• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


Что делать, когда дорогостоящие туры не по карману, а увидеть Париж все-таки хочется? Как вариант: самостоятельно разрабатывать маршруты, летать лоукостами и жить у каучсерферов. Кроме того, можно путешествовать с пользой для себя, принимая участие в различных тренингах и семинарах, а можно – с пользой для других, присоединившись к волонтерскому движению за рубежом. Как правило, организаторы подобных проектов покрывают основные расходы: проживание, питание, визу, иногда – перелет. В итоге вы не просто посещаете новые страны и города, но и получаете невероятное количество новых знакомств, впечатлений, жизненного опыта и, что немаловажно, помогаете другим. Как попасть на волонтерский проект, во сколько обойдется поездка и с какими трудностями можно столкнуться – в рассказах волонтеров со стажем.

Галина Атрашкова, магистрантка БГУИР

− Все началось с врожденной "занозы в попе" и желания посмотреть мир. О волонтерских проектах я слышала от друзей и, вдохновленная рассказами, решила подать заявку на проекты Лиги добровольного труда молодежи. Долго изучала сайт, выбрала несколько проектов и отправила анкету. Правда, ни в один из тех лагерей я не попала, зато попала в другой, в Дании. Уезжая, я поливала слезами чемодан и клятвенно обещала себе, что это – только первый раз из многих… С тех пор в качестве волонтера я побывала во Франции, Германии, Исландии и Чехии, а также в Греции, но уже как участник тренинга о миграции и безработице.

Не стоит относиться к волонтерству как "халявным" путешествиям. Это финансовые затраты, в том числе и с вашей стороны. Условия варьируются от проекта к проекту. Самый дешевый способ путешествовать – это даже не волонтерские проекты, а тренинги и обмены. Там, насколько я знаю сейчас, оплачивается питание, проживание и до 170 евро за дорогу.

В ворккэмпах (добровольные волонтерские лагеря – workcamp. – Прим.) всегда предоставляется спальное место и еда. Довольно часто – бесплатная виза. В зависимости от желания/состоятельности принимающей организации также могут оплачиваться проезд на местном транспорте, экскурсии и другие бонусы. Для любого лагеря также необходимо заплатить взнос в европейскую организацию – 120 евро. В некоторых проектах (в основном тех, что находятся где-нибудь далеко, в Исландии, например) существует extra fee – 150-300 евро за участие в проекте. Тут уж каждый решает, стоит ли оно того.

Мне сложно вспомнить конкретные суммы, которые уходили на поездки. Со временем ты учишься путешествовать бюджетнее, тратишь меньше на дорогу, ищешь жилье в дешевых хостелах или у каучсерферов и друзей, которые появляются после проектов. Могу только сказать, что мой самый дорогой проект был в Исландии – как раз из-за extra fee в 150 евро. Плюс я отдала очень много денег за экскурсии и сувениры, жилье до и после лагеря. В конечном итоге вышло около 1100 евро за три недели. Самый дешевый лагерь – в Чехии. Думаю, около 320 евро за те же три недели.

Поначалу главные трудности для меня заключались в дороге. За неимением опыта довольно сложно планировать путешествие самостоятельно. Однако ты быстро входишь во вкус. Любые препятствия воспринимаешь, скорее, как приключение, о котором можно будет рассказать и вспомнить и которое дарит тебе бесценный опыт.

В Чехии волонтеры обновляли городскую купальню на реке Радбуза в городе Пилзень
В Чехии волонтеры обновляли городскую купальню на реке Радбуза в городе Пилзень
Обновление городской купальни. Было собрано около 40 пакетов мусора!
Обновление городской купальни. Было собрано около 40 пакетов мусора!

Например, в Греции я попала в действительно экстремальную ситуацию. Уже после тренинга в Афинах у меня украли сумочку с документами, телефоном и частью денег. Поначалу был шок. Послезавтра виза истекает, а на завтра – рейс домой. Но, к счастью, со мной были друзья-волонтеры, которые поддержали в трудную минуту.

В Афинах нет Посольства Республики Беларусь, потому меня перенаправили в Посольство Российской Федерации. Пятница, по телефону неласковый сонный дядя сказал, что до понедельника моим вопросом заниматься никто не будет. Не верила, что кто-то может быть настолько равнодушным. Я даже перезвонила. Но ответ был прежний. К тому же мой собеседник добавил, что вся процедура может затянуться недели на две.

