175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  2. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  3. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  4. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  5. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  6. В Минске рассматривают большое «дело студентов». К зданию суда пришли более ста человек, прошли задержания
  7. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  8. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  9. Возле Дома правосудия в Минске задержана журналист TUT.BY. В РУВД к ней не пускают адвоката
  10. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  11. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  12. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  13. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  14. Госстандарт запретил продажу мыла ручной работы белорусского бренда Karali
  15. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  16. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  17. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  18. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  19. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  20. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  21. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  22. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  23. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  24. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  25. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  26. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства [белорусы] ни черта не сделают все равно
  27. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  28. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  29. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  30. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая


Стрит-арт как таковой в нашей стране еще только зарождается. Мастеров, способных создать на фасадах домов, стенах заброшенных зданий или трансформаторных будок настоящие произведения искусства с помощью нескольких баллончиков краски, пока еще не так уж много. А девушек среди них и вовсе можно пересчитать по пальцам.

Количество работ известной гомельской 23-летней стрит-артистки Юлиссис Невмер давно перевалило за сотню, и встретить их можно на зданиях буквально во всех уголках Беларуси. О том, легко ли в нашей стране заработать деньги стрит-артом, созрело ли для него наше общество, а также о дворниках, ничего не смыслящих в современном искусстве, – в интервью с Юлиссис.

– Юлиссис, расскажите, что привело вас в стрит-арт?

– Я, как и любой ребенок, любила рисовать с детства. Позже эта любовь была подкреплена десятью годами в художественной школе, а затем еще четырьмя годами в художественном училище. Еще в студенческие годы я предпочитала рисовать на больших форматах, а потом в один прекрасный момент мне захотелось сменить холст на что-то более масштабное. Например, стены.

– Помните свой первый рисунок на стене?

– Ну, мои первые рисунки на стенах были весьма примитивны. Начинала я, как и большинство стрит-артистов, с собственноручно изготовленных трафаретов. Чаще всего это были портреты: это до сих пор любимый мой жанр. Девяносто процентов всех моих работ – это изображения реальных людей. Тех, кто меня чем-то вдохновил, зацепил, влюбил в себя. Когда они узнают потом себя на стенах в городе, пребывают в некотором шоке, но чаще просто не знают, что были прототипом, потому что я этого не афиширую. А еще почему-то очень часто, когда я рисую девушек, многим кажется, что я изображаю себя, но на самом деле я сходства не вижу. Возможно, мне просто нравится какой-то определенный типаж.



За более масштабные работы я взялась пару лет спустя: совсем спонтанно, прихватив пару баллончиков и кистей, мы отправилась с друзьями на железнодорожные пути в моем родном Гомеле. Там было место, куда мог приходить любой, кто хотел рисовать, и поэтому стены пестрели от разнообразия работ. Мне тоже захотелось оставить там свой след, чем, собственно, я и занялась. А спустя пару месяцев меня пригласили на граффити-фестиваль, где я и сделала свой первый более или менее серьезный рисунок на стене.

– Расскажите о вашем творческом псевдониме, как он появился?

– В стрит-арте как-то с незапамятных времен принято, что художники подписывают свои работы не реальным именем, а так называемым никнэймом. Мой появился после того, как подруга подсунула мне песню группы Franz Ferdinand "ULYSSES", и она стала моей любимой. Ну а поскольку мое настоящее имя – Юлия – оказалось достаточно созвучным названию этой песни, я и подумала, почему бы не подписывать свои работы именно так? Тем более что перевод этого слова – Одиссей – достаточно символичен. Мы с моим парнем (кстати, тоже стрит-арт-художником) обожаем путешествовать, колесить по городам Беларуси и другим странам. И если есть такая возможность, обязательно оставляем там на память о себе рисунки на стенах.



– А конфликтов с милицией не возникает?

– Я давным-давно не рисую нелегально. Мне не нужны проблемы: я и без того достаточно много собственных денег трачу на краску (один баллончик стоит что-то около семи долларов, а представьте, сколько их нужно для того, чтобы нарисовать масштабную картину с использованием множества различных цветов!). Зачем мне еще потом и штрафы платить?

У нас в Гомеле (да, как позже оказалось, и в других городах) достаточно лояльная к этому виду искусства администрация. Поэтому, если я нахожу подходящую стену, которая не представляет исторической или еще какой-либо ценности, и иду с эскизом будущего рисунка, чтобы получить документально подтвержденное разрешение на работу, – мне обычно не отказывают. И это здорово, что, хоть нам и далеко до того уровня развития стрит-арта, который сегодня существует в Европе, но все-таки чиновники уже понимают, что нужно давать зеленый свет творческим порывам молодежи и что профессионально выполненные рисунки на стенах – куда лучше и интереснее привычной нам серости.

