение молчаливое, задумчивое – в рыбу, если напало упрямство – на голове баран из волос, если надо много чего успеть – колдунья щеголяет с прической-осьминогом, ну и так далее.



Вообще, всяческие тролли, феи, колдуньи и другие сказочные персонажи для меня в рисовании интереснее, чем люди, потому что они больше похожи на глину, из которой художник может вылепить все, что ему заблагорассудится. А люди на рисунках – это как-то скучно-грустно. Люди уже не глина, а песок, ускользающий сквозь пальцы.

– А что рисовать не любите и никогда не возьметесь?

– Какие-то страшные или трагические сцены. Никогда не стану рисовать иллюстрации к книгам о войне или к таким, как, например, "Лев и собачка" Толстого. Когда что-то такое задают детям в школе и они вслух читают – я не могу слушать, плачу, и всё тут. Наверное, я слишком инфантильная, но я даже новости стараюсь не смотреть, я не переношу вот это вот чувство безысходности, когда тебе на сердце ложится груз, боль, а ты ведь все равно ничего не можешь сделать или изменить. Поэтому я стараюсь отгораживаться от всего этого негатива. Зачем специально добавлять самому себе ран на сердце? Красоты и вдохновения в жизни, пускай даже конкретно в твоей, должно быть больше – я уверена!

– Как к вашему рисованию нон-стоп относятся ваши родные? Передались ли мамины таланты детям?

– Замечательно относятся! Муж у меня тоже художник, правда, в более общепринятом понимании этого слова – он довольно долго писал замечательные картины маслом. Правда, у нас в стране быть настоящим художником сложно и невыгодно. Эта профессия требует полного погружения, скрупулезной работы над полотном в течение нескольких месяцев без всяких там отвлекающих факторов вроде семьи, детей, строительства дома и зарабатывания на жизнь. Не говоря уже об организации собственных выставок, саморекламе, продвижении своих работ, чем у нас обычно занимаются тоже сами художники… В общем, сейчас муж осваивает новые для себя области: фотографию и музыку. Они с единомышленниками организовали рок-группу, он сам пишет музыку и англоязычные тексты к песням, и сейчас ушел в это все с головой. Сам творческая личность – он меня прекрасно понимает и поддерживает в моем творчестве. Даже за сгоревшие чайники не ругает!..

Дочка Веслава (ей 13) занимается в художественной школе, осваивает классическую манеру рисования. У нее, безусловно, есть способности, но от меня ее талант отличен тем, что у нее лучше получается не выдумывать истории, а украшать их. Думаю, со временем из нее получится отличный декоратор. У сына Макара (ему 9) тоже хорошая фантазия, но он очень увлечен компьютером (вот уж беда нашего времени!), и пока его очень сложно увлечь чем-то еще…

Вообще дети примерно до школы думали, что у всех ребят мамы такие, как я. И потом уже только осознали разницу: теперь хвастаются мной, показывают мои иллюстрации в книгах всем подряд, дарят друзьям мои рисунки…

– Наверняка добрая половина знакомых обращаются к вам периодически с просьбами что-нибудь нарисовать или подарить готовое? Как отбиваетесь? Или не отбиваетесь вовсе, и ваши рисованные персонажи уже расселились по всему Бресту?

– Я мало что дарю. По той простой причине, что когда прихожу к кому-то в гости и вижу там свою старую работу, мне непременно хочется ее содрать со стены и начать переделывать, исправлять то, что сейчас кажется неидеально нарисованным… Я жуткий перфекционист. Я рано или поздно сжигаю или рву свои старые работы. Муж меня за это ругает, злится, но я так лучше себя чувствую. Оставляю только оригиналы книжных иллюстраций и какие-то знаковые, этаповые работы. Все остальное – в печь!.. Такие вот у меня творческие кризисы.



Есть ли у вас своего рода кумиры в иллюстраторском деле, на которых равняетесь?

– Вообще, иллюстрирование детских книг – это очень ответственное дело. Благодаря твоим картинкам, возможно, кто-то полюбит читать, у кого-то разовьется воображение, у кого-то будут затронуты самые потаенные струны души, у кого-то сможет зародиться вера в чудеса и волшебство… А еще, я считаю, иллюстраторов должно быть много и все они должны быть разными, чтобы дети видели, насколько по-разному можно отображать то, что написано в книге, насколько безгранична человеческая фантазия! Сколько, например, художников проиллюстрировало ту же "Красную шапочку" – наверное, тысячи!..

Мне очень нравятся работы шведа Свена Нурдквиста, которые, как и я, обожает мелкие детали. Прекрасны акварельные рисунки Холли Хобби, карандашные иллюстрации Эвы Эриксон, чудесные рисунки дарит детям наш белорусский художник Павел Татарников…

– Где вы черпаете вдохновение? И есть ли у вас на этот счет какие-нибудь секреты, которыми вы могли бы поделиться?

– Меня очень вдохновляют интересные люди и красивые вещи. По поводу последних муж вообще шутит, что у нас не дом, а какая-то "хоббитанская нора": я обожаю окружать себя всякими милыми вещицами, бесполезными, но красивыми штучками, всякой дизайнерской канцелярией (увижу какие-нибудь затейливые скрепки, прищепочки или блокноты – и держите меня семеро!). Да и дарят мне много всего. Так что, когда к нам приходят гости, им есть что поразглядывать!..

Конечно же, меня очень вдохновляют книги. Причем не только художественные, но и психологические, книги по саморазвитию. Мне очень нравятся, например, книги Джулии Кэмерон "Золотая жила" и "Путь художника. Утренние страницы". "Кради как художник" Остина Клеона и "Срочно требуется муза" Юлии Дикой. В этих книгах можно найти какие-то упражнения, например, для развития своего правого полушария мозга. Это своего рода инструменты, которые ты можешь потом использовать в своей работе и творчестве. Но еще очень важно черпать нужную энергетику от людей: посещать много выставок, общаться с художниками, видеть и впитывать в себя все то, что для твоей фантазии не характерно, до чего ты бы сам никогда не дошел бы. Смотреть, учиться, сравнивать, удивляться.

– Благодарны ли вы судьбе за то, что наделила вас художественными способностями? Как вы считаете, это обстоятельство отразилось на вашем характере и мироощущении в целом?

– Конечно! Я вообще считаю, что любому художнику жить проще, легче и интереснее, чем многим другим людям. Потому что, во-первых, творчество – это же своего рода арт-терапия. Все мои проблемы, все страхи и сомнения, я могу перенести на бумагу, нарисовать по их мотивам что-то милое и забавное. И, глядишь, – уже и не так страшен черт… То есть ты вот это вот свое внутреннее тревожное выплеснул на бумагу – и живешь дальше спокойно. Отлично же?..

Ну и, во-вторых, мои добрые персонажи, которые каждый день со мной, украшают мою жизнь, создают какую-то едва уловимую ауру волшебства вокруг. И разные счастливые случайности постоянно со мной происходят! А еще мне кажется, мои рисунки помогают мне оставаться вечным ребенком в душе. Так что, скорее всего, я и на пенсии буду вот с таким же примерно мироощущением. И верить в чудеса буду точно так же!..