Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


/

Применительно к героям этого текста любимый вопрос комментаторов "кто все эти люди?!" действует вполне себе.

А это очень несправедливо и жаль. Хоть у этих музыкантов редко бывают телеэфиры и ротации на радио (страшное дело - концертов в Минск-Арене вообще не бывает), у них есть талант, музыкальный вкус и вера в свои силы.

Мы решили поговорить с ребятами, которых видим, а главное, слышим на частных праздниках и в небольших клубах, о том, кто и что им мешает добиться большего.

Певица Инга, (сover band DeTroit)

"Я не могу повесить на грудь золотой крест и спеть о том, как это плохо – "без тебя"

Справка:

В детстве пела в вокально-инструментальном ансамбле и училась в музыкальной школе, позже поступила в могилевский государственный музыкальный колледж, закончила БГУКИ. Лауреат премии президента по поддержке талантливой молодежи, участница вокальных конкурсов и фестивалей, солистка Молодежного театра эстрады и кавер-бэнда DeTroit (победители CoverKing 2014 )

"На первых этапах я позиционировала себя исключительно как сольная певица, и отношение к кавер-бэндам у меня было такое же, как и у большинства других: выступления в ресторанах, заработок денег и "не дай бог родители узнают".

Но мне очень хотелось играть с постоянным живым составом – и я решила попробовать, согласилась на авантюру для себя. (улыбается)

Сейчас у нас полноценный коллектив со своими аранжировками известных песен и по-настоящему профессиональными музыкантами: клавишник играет в оркестре Финберга, барабанщик – музыкант известного и за пределами Беларуси шоу "Стресс", гитарист и басист – виртуозы, их разрывают на части предложения от других коллективов.

Недавно мы стали победителями CoverKing 2014 - национальной премии кавер–бэндов. И хоть многие, кто не был на этом мероприятии, думают, что это "сборище курящих, пьющих и едящих людей, которые голосуют за тех, кто их лучше развлечет" - нет, выбор делали профессионалы, и конкуренция была серьезная.

Мы с ребятами относимся к тому, что делаем, больше, чем к просто работе, DeTroit – серьезная часть нашей жизни.

Но, вместе с тем, я прекрасно отдаю себе отчет в том, что как бы мы хорошо ни играли, ни пели - пробиться на телеэкраны, радиостанции и большую сцену нам сегодня невозможно. Во-первых – не формат, во-вторых – у нас пока нет авторских песен.

Хотя, согласитесь, лучше исполнять качественно и по-своему мировые хиты, чем те авторские композиции, которые сейчас заполняют эфиры. Низкое качество и конвейерные тексты, аранжировки, даже тембры! И попадают они в эти самые эфиры явно не в силу высокой музыкальной ценности, а по совокупности каких-то совсем других факторов.

Мы отходим от того, что принято считать искусством, к очень узким рамкам музыкального продукта массового потребления. Посмотрите, как сегодня популярен шансон! Большая часть белорусов до сих пор смотрит телевизор и потом приходит на концерты тех, кого в нем видит, – это объясняет, на мой взгляд, полные залы на концертах Михайлова и Ваенги.

Люди реально их любят! Но вот я люблю что-то другое…

И, к сожалению или к счастью, не имею возможности распахнуть рубаху на груди, повесить на нее золотой крест и спеть о том, как это плохо – "без тебя". (улыбается)

Я не могу "прогнуться". Знаете, что говорят на "Новой Волне" еще на этапе отбора? "Если готов на все, проходишь дальше". Нужно стать пластилиновой фигуркой, которая нужна для шоу. Сделает это тебя лучше или сломает тебе позвоночник – вопрос…

Я поэтому, кстати, страшно благодарна, что меня не взяли в один наш популярный музыкальный телепроект. Послушали полкуплета и сказали "спасибо, до свидания"... Лучше так – долгий, но свой и тем более ценный путь.

Конечно, иногда паспортный возраст бьет по вискам – кажется, такие сумасшедшие вещи можно было успеть сделать за это время!.. Да и понимаю прекрасно, что женщине в сорок лет быть на сцене живой и по-хорошему сумасшедшей можно только если она, как минимум, Жанна Агузарова или Земфира. В противном случае для аудитории это странно и противоестественно.

Чтобы пробиться, нужна профессиональная команда, включающая, как минимум, хорошего продюсера и пиар-менеджера… Но, хочется, верить, что и у нас получится зазвучать громко, не потеряв при этом самое главное - свою самобытность".