Мне повезло – было где жить, к тому же бесплатно. Приютили мои друзья-волонтеры. И деньги у меня тоже оставались. Мне пришлось купить новый, довольно дорогой, билет на прямой рейс до Москвы и заплатить 100 евро за временные документы (для граждан России это бесплатно). Но вообще-то, все это было не так страшно, как звучит. Я задержалась на пять дней. По вечерам принимала участие в мероприятиях, которые проводили волонтеры, а днем покупала на остатки денег суточный проездной и просто каталась по Афинам, садясь на первый попавшийся автобус. А потом на другой. И на третий. Без карты, денег, документов и телефона. Такой вот туризм и невероятное чувство свободы.

В таких поездках и в таких ситуациях ты учишься не бояться. Не бояться трудностей, экстремальных условий, незнакомых людей, новой работы. Ты понимаешь, что можешь научиться чему угодно, приобретаешь массу полезных навыков. Например, приготовить ужин на 15-20 человек из ничего, отреставрировать только что найденную старинную монету, собрать стол, найти несуществующий хостел, обменять лимон на банку варенья, банку меда, две свечи, пакет круассанов, ручку и календарик.

Франция. Волонтеры восстанавливали туристическую дорожку к вершине вулкана
Франция. Волонтеры восстанавливали туристическую дорожку к вершине вулкана

Потом, уже дома, когда ты чувствуешь сомнение "а смогу ли я?", ты вспоминаешь все, что сделал, и отвечаешь себе: "Черт побери, конечно же, ДА!"

Волонтерство – неизлечимая болезнь и шанс прожить множество жизней вместо одной. В будущем я мечтаю покорить другие континенты, очень хочу в Азию, особенно в Южную Корею и Японию, а еще в Африку. Но важно понимать: помогать людям можно не только за рубежом. Для этого вовсе не обязательно куда-то ехать. На протяжении нескольких лет я помогала в Белорусском детском хосписе.

Какой совет можно дать начинающим волонтерам? Тут главное – ничего не бояться. Если у вас есть запасные носки и голова на плечах – этот мир у ваших ног.

Татьяна Размыслович, преподаватель английского и итальянского языков, копирайтер

− Я окончила филологический факультет БГУ. Еще тогда, в студенчестве, прекрасно понимала, что студенту-филологу обязательно нужна языковая практика, без нее – грош цена твоему языку. Волонтерские проекты в качестве тренировочной площадки заинтересовали по трем причинам. Во-первых, это дешевле, чем заказывать тур, и не так сложно, как организовывать поездку самому. Во-вторых, это сочетание приятного (путешествия) и полезного (помощь нуждающимся). В-третьих, бесплатная виза.

О своем первом проекте (международный волонтерский лагерь в Германии "Aktion Suehnezeichen Friedensdienste") я узнала от преподавателя по немецкому языку. Заявку отправляла вместе с одногруппницей. Сайт был полностью на немецком языке, который на тот момент я знала очень плохо. Мы вроде бы прочитали описание проекта. Но, как оказалось, не совсем уловили, в чем его суть.

Приключения начались еще в пути. Добираться до лагеря оказалась сложнее, чем предполагали. Сначала нужно было доехать до Лейпцига, затем на поезде – до маленького городка Бернбурга. В этом городишке собрались участники проекта (восемь человек), причем все немцы, кроме нас, белорусок, и одного парня из Польши. Была одна женщина с особенностями развития.

Все говорили по-немецки, поэтому первую неделю мы были просто в шоке. Ничего не понимали и боялись с кем-то общаться. Но аутентичная среда все-таки взяла свое, открылось чутье к языку, и мы даже стали немного говорить.

Отдельное слово стоит сказать о самом проекте. Работа нас ожидала самая разнообразная. Сначала мы помогали в музее, где перерабатывали текст о фашизме и газовых камерах из научной формы в более доступную. Однако вскоре из-за скудного знания языка нас отправили … на кладбище, где, кстати, было довольно весело и необременительно. Свежий воздух, а ты травку пропалываешь, камни носишь. По-моему, как-то ближе по духу для нашего человека. Вечера оставались в нашем распоряжении, мы ходили в кафе, по магазинам. В общем, времени зря не теряли.

В Германии приходилось работать на кладбище
В Германии приходилось работать на кладбище

Спустя два года, в 2012-м, вместе с сестрой участвовала в волонтерском лагере в Варшаве все по той же программе "Aktion Suehnezeichen Friedensdienste". Официальным языком польского проекта был немецкий, которым к тому времени я овладела на достаточно высоком уровне. Правда, как это обычно бывает, без сюрпризов не обошлось. Кроме меня, моей сестры и еще одной девочки из России, все немцы, участники проекта, оказались женщинами в возрасте "60+". С ними было сложно общаться не только из-за колоссальной разницы в возрасте, но, в том числе, из-за языка. Они говорили преимущественно на немецких диалектах, которые мы не всегда могли понять.

