Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


/

Оля Сацюк в свои 19 лет успела ощутить то, о чем ее сверстницы только мечтают: слава, сцена, международные успехи, телевидение, кино. Каково это – стать звездой в только исполнившиеся 10 лет? Выступить на огромном количестве конкурсов, но каждый раз открещиваться от клише "ребенок "Евровидения"? Сегодня она пишет картины, поет и готовится к долгожданному взрослому этапу в ее творческой жизни.

"Евровидение"? Это было прекрасно!"

– Оля, давай вспомним события десятилетней давности. 2003 год, ты на дебютном детском конкурсе "Евровидение", какие сейчас у тебя возникают воспоминания?

– Сегодня это воспринимается по-другому, пройден большой этап, много конкурсантов от нашей страны уже съездили на "Евровидение", но мне хочется верить, что мой первый опыт был самым впечатляющим. Когда ехала я, это был своего рода грандиозный праздник, о котором никто не имел ни малейшего представления. Даже не знали, как проводить кастинг, но был тогда такой проект "Сузор' е надзей", в котором я стала лауреатом, и из лауреатов выбирали претендентов на "Евровидение": в результате остались я и Ира Кулагина. Я до сих пор помню эту комнату. Не было софитов, не было ажиотажа, как сегодня, вместо микрофона – расческа для волос. Я репетировала в холле Белтелерадиокомпании, и в обед все сотрудники собирались вокруг нас.

– Что изменилось сейчас?

– Сейчас у наших представителей есть настоящая команда: есть фониатр, хореограф, педагог-вокалист, пиар-менеджер. У нас не было такой большой компании, но у нас как у первопроходцев было искреннее чувство переживания за нашу страну, чувство, что надо отдать всего себя на сцене. Руководители не знали, как на тот момент сделать что-то еще лучше, мы с моей семьей не приняли ни одного самостоятельного решения по вопросу "Евровидения". Это, конечно, неправильно, но эмоции все равно зашкаливали, и чувство эйфории до сих пор живет во мне. Я знаю, чего мне не хватало в мои десять лет, и поэтому мне есть что сказать сейчас.

Слева направо: Нина Шоба, Людмила Бородина, Наталья Сидельникова (режиссёр клипа на песню "Танцуй"), фото из личного архива героини

– Утро после выступления, телефон не умолкает…

– Да, после того, как я приехала домой, все существующие издания в Беларуси написали обо мне. Мне эти экземпляры дарили – и сегодня у меня большущий архив. Одним словом, я приехала – и начались бесконечные интервью, концерты, поступили предложения стать ведущей телепроекта "Сузор' е надзей", "Вас вызывает Спортландия!", после – ведущей отбора на "Евровидение" и детского конкурса "Славянский базар". Во многом это случилось благодаря гуру отечественного телевидения Нине Шобе, которая заметила меня еще во время съемок "Все мы родом из детства", где я в 6 лет получила приз зрительских симпатий.

– Ты возвращаешься в Кобрин. Помнишь внимание жителей города? Все смотрят, просят автограф. Как это отразилось на молодой еще нервной системе?

– Мне сложно сейчас сказать, потому что я все это переживала, переосмысливала еще очень долго. Тогда, в десять лет, я была очень открыта для всех, отдавала больше эмоций, чем стоило это делать.

Участник “Евровидение-2003” из Литвы, а также Катя Липовская (автор песни "Танцуй") и часть моей подтанцовки – Яна из клуба бальных танцев "Мара". Фото из личного архива героини

– Но всегда же есть люди, которые говорят, что не поздоровалась, зазвездилась...

– Конечно, такие люди всегда есть, говорили всякое и много. И анонимные сообщения с угрозами были, и фотографии какие-то всплывали. Меня пытались от этого ограждать, но глазами ребенка я начала понимать, что значит работать, что значит зависть и подлость. Началась карьера телеведущей, я понимала, что это не школьный и не областной уровень. Первый тандем был с Женей Булкой, еще студентом БГУ, он многому меня научил, думаю, и я его тоже. Мы были тогда настоящей семьей, вся съемочная группа. Это была настоящая работа, но при этом детство у меня было, и оно было сказочным. В столь юном возрасте я успела поработать ведущей с Денисом Дудинским, Денисом Курьяном, Антоном Мартыненко, Евгением Лашковским и другими.

– Сейчас ты смотришь "Евровидение"?

– Да. Я слежу за каждым ребенком.

– А взрослое?

– И взрослое тоже.

– Наверное, взрослое сейчас интереснее смотреть?

– Возможно. Детское, поговаривают, даже могут закрыть.

– Давай про этот год взрослого "Евровидения" поговорим?

– С Аленой Ланской мы знакомы очень давно, много пересекались на концертах. Кстати, она появилась на большой сцене уже после меня (улыбается). Знаешь, я всегда с большим уважением отношусь к людям, которые сами что-то делают в этой жизни, а не осуждают других. Алена всем все доказала, она очень упорная и решительная личность, а завистники пусть дальше завидуют! И вообще, я хочу, чтобы Беларусь вошла в финал. Я всегда болею за представителей Беларуси, потому что я патриот. И надо не забывать, что на этом конкурсе представляется целая страна, а не просто исполнитель, это разные вещи. Поэтому нужно объединяться для общего дела. Алена реально красивая девушка, отличный тандем с Trend Deluxe. По шансам говорить не буду, потому что я не видела всех участников этого конкурса. Но мне, например, еще нравится девушка от Украины.

