• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

Кто не видел клип группы "Ленинград" на песню "Сумка"? Как бы то ни было, и те, кто не видел, знают: сумка для женщины предмет дорогой. Прежде всего, ее сердцу.

В Беларуси есть мужчина, любимое дело которого – создавать этот женский фетиш. Избежать восторженного обморока в мастерской Павла Панаскина, где сумок много – разных, всяких, красивых – было трудно. Но пришлось, чтобы узнать, как эти сумки появляются на свет, почему они столько стоят и попадают ли еще в одно слово, вызывающее благоговейный женский трепет, – тренд.

Павел не только рассказал об этом, но и создал очередную сумку на наших глазах.

– Павел, расскажите, что вы сейчас делаете…

– Сейчас я при помощи пластикового лекала вырезаю детали из кожи, которые в будущем станут клатчем. Этому этапу предшествует мыслительный процесс, когда модели сначала появляются в голове, а после рисуются и дорабатываются в CorelDRAW. После того как детали будут вырезаны, я их прокрашу, склею и прострочу. Правда, в последнее время прихожу к минимальному сшиванию – пару швов, после чего сумка просто собирается как конструктор. Потом можно заняться подкладкой и фурнитурой. Поклонником последней я не являюсь и стараюсь максимально прятать ее под кожей – так сумка становится абсолютно целостным существом (улыбается).

– Как мужчина вообще решил создавать сумки, тем более женские?

– В принятии этого решения первым и определяющим словом было – сумка, а женщина – уже вторым (улыбается).

Мне интересна сумка с точки зрения самой ее архитектуры. Одежда оживает только на манекене, обувь – в паре, а сумка всегда живет своей жизнью. И, бывает, на каком-то этапе создания начинает казаться, что ты в нее эту жизнь вдыхаешь. Ну, а что касается дизайна женских моделей – он позволяет экспериментировать. Да и что скрывать, рыночные законы тоже никто не отменял – женщины, как правило, больше интересуются своим гардеробом и чаще приобретают сумки.

– С мужчинами все безнадежно?

– Наверное, не просто так первые наши ассоциации со словосочетанием "мужская сумка" – раздутая барсетка и потрепанный портфель. Именно их мы зачастую видим на улицах в мужских руках. Белорусским мужчинам сложно отойти от этой традиции и выйти на новый уровень понимания стиля. Но определенное движение вперед наблюдается, да и девушки часто просят сделать модные сумки для их мужчин. Поэтому я уже начал работу и над мужскими моделями. Их особенность – лаконичность, абсолютное отсутствие фурнитуры и лишних деталей, вытянутые силуэты.

– У вас как дизайнера любимчики среди своих моделей есть?

– Да, женский портфель. Он очень интересно застегивается – по сути, с помощью ручек. В этой сумке есть самодостаточность и минимализм. Ну и саквояжи, конечно.

– Кстати, как появились самые узнаваемые элементы ваших сумок – узелки и велосипед?

– С велосипедом смешная история вышла… Как-то приехали ко мне друзья из Москвы, и мы на радостях от встречи отправились в тату-салон делать памятные татуировки. Я на тот момент очень много катался на велосипеде – по 50-60 км в день. В салоне долго не мог придумать, какую татуировку сделать. Пока мастер не показал забавный велосипед в ретростиле. Так он появился сначала на моей ноге, а потом перекочевал на сумки как логотип бренда. Я, кстати, был единственным из нашей большой компании, кто на утро не пожалел о татуировке (смеется).

А узелки (их еще называют "бубочки", "галуши", "пупырышки"), которые замыкаются сами на себе, родом из детства. Помните, плели чертиков из капельниц? Этот принцип проволочного плетения перекочевал спустя годы в мои модели. Что касается узнаваемости, есть мысль "узелок" как элемент аксессуара запатентовать.

– Много заказов?

– Кажется, больше, чем я знаю (улыбается).

Мои сумки – это всегда ручная работа. У меня есть один помощник. Вдвоем мы все и создаем. Не всегда успеваем делать быстро, потому что желающих правда много. Поэтому девочкам, которые в Беларуси живут, приходится ждать свои сумки месяц-полтора, для других стран отшиваем модели по 2-3 месяца. Бывает, конечно, что и полгода приходится ждать, когда на складе нет необходимой по фактуре или цвету кожи. Но такие моменты оговариваю сразу, предупреждаю. Все соглашаются.

- Кто они – ваши заказчицы?

– Адекватные девушки с чувством стиля и уровнем дохода выше среднего. Хотя, что скрывать, есть и такие, кто готов сидеть месяц на кефире, чтобы купить сумку. Есть и случайные клиенты.

Если говорить о географии, то это Беларусь, Россия, Украина, Польша, Прибалтика. Есть сумки в Италии, Франции, Австрии, Америке, Австралии, Иране. Да много где есть. Недавно словил себя на мысли, что на всех континентах.

- А каких сумок в принципе ждут ваши заказчицы?

– Самых разных! Никакие законы логики и веяния моды здесь не работают, только субъективное представление девушки об эстетике и, пожалуй, появление той или иной модели в инстаграме какой-нибудь известной модницы.