Ян Женчак, (группа "Яnkey")

"Поклонницы приходят на концерт Солодухи вспомнить, какими они были, когда впервые услышали песню про виноград"

Справка:

Окончил республиканский колледж искусств имени Ахремчика по классу скрипки, Минский государственный музыкальном колледж имени М.И. Глинки по классу альта. Был вокалистом рок-групп Мембрана, Аризона и Триада. Пел в "Песнярах" под руководством Леонида Борткевича и в фолк-рок группе "Лявоны". Вокалист студийного проекта "In search for" и группы "Яnkey"

"Сегодня Яnkey нельзя назвать андеграундом – наша музыка нравится людям разных возрастов и музыкальных предпочтений.

Но вот почти все радиостанции и телеканалы говорят нам "нет" в силу того, что рок-музыка в наших широтах почему-то проходит как "неформат".

Думаю, это наследие советского прошлого, от которого пора бы избавиться. Нужно перебороть эту тенденцию и понять: рок – это то, что неизменно популярно везде и всегда.

Попса постоянно видоизменяется в угоду вкусам слушателей, но даже в ней все чаще появляются элементы рок-звучания!

Рок – это ведь то, что банально здорово слушать не только на живом концерте, но и в машине по радио. Такой заряд энергии дает!

А наши музыкальные редакторы от него открещиваются.

Тем не менее, мы стараемся потихоньку двигаться и завоевывать свое пространство и своего слушателя шаг за шагом. Играем пока на небольших площадках и с пониманием относимся к тому, кто собирает Минск-Арену – в случае с Максом Коржом имеет место работа команды профессионалов по продвижению артиста и спонсорская поддержка - серьезные денежные вложения… А с Александром Солодухой, безусловно, - его профессиональный стаж. Наверняка, поклонницы приходят на его концерты вспомнить, какими они были, когда впервые прозвучала песня про виноград. (улыбается)

Обижаться и завидовать бесполезно, надо работать. Хочется верить, что мы относительно молодая группа, и нам хватит времени прийти к своей цели, не заключая сделок с совестью и музыкальным вкусом".

Анастасия Шеверенко

"Есть потребность петь для тех, кто пришел слушать музыку, а не отдыхать в клубе"

Справка:

Начала петь в 4 года, в 19 стала финалисткой телепроекта "Академия талантов". Лауреат вокальных конкурсов и фестивалей. Сегодня поет джаз, соул, блюз в одном из клубов Минска.

"Я чувствую реализацию в любимом деле – музыке – только когда пою. Во время исполнения песни, которая у меня получается, я знаю, что занимаюсь тем, чем должна.

Но по факту этой реализации нет.

Когда приходишь в какой-то телепроект – так, наверное, считает каждый из участников – думаешь, что твоя жизнь кардинально изменится. Ведь есть амбиции и, как тебе кажется, талант, который уже оценили. Потом ты подстраиваешься под требования программы – мне, к примеру, сказали похудеть – и постепенно начинается моральный и физический износ. И тогда тем более появляется уверенность: раз столько сил приложено, значит, результат будет соответствующий.

Но, на самом деле, когда проект заканчивается, ничего не происходит – жизнь становится такой же, какой была. Надо быть готовым к тому, что тебя ждет переоценка многого и, вполне возможно, разочарование.

Мне, в общем-то, понятны стремления продюсеров работать с более простым музыкальным материалом, с артистами, репертуар и подача которых понятны обычному слушателю… Это просто коммерчески выгодно.

Но мне кажется, я, конечно, только предполагать могу, что есть и тот слушатель, который хочет другой, более сложной и интересной музыки. И ждет, когда такая музыка и такие артисты появятся на белорусской сцене!

И я надеюсь, если ты исполняешь то, во что веришь, не ради коммерции, когда-нибудь это заметят.

Но усталость, конечно, накапливается от ожидания.

А еще я отдаю себе отчет в том, что сегодня для молодого артиста, не имея продюсера и спонсоров, нереально записать хорошую песню в студии, отдать ее в ротацию на радио, снять клип… В общем, сделать хоть что-то, чтобы публика тебя знала.

Стараюсь просто не думать об этом слишком часто, иначе это станет морально невыносимо.

Поэтому пока у меня в перспективе просто в тишине, для самой себя, писать стихи, музыку, напевать что-то на диктофон…

Есть, конечно, внутренняя потребность выступать на настоящих площадках для тех, кто пришел послушать музыку, а не просто отдохнуть в клубе…

Как это объяснить… Ну, вот я пела недавно на сборном концерте песни военных лет – голос меня не слушался в этот день, волновалась очень – а после выступления ко мне подошел плачущий ветеран и сказал: "Спасибо вам огромное!". И оценка этого человека – самое дорогое, с чем я столкнулась за последнее время".

Феликс Дзеранов, (сover band GAMA)

"Нужно петь так, чтобы люди перестали есть и ржать"

Справка:

В начале 2000ых стал интересоваться альтернативной музыкой и решил создать свою группу. Поет в кавер-бэнде GAMA, работает в сфере дизайна интерьеров.

