• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Карьера


/

О профессии каскадера ходит шутка, что, мол, столько адреналина получаешь, а тебе еще за это и деньги платят. Чего только не приходится делать людям, выбравшим это занятие: взрываться, гореть, падать с высоты, тонуть, участвовать в жестких драках с оружием и без… И при этом оставаться целыми и невредимыми! Поистине, такое далеко не каждому под силу.

В Беларуси людей, которые способны профессионально выполнять в кино или на сцене трюки разнообразной сложности, не так уж много. Один из них – основатель и руководитель минского экстрим-театра "Берсерк" 32-летний актер трюковых сцен Александр Рак, снявшийся в нескольких десятках фильмов, сериалов, клипов и отработавший опасные трюки во множестве "живых" выступлений. Мы попросили Александра рассказать о том, легок ли хлеб каскадера, а также об особенностях этой довольно редкой профессии.

– Александр, начнем с традиционного для рубрики "Карьера" вопроса: как получилось так, что вы стали каскадером?

– Мой путь в каскадеры был достаточно долгим: еще в детстве я увлекался восточными единоборствами, затем долгое время занимался историческим фехтованием, акробатикой, верховой ездой, и все это стало для меня в дальнейшем очень хорошей базой. По профессии я инженер-конструктор-технолог радиоэлектронных средств. И даже успел после окончания БГУИР поработать на "Горизонте" в должности начальника отдела технического развития.

Ну а когда в 2000 году на базе минского клуба военно-исторической реконструкции я и еще двое парней, увлекшихся трюковыми поединками и постановкой трюковых шоу, решили основать экстрим-театр "Берсерк", дальнейшее направление, в котором мне бы хотелось двигаться по жизни, стало вырисовываться гораздо четче. Уже 12 с лишним лет существует и успешно развивается наш театр, его актеры активно снимаются в кино, принимают участие в различных проектах как в Беларуси, так и за рубежом. Много выступаем на частных мероприятиях и в Беларуси, и за ее пределами. Из моих собственных последних работ в кино – сериал "Следователь Протасов", "Белые волки", "Украсть Бельмондо" и др. Всего на моем счету около двух десятков фильмов, сериалов, клипов. А выступлений перед публикой столько, что я уже давно сбился со счета.

– Есть ли у вас как у каскадера какая-то узкая специализация или вы при желании сможете всё?

– Как и в любом деле, есть своя специализация и у нас: конные трюки, фехтование, автотрюки, горение каскадера и трюки с пиротехникой, трюки на высоте, под водой и так далее. Большинство каскадеров в Беларуси являются мультиспециалистами – то есть выполняют любые трюки. Настоящих профессионалов в нашей стране немного, а спрос на хороших каскадеров есть всегда.

Что касается меня, то основное мое направление – это боевое и сценическое фехтование, рукопашный бой и акробатика, отработка взрывов, падений, работа с пиротехникой. Хотя всегда интересно развиваться и учиться чему-то новому.

– Какие трюки выполнять сложнее: в кино или во время "живых" выступлений?

– Главная задача каскадера-дублера в кино – это выполнение трюковых сцен вместо актеров. Причем сделать все нужно так, чтобы у зрителя даже и мысли не возникло, что в кадре трюк выполняет не актер, а его дублер.

Существует также и такое понятие, как актер трюковых сцен. Как правило, это актер второго плана или групповки, у которого есть своя роль и ряд эпизодов с трюковыми сценами.

Что касается экстрим-театра, мы занимается постановкой трюковых спектаклей: это небольшие постановки или сценки, максимально наполненные трюками. Отличие от съемок в кино заключается в том, что здесь уже нет возможности переснять дубль, если что-то пошло не так – все действие происходит в режиме реального времени, на глазах у зрителей.

Каждый трюк, каждое движение должны быть максимально просчитаны и отрепетированы. И одна, даже самая незначительная, ошибка может испортить впечатление от всего спектакля.