Тем не менее, поездка в Варшаву очень понравилась. Работа была несложная – в наши обязанности входило сопровождение пациентов детской больницы. Плюс отличные условия (мы жили в отеле) и очень много свободного времени для знакомства с красивой Варшавой.

Такие проекты я люблю за простоту и за дешевизну. Суть заключается в том, что ты выбираешь две программы на сайте asf-ev.de в разделе sommerlager, оплачиваешь взнос (25 евро) и... все!

За дорогу несешь расходы сам, все остальное – за организаторами. Я всегда выбирала самый недорогой способ передвижения – автобус, поэтому путь до лагеря и обратно хоть и был длинный, зато дешевый. Очень много денег я отдавала на шопинг, но думаю, что в Беларуси за те же вещи пришлось бы выложить в разы больше.

Кроме Германии и Польши трижды я была в Италии. Как и многие другие, работала в этой замечательной стране в качестве переводчика – сопровождающего группы белорусских детей, выезжающих на оздоровление. Скажу сразу, что это нельзя сравнить с поездками в волонтерские лагеря. Здесь вас ждет работа, работа и еще раз работа. Много ответственности, сложные дети, с которыми проводишь 24 часа в сутки и выкладываешься на 100%. Но я выбираю все-таки этот вариант. Ведь это лучшая страна в мире – Италия. И, несмотря на сложности, ты месяц живешь в иноязычной среде, улучшаешь свой язык, усваиваешь какие-то культурные особенности.

Италия. Татьяна вместе со своими подопечными
Италия. Татьяна вместе со своими подопечными

Мне нравятся такие программы, потому что ты что-то меняешь в жизни детей со сложной судьбой, из детских домов и приемных семей. Для меня это колоссальный опыт. Для них – частичка доброты.

Волонтерские программы затягивают. Отличная языковая практика, новые контакты, хороший шопинг. Многое случалось – и веселое, и грустное. Помню, как учили немцев играть в игру "ноги" и "бутылочка". Они были просто в шоке, в хорошем смысле этого слова, и любили повторять, что "эти русские – такие предприимчивые". Были и печальные истории. Немецкие бабушки плакали и говорили: "Нам стыдно за свою историю. Мы не хотим вспоминать Гитлера и то, что мы натворили". Это очень трогательно.

В Италии Татьяна приобрела колоссальный опыт работы с детьми
В Италии Татьяна приобрела колоссальный опыт работы с детьми

В этом году я собиралась в волонтерский лагерь в Санкт-Петербург, но обстоятельства подвели. Надеюсь, в дальнейшем такое не повторится. Пока молодая, я хочу работать волонтером и радоваться жизни, а не лежать на пляже в Турции.

Игорь Лосицкий, проектный менеджер, тренер

− В один день мне просто захотелось "положительной созидательной движухи". Я никогда не любил студенческие тусовки с большим количеством алкоголя. Это быстро надоедает. Хотелось как-то развиваться и при этом помогать другим. Я сразу замахнулся на собственный проект, который мечтал реализовать от начала и до конца, от мониторинга информации до переговоров с международными партнерами, проработки логистики, других мелочей. Как ни странно, сразу все получилось. На тот момент главная мотивация была связана с желанием качественно выучить итальянский язык. Овладеть не столько грамматикой и синтаксисом, сколько культурой страны изучаемого языка, менталитетом его носителей. Решение было удачным, и сейчас мне это очень сильно помогает.

Мой первый проект – межкультурный итальянско-азиатский фестиваль для детей из небольшого городка Фраттамаджоре под Неаполем. Проект был направлен на разрушение стереотипов, которые связаны с отрицательным образом Азии и азиатов в глазах итальянцев. Стереотипы формируются в массовой культуре и культивируются через масс-медиа. На фестивале мы попытались разрушить негативные мифы и сплотить детишек из разных стран и с разным разрезом глаз.