Могу отметить, что большой популярностью сейчас пользуются клатчи – это мило, женственно и уместно в комплекте как с дневными, так и с вечерними нарядами. Безоговорочный хит – сумки-саквояжи.

Саквояж появился одним из первых и выдержал несколько переизданий. Прежде чем он стал, как его называют заказчицы, "идеальной сумкой", прошло почти 5 лет: совершенствовались форма, размер, обработка фурнитуры, сам принцип изготовления… Правда, вынужден создавать саквояжи все реже: это очень затратный по времени процесс – и, как результат, дороже для клиента.

- Сколько стоит саквояж?

– Более 400 у.е.

– Очень дорого! Еще обиднее – платить около 100 у.е. за текстильные клатчи. Почему отечественные дизайнеры просят у нас такие деньги?

– Я, правда, не думаю, что 100 долларов за дизайнерский клатч – это много. Это вопрос выбора и приоритетов. Стоимость моих сумок начинается от 150 у.е. И я считаю это вполне приемлемой платой за качественную вещь.

Параллель простая: можно выбрать дорогой ресторан, а можно - фастфуд. Последнее, конечно, дешевле, но можем ли мы говорить о качестве и даже намеке на атмосферу?

Могу говорить лишь о ценообразовании на свои сумки. Первый фактор – временные затраты. Сумка может делаться несколько часов, а может – неделю. Второй – цена кожи. Я закупаю все материалы в Италии. Огромное внимание уделяю качеству. И гладкая кожа, и нубук, и лаковая кожа, и, например, достаточно экзотичная для наших широт кожа пони носятся одинаково практично и долго, а "стареют" медленно и красиво.

– Не думаю, что вы убедите тех, кто за каждой новой сумкой отправляется в магазины двух наших главных "сумочных" монополистов… ("Галантэя" и "Mattioli")

– Нет такой задачи. Но покупателю нужно понимать, что эти производители идут от обратного: делают не то, что действительно нравится им самим, а то, что потенциально может понравиться их потребителю. Сразу хочу сказать: я не вижу в этом ничего плохого. Это закон масс-маркета. Количество превалирует над всеми остальными характеристиками изделия.

- А чем в создании сумок руководствуетесь вы?

– Собственным ощущением, что хорошо, а что плохо. Адекватностью восприятия мира и лаконичностью в разработке. Продать можно что угодно, но зачем? Качество сумок и их эксклюзивность – это вопрос репутации. Мое лицо в глазах коллег и клиентов.

Что касается общемировых трендов, то мне интересно отслеживать чисто технические моменты, но в создании дизайна я к ним не привязываюсь.

Да и вообще, если честно, тенденции – явление спорное. Особенно в наших широтах. Поэтому не практикую тотальное обновление коллекций каждые полгода. Да, придумываю что-то новое, добавляю неожиданные элементы, но от удачных решений не отказываюсь.

- И все же девочки хотят "быть в тренде"!

– Сегодня быть в тренде – значит быть вне него! Но для этого необходимо обладать колоссальной внутренней свободой, уверенностью в себе и тонким ощущением себя. Самый крутой тренд – это выбирать то, что добавляет тебе уверенности и комфорта. В том информационном безумии, которое нас окружает, очень легко запутаться и потеряться. Пусть модные порталы трубят, что мастхэв сезона, к примеру, белые туфли. Но смысл этого тренда, если они не подходит ни к одному аутфиту? Лучше купить очередные кеды, если вы сторонник свободного стиля, и быть уверенной, что в них вам будет классно.

- Хорошо. А какие цвета девушки чаще всего выбирают?

– В последние полгода, как правило, бордовый, темно-синий, черный, серый и зеленый.

– Каких новинок в этом сезоне ожидать от вас?

– Мои сумки всегда были достаточно жесткими с точки зрения формы, в чем-то резкими. Сейчас в них появится определенная обтекаемость, некоторая мягкость в восприятии... Хочу найти необычное применение "узелкам". Причем не только в сумках, но и в одежде. Вполне возможно, осенью появится линия одежды, где будут драповые пальто, состоящие из характерных узлов. Но это пока что на чертежах… (улыбается).

- Не боитесь уйти в масс-маркет?

– Я хочу расширить производство, найти инвесторов, закупить дополнительное оборудование, арендовать под мастерскую более просторное помещение. Но вместе с тем, даже выходя на более широкую аудиторию, сохранить определенную штучность, эксклюзивность сумок. Производить больше – не значит автоматически стать менее привлекательным брендом. Можно найти компромисс в виде разделения моделей на две линии – массовой, более доступной по цене, и эксклюзивной, где будут присутствовать и модели, изготовленные в единственном экземпляре. Главное в том, чтобы сохранить баланс и ощущение легкой недоступности…

- А как творец решает вопросы, которые далеки от творчества?

– Мне в этом смысле очень повезло. Моя жена Татьяна здорово решает все, что касается взаимодействия с партнерами, клиентами, продвижения и позиционирования бренда. Она отказалась от своей прежней профессии, чтобы заниматься моим делом. А еще она придает мне невероятную уверенность. Это важно для любого мужчины. Особенно для творческого.





Нужные услуги в нужный момент
-25%
-20%
-20%
-11%
-30%
-20%
-10%
-20%
-10%
20170619