Кстати, о зрителях. Реагируют на наши трюки по-разному. Особо впечатлительные девушки – весьма бурно... Но в обмороки, слава Богу, пока не падал никто!

– С каких трюков вы начинали и что умеете к сегодняшнему моменту? Что самое сложное и опасное приходилось выполнять?

– Сначала были трюки с холодным оружием, потом добавилась акробатика, трюки с пиротехникой, горение и так далее. Сложно сказать, какой из трюков самый опасный или самый сложный, потому что потенциально все они опасны. А чем сложнее трюк, тем интереснее его реализовывать!

– Случалось ли вам раниться, обжигаться, что-то себе повредить? Или с профессиональными каскадерами ничего такого не случается?

– Мелкие травмы, конечно, бывают: ушибы, порезы… Но грамотная подготовка и регулярные тренировки помогают избежать серьезных. Нужно понимать, что любой трюк – это не экспромт и не импровизация, а тщательно спланированное, продуманное действие, где учтены все риски. Задача каскадера и, в первую очередь, постановщика трюков – сделать так, чтобы трюк не представлял никакой опасности для жизни и здоровья исполнителя. Продумать все детали, отрепетировать, учесть все факторы.

– Наверное, каскадерам необходимо постоянно поддерживать себя в идеальной физической форме?

– Без хорошей физической подготовки исполнять трюки невозможно. Нужна хорошая реакция, умение контролировать свои движения, управлять своим телом, знать его возможности… Без постоянных тренировок этого не достичь.

При наличии свободного времени заниматься можно каждый день и с утра до вечера: общефизические тренировки, сценбой, фехтование, отработка падений, акробатика, работа с предметами, верховая езда, тренажерный зал. Ну а при постановке спектаклей ко всему вышеперечисленному добавляются еще и репетиции! Естественно, что никто в таком ритме долго не выдержит – поэтому приходится выбирать для тренировок те направления, которые в данный момент наиболее актуальны.

За эти годы в экстрим-театр приходило около сотни разных людей, но осталось с десяток. Многие не потянули нагрузок, кто-то говорил, что представлял то, чем мы занимаемся, "совсем по-другому"…

– Как относитесь к актерам, которые заявляют, что все трюки будут делать сами? Своим ли делом они занимаются?

– Здесь мы возвращаемся к вопросу об актерах трюковых сцен – одновременно являющимися и каскадерами, и актерами. Продюсеру и режиссеру всегда выгодно работать именно с такими людьми. Если актер подходит по образу, может играть в кадре и к тому же прекрасно выполняет требуемые от него трюки – замечательно!

Чаще бывает другая ситуация, когда для массовых сцен в качестве каскадеров, например, для военного кино, берут, скажем, спецназовцев: они хорошо подготовлены, умеют падать, стрелять, могут хорошо и технично, по-спортивному, сделать бросок, залом… Но им очень трудно отыграть саму ситуацию, психологическое состояние… И в результате в готовом кино эти кадры режут глаз, кажутся "пластмассовыми", наигранными, несмотря на безупречное исполнение. Именно поэтому ценится работа профессиональных каскадеров и актеров трюковых сцен, которые помимо физической подготовки обучаются и актерскому мастерству: восприятию ситуации, оценке, отыгрышу и т.д.

Что касается актеров, то чаще всего они реально оценивают все риски, и предпочитают, чтобы трюк исполнял дублер.

– Как относятся ваши близкие к такой необычной профессии?

– Поначалу волновались, но спустя столько лет – привыкли.

– Скажите, а что вам больше всего нравится в вашей профессии?

– Для меня нет ничего более приятного и вдохновляющего, чем восхищенные взгляды и аплодисменты после удачно реализованного трюка. И неважно от кого: от зрителей спектакля или от съемочной группы на киноплощадке. Ведь получать настоящее удовольствие от того, чем занимаешься, – это самое главное в любом деле!

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-30%
-40%
-16%
-10%
-33%
-35%
-10%
-30%
20170626