Затем был очень серьезный проект на Сицилии, тоже с детьми. И я бы не называл это волонтерством, а скорее – миссией. Мы работали по театральной системе Августа Боаля в переработке сицилийских режиссеров. Дело в том, что на Сицилии с пяти лет используют детей в качестве помощников при организации преступной деятельности, дети таскают в школьных рюкзаках оружие и по три килограмма гашиша. У них сформирован романтический образ мафии. Преступник в их глазах – такой Джеймс Бонд в дорогом костюме, на классной машине и с красивой подругой. На самом деле мафия на Сицилии – это наркотики, торговля девушками из Африки, оружие, детская проституция. Мы хотели поменять представление детей о мафии и отвлечь их от этой деятельности.

Дальше были различные программы, акции, фестивали, семинары в Германии, Польше, Швеции, ну и, конечно же, мой самый главный проект – три года руководства волонтерской группой в Беларуси, которая сделала много замечательных акций для детских домов в Осиповичах, Ивенце и Минске.

На одном из проектов в Польше
На одном из проектов в Польше

Любые тренинги, семинары и волонтерские программы – это масса впечатлений. Однажды на одном из проектов организаторы со скандалом выгнали всю группу прямо посреди недели. Ребята из Кореи, Китая, Бразилии, России, Беларуси оказались на улице, все в чужой стране и чужом городе. Причина нашего конфликта с организаторами заключалась в том, что нам угрожали, отказывались идти на компромиссы и изначально заставляли работать больше положеного. Когда мы попытались напомнить об условиях проекта (6 часов работы в день, организаторы покрывают питание и проживание, проводят экскурсии по тому городу/месту, где проходит проект), они нас выгнали. И так получилось, что это стало только началом! С этого момента началась такая "дикая вечеринка". Мы поехали жить в другой город, познакомились с множеством людей и даже побывали в другой стране.

Благодаря поездкам на волонтерские проекты я научился неплохо готовить. Кроме этого замечательного навыка, я повысил свой профессиональный уровень. Уже достаточно давно я не волонтер, а тренер, проектный менеджер. У меня более 50 организованных или соорганизованных семинаров на различные темы (неформальное образование, волонтерство, театральный форум), в том числе международного уровня. Буквально на днях я вернулся из Тосканы с проекта на тему борьбы с ксенофобией и расизмом.

У Игоря есть традиция – каждый год фотографироваться в одних и тех же местах
У Игоря есть традиция – каждый год фотографироваться в одних и тех же местах

"Новичкам" хочу дать совет из своего опыта. Если участник проекта едет просто развлекаться и посмотреть страну, то ему стоит купить матрасный тур и не мучать себя и других. Желание во что бы то ни стало поехать за границу – это очень "больное место". Таких "проектных туристов" (организаторы используют другое название, покрепче) всегда очень много. Если человек просто приехал отдохнуть, а не получить новый опыт, круто поработать, завести новых друзей и научиться многим интересным вещам – он сразу выделяется из группы. Мой совет – ехать на проект, если ты открыт новому опыту, не боишься быстро меняющейся обстановки (или боишься, но готов в себе это перебороть), готов помогать другим и вместе реализовать суперпродуктивные идеи, ведь, в конечном счете, мы живем однажды и второго шанса не будет.

Анна Маглыш, редактор Национальной киностудии "Беларусьфильм"

− Честно скажу, что изначально волонтерство не было основной целью. Хотелось интересно и недорого путешествовать. Со временем я, правда, пересмотрела свои взгляды относительно благотворительности и социальной работы. Невероятно, но факт: это очень здорово!

Бельгия. Анна со своим подопечным Михаэлем
Бельгия. Анна со своим подопечным Михаэлем

Мой первый проект, можно сказать, выбрал меня сам. Я довольно поздно начала что-то искать, уже почти все летние программы были разобраны, поэтому поехала, куда брали. А взяли в Бельгию в реабилитационный центр для детей с ДЦП. В лагере со мной оказались ребята из Испании, Франции, Канады, Мексики, Кореи, Чехии, Литвы, Украины. В наши обязанности входила развлекательная программа и минимальная помощь по уходу. Отмечу, что реабилитационные центры в Бельгии совсем не похожи на наши. Там нет этой атмосферы беспомощности. Никто драматично не вздыхает, а наоборот – все шутят, смеются, играют. И это так естественно!