– А как реагируют прохожие?

– К сожалению, народа с "совковыми" взглядами у нас еще очень и очень много. Обычно негативная реакция на расписывающего стену художника возникает у людей старшего поколения. Даже если рисуешь легально, то семь из десяти прохожих обязательно спросят: "А зачем? А кому это надо? А сколько заплатят?" Но это ладно, другое дело, что бдительные бабушки очень любят вызвать наряд милиции, едва завидев человека с баллончиком краски. Понятно, что после предъявления разрешения милиция обычно никаких претензий не имеет, но все равно как-то неприятно. Хотя бывали и такие случаи, когда даже документу сотрудники правоохранительных органов не доверяли, и настойчиво требовали "прекратить это безобразие". Ну, не весь еще народ у нас готов к стрит-арту, что поделать?..

Был даже случай у нас в Гомеле, когда женщина-дворник на готовом арт-объекте, созданном моими руками, закрасила полуобнаженную женскую грудь толстым слоем красной краски, и при этом чуть ли не обвиняла меня в "пропаганде проституции". Эта история получила широкий резонанс, освещалась в прессе… Потом я, конечно, вернула своей работе первоначальный вид.



Вообще, хотелось пожелать вечно недовольным людям, чтобы были добрее к тому, что делают художники. Для нас это огромный труд: мы стоя рисуем по несколько часов подряд, в респираторах, бывает, что и в холод, и в дождь, и в изнуряющую жару, но при этом не падаем духом. Мы просто искренне стараемся как-то украсить нашу страну, наши серые города, безликие коробки домов, добавив хоть какую-то нотку праздника и чего-то небанального в наши будни.

– Вы упомянули о том, что баллончики с краской – довольно дорогое удовольствие, и понятно, что долго работать себе в убыток во имя творчества никто не станет. Существует ли сегодня в Беларуси возможность хорошо зарабатывать, владея мастерством стрит-арта?

– Да, краска действительно очень дорогая, поэтому в первое время бюджетным вариантом для меня было использование акрила и минимума баллонов. Сейчас же стали проводиться различные молодежные фестивали, предоставляющие мастерам стрит-арта возможность рисовать за счет спонсоров.

К примеру, совсем недавно я вместе с другими белорусскими художниками принимала участие в акции "Must act – Mast art", которая проходила в Барановичах, а до этого – в Гомеле, Могилеве и еще в августе планируется в Рогачеве. Мы расписывали заранее утвержденные с местной администрацией фасады пятиэтажек и других зданий, придавая тем самым каждому городу в копилку еще несколько "изюминок".

Лично я боюсь высоты, поэтому все мои работы выполнены на одноэтажных зданиях, а вот другие ребята создавали по-настоящему масштабные вещи во всю высоту многоэтажек: для этого городские власти специально выделяли подъемную технику.

Что касается возможности заработка – да, стрит-артом у нас уже сейчас можно неплохо зарабатывать. Конечно, не столько, сколько в Европе, где это несравнимо популярнее, но и гораздо больше, чем я, к примеру, получала, преподавая живопись детям.

Я очень рада тому, что мое увлечение стало давать мне хлеб. Мои работы украшают стены ночных клубов, баров, кафе и квартир. Кстати, о квартирах: многие спрашивают, не изрисовала ли я все вдоль и поперек у себя дома. К сожалению, я обитаю на съемной квартире, и там особенно не разгуляешься. Но уж зато стен в доме моих родителей, родственников, друзей и знакомых без моего творческого вмешательства практически не осталось!..

Раньше, когда это хобби только начинало перерастать в возможность заработка, я рисовала все, что ни попросят, начиная Венецией, заканчивая танками в барах. Сейчас, когда мои работы стали еще более востребованными и меня ценят как профессионала, я стараюсь по возможности браться только за своеобразные заказы, те, которые мне интересны и приходятся по душе.

– Правильно ли я понимаю, что вы как художник беззаветно преданы стрит–арту?

– Нет, конечно! Я пишу картины не только на стенах, но и на холстах и даже иногда на людях. У меня уже было несколько персональных выставок живописи в Гомеле, в Минске, во дворце Кучмы в Киеве. Мои работы можно купить в онлайн-галереях, параллельно я делаю различные иллюстрации в журналы, газеты и книги. Часто выбираюсь за город, чтобы для души пописать с натуры белорусские пейзажи…

Мне кажется, нужно питать свой духовный мир каждый день чем-то новым, любоваться прекрасным, общаться с интересными людьми и делать то, что приносит тебе счастье. И слава Богу, пока мне это удается!

-30%
-30%
-12%
-21%
-10%
-15%
-20%
-30%
-30%