– Но бывает же, что сразу понимаешь, кто выиграет, как было с Александром Рыбаком?

– Сразу чувствуешь, что победитель? Я когда слушала Рыбака, не ощущала, что он однозначно лидер. Вот когда была Руслана, у меня мурашки по коже бежали. Тогда я понимала, что при любых конкурентах она покажет, кто хозяин на этом конкурсе: с такой уверенностью, с таким профессионализмом преподнести колорит национальный! И Европа не побоялась проголосовать за нее, так что я не считаю, что это политический конкурс.

– Так все-таки о ставках…

– Не могу сказать. Я не делаю ставки. С моей стороны это бесполезно. Путь это делают специалисты. Но я, естественно, хочу, чтобы все оказалось максимально успешно для нас.

– Будешь болеть за Алену?

– Конечно, буду. Я всегда болею за Беларусь.

– А самой хочется попробовать себя там?

(после паузы) Не знаю, мне хватило.

– И ни разу заявки не подавала?

– Нет. Я ведь даже на детское "Евровидение" заявку не подавала, мне просто позвонили и пригласили прийти на прослушивание.

"Я смелый и талантливый человек – и мое время обязательно придет!"

– Ты сейчас студентка университета культуры, расскажи про учебу.

– У меня сейчас сессия, и я схожу с ума, потому что я постоянно на концертах. Я учусь в экспериментальной группе по специальности "солист-вокалист" на третьем курсе заочного отделения. Часто спрашивают, почему заочное. Так уж получается, что я всегда попадаю в авангард событий, на мне всегда все пробуют, всегда я первопроходец. "Сацюк пробовала – попробуем и мы", это всегда было так. Да и ритм жизни хаотичный: в три часа ночи могу встать и начать писать картину, потому что посетило вдохновение. Я ценю время – и поэтому мне просто не было бы смысла идти на дневное обучение.

– Есть проблемы с учебой?

– Дело в том, что приходится постоянно ездить, закон подлости, что это обязательно происходит во время сессии. Я заранее прошу прощения у моих преподавателей и всегда пытаюсь все наверстать. Пропуски никто не любит, я бы тоже не любила. Я сказала бы, что я прилежная ученица и очень расстраиваюсь из-за плохих отметок.

– Преподаватели наверняка идут навстречу, ведь ты известная личность?

– Бывали такие ситуации, что это работало против меня.

– Ты работала в группе "Краски", потом ушла…

– Ну как ушла, на сегодняшний момент я осталась при студии, где есть эта группа, мы сделали сборный альбом с российскими звездами, давали концерты, выступали на разогреве "Моранди", но дальнейшего продвижения на российский рынок не получилось из-за недостатка финансирования. Для меня это был своеобразный опыт, мне на тот момент было 16 лет. Вчера я была в "Верасятах", завтра в "Красках", послезавтра я солистка, я ею остаюсь в любом коллективе! Я Ольга Сацюк – и я не подстраиваюсь под коллектив, коллектив под меня меняется (улыбается). Когда я шла в "Краски", очень хотела сделать новую, продвинутую музыку: что-то получилось, что-то нет, но этот опыт не плачевный, он тоже был красочным.

– Сейчас с кем ты работаешь?

– Есть студия, но нет чего-то, к чему я прикреплена, я совершенно свободный человек. В свое время я отказалась от нескольких предложений быть при ком-то, я хотела независимости и развития. Думаю, это немного повлияло на отношение ко мне в Беларуси. Но я не жалею. Я смелый и талантливый человек – и мое время обязательно придет. Где эти тридцать человек, которые за мной стоят? Пока их нет. Это в первую очередь мои родители. Они привили мне отличный музыкальный вкус, не давили на меня, показали, что такое любовь и уважение. Это очень серьезная тема. На мастер-классах я говорю об этом с детьми. Артист без своих четких жизненных позиций – не артист! Моя сестра Настя Сацюк так всегда говорит, но еще она говорит, что артист обязан работать в команде и идти на компромиссы, одному эту ношу не потянуть. Она, конечно, незаменима: и мой журналист, и дизайнер, и менеджер, и автор новых идей. К успеху невозможно идти одному, необязательно с тобой должен быть человек с большим чемоданом денег, главное – подъем, в моем случае его дает моя семья. Но сейчас уже нужен и человек с чемоданом (смеется).

"Думала: вот, сериал, Боже, я в нем"

– Нашел в интернете информацию, что тебе предлагали одну из главных ролей в белорусском аналоге "Гарри Поттера"...

– Это было в период "Красок", мы писали для этого проекта саундтрек, я даже участвовала в каких-то занятиях, приезжали какие-то режиссеры. Присутствовала на репетициях, когда могла, был непростой 11 класс. Но на этом наше сотрудничество и закончилось. Писали об этом много, но, к сожалению, дальнейшая судьба этого проекта мне неизвестна. Где-то в 12 лет я уже снималась в пилотных сериях проекта "Счастливый папа". Я должна была быть дочкой-рокершей. Сняли пилот у нас в Беларуси, но продолжения не последовало, зато потом вышел сериал "Папины дочки".