Бельгия. Анна и Михаэль принимают участие в спартакиаде
Бельгия. Анна и Михаэль принимают участие в спартакиаде

Второй раз в волонтерский лагерь я ехала с подругой, поэтому к выбору подошла более осознанно. Основными критериями был вид работы (социальная, не физическая) и страна – Нидерланды. Так мы попали на проект Emmaus. Это сеть неправительственных организаций в 37 странах мира. Они занимаются преимущественно сбором и перепродажей second-hand вещей, начиная от одежды и мебели и заканчивая Apple-устройствами и книгами. Резиденты сообществ – люди, которые смогли справиться с тяжелыми жизненными ситуациями (это и проживание на улице, и насилие в семье, и алкогольные или наркотические зависимости). Мы помогали резидентам сортировать вещи для продажи, участвовали в ярмарках. Но все-таки основная цель Emmaus – всяческая поддержка и взаимопомощь. Такие центры постепенно включают людей в рабочую и социальную жизнь, как бы дают им второй шанс.

Анна с коллегами готовится к вечеру национальных блюд
Анна с коллегами готовится к вечеру национальных блюд

Несмотря на то, что такого рода проекты – действительно выгодно (чаще всего самостоятельно нужно оплатить только дорогу, виза, проживание и питание – за организаторами), не могу сказать, что в результате поездки обходятся очень дешево. Европейские цены кусаются. А ведь нельзя, скажем, приехать в Бельгию и не есть там тоннами их потрясающий шоколад. Равно как и нельзя не путешествовать по стране в свободное время, не покупать сувениры, не ходить по кафе. Хотя если вы можете от всего этого отказаться, то стоимость поездки будет очень приятной.

Если говорить о конкретных цифрах, то за три недели в Бельгии я потратила около 400-500 евро, включая перелет. Второй раз было намного больше из-за разных незапланированных трат.

Трудности в таких поездках неизбежны. Были и пропущенные самолеты, и заблокированные карточки, и ночевки на вокзалах, но все это переживаемо и даже весело. Например, сейчас я с улыбкой вспоминаю историю, которая случилась по приезде в Нидерланды. Проект начинался через два дня. Мы собирались пожить в Эйндховене по каучсерфингу, но в последний момент ребята, которые согласились нас принять, просто исчезли. Не отвечали ни на звонки, ни на сообщения. Мы уж думали заселиться в гостиницу, но все недорогие варианты были заняты, поэтому оставалось найти кафе с Wi-Fi и закинуть на сайт каучсерфинга SOS-сообщение. А уже – час ночи, дождь.

В итоге ответил некий Дан, правда, сказал, что у него планируется вечеринка. Нервные и уставшие, мы явились на огромную многонациональную и довольно андеграундную тусовку, которая закончилась только ближе к утру. Когда же Дан привел нас домой, который оказался самой неопрятной и странной холостяцкой квартиркой в мире (с советскими плакатами на стенах, марихуаной в горшочке, кучей непонятного хлама и еще с парнями из Великобритании, которые тоже остановились у гостеприимного хозяина), мы поняли, что поспать не получится и фактически дежурили по очереди, опасаясь сильно пьяных и накуренных соседей. Правда, меры предосторожности оказались лишними, все закончилось благополучно. А уж Дану отдельное спасибо только за то, что не оставил мокнуть под дождем.

Все эти истории – действительно бесценный опыт. То, что начиналось как просто бюджетные путешествия, превратилось в отличную школу жизни. Волонтерство – это, в первую очередь, огромная инвестиция в себя. Сейчас меня искренне удивляют люди, которые не понимают, как я наслаждалась отдыхом, работая бесплатно. А я, в свою очередь, не понимаю, как молодые ребята ездят в однотипные экскурсии. Волонтерские проекты позволяют полностью интегрироваться в жизнь другой страны и познакомиться с огромным количеством людей.

В Бельгии я поняла, что такое настоящее милосердие. Без всхлипов и вздохов. Просто нужно любить жизнь так, как ее любят эти дети с ДЦП. Что касается Голландии, то это вообще уникальный опыт. Невозможно не восхищаться людьми, которые смогли начать все сначала, не потеряв чувство юмора и жизнелюбие. После участия в таких проектах становишься человечнее, это точно.

Прощальный вечер в реабилитационном центре для детей с ДЦП
Прощальный вечер в реабилитационном центре для детей с ДЦП

Волонтерство влюбляет. Я с удовольствием бы приняла участие в каком-нибудь проекте, однако не знаю, получится ли. В студенческие годы это гораздо проще. Поэтому если у вас есть время и немного денег – поезжайте и испробуйте на собственном опыте. Знакомьтесь там со всеми подряд, имейте при себе наличные, а не полагайтесь только на карты, летайте лоукостами, обязательно пробуйте каучсерфинг и никогда не паникуйте. Везде есть добрые люди, они обязательно помогут.

 

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-14%
-49%
-15%
-30%
-10%
-10%
-10%
-13%
0057345