"Это, конечно, случается со многими, но в девятом классе я захотел создать группу, которая будет похожа на System Of A Down (смеется).

Как водится, для начала предложил составить мне компанию своим одноклассникам – один из них клюнул, говорит: "Ок, я буду на ударных". На следующий день мы купили газету "Из рук в руки" и поняли, что ударные – это слишком дорого, и наша группа пока обойдется без них.

Со временем, конечно, ударные появились. Также как и клавишные, гитара, бас-гитара и вокалист – конечно, я.

Мы начали играть альтернативный рок на базе музыки, которая нам нравилась… Короче, были очень модными. (смеется)

Но со временем я понял, что это ребячество по большому счету никому не нужно и продолжать этим заниматься бесполезно. Пережив распад, наша группа собралась заново и стала играть уже не альтернативу, а каверы на известные джазовые композиции. (улыбается)

Хочется думать, что это нормально: ведь Эдит Пиаф пела когда-то на улицах, а Элтон Джон в дешевых пабах… На самом деле, выступления с каверами на праздниках – это хорошая лакмусовая бумажка. Ты должен петь так, чтобы люди перестали есть и ржать. Даже если один человек в зале это сделает и начнет тебя слушать – оно того стоит.

Хотя, конечно, хочется петь свое, авторское… Но очевидно, нужно будет делать что-то облегченное, попсовое, чтобы это воспринималось слушателем.

И, конечно, слушать песни молодой группы, какими бы они ни были, будут гораздо менее охотно, чем каверы на мировые хиты.

Так что, иллюзий о том, что когда наши песни зальют в сеть, мы станем известными, у меня нет. Раскруткой и продвижением материала молодых артистов должны заниматься профессионалы, а не они сами.

Конечно, я буду пытаться что-то делать в меру своих возможностей, но КПД будет минимальным – капля в море.

Жить за счет игры в кавер-бэнде сегодня для меня невозможно. Дело, которое мне приносит доход – дизайн интерьеров… А музыка – мечта, к которой я всегда стремился и буду продолжать это делать".

Вадим Хейфец, группа Tok Rukoo

“Когда инфраструктуры и грамотного менеджмента нет, сказка заканчивается”

Справка:

В 2006 году, в 18 лет, начал петь. Тогда же стал вокалистом инди-рок-секстета Tok Rukoo (https://www.youtube.com/user/TokRukoo). Сегодня занимается маркетингом в компании по оказанию бухгалтерских услуг.

"Забавная история связана с появлением названия группы. Когда она существовала только на чертежах, а о готовом музыкальном материале еще и говорить не приходилось, наш будущий гитарист играл в одной метал-группе.

И вот, в переписке со своим другом-режиссером, который спросил, как прошла репетиция, он написал: "Хорошо, ток руку переиграл". Имел в виду, что пальцы болят, а режиссер подумал, что речь идет о записи кавера на песню какого-то европейского бэнда и спрашивает: "А что это за группа – Ток Руку? Известная?".

Ну, и тут уж наш гитарист развернулся, рассказывая, что сейчас группа Ток Руку на вершине всех хит-парадов. Даже не поленился, поскольку программист, быстро создать сайт этого легендарного коллетива и сбросить на него ссылку в подтверждение своих слов. (смеется)

Так что, название и первые демозаписи появились относительно легко и быстро.

И первые полгода существования группы казалось, что вот-вот – и получится выступить на одном стадионе с "Coldplay". Это правда казалось реальным!

А потом… Ну, записали сингл, ну, отыграли клубный концерт в Минске… И что дальше?

По идее надо начинать гастролировать. А для этого нужна инфраструктура. А инфраструктуры нет. И грамотного менеджмента тоже. И тут сказка заканчивается.

Сегодня в Беларуси музыка, которую мы делаем, интересна очень узкому кругу людей. А предлагать англоязычный инди-рок за рубежом тоже вроде бы смешно – там своего музыкального материала хватает.

При этом, заметьте, настоящих хитов на нашем рынке – да и не только – фактически нет в последнее время, если сравнивать с началом 2000ых, допустим. Я уж не говорю про 80ые.

Нереальная нехватка же в Беларуси нового рока. Я ничего не имею против таких грандов как N.R.M. и Крама, не против J:Морс и Без Билета… Но смены поколений не происходит!

И, казалось бы, как раз на этом безрыбье можно выехать… Но пока этого не происходит.

И в доброго продюсера, который придет и скажет "привет, талантливые ребята, я хочу дать вам сто тысяч долларов, просто чтобы увидеть, как вы когда-нибудь будете стоять на одной сцене с "The killers", тоже верится примерно как в Деда Мороза.

Тем не менее, конечно, хочется продолжать верить в то, что ты все-таки находишься в контексте европейской культуры, и надеяться, что качественная музыка найдет себе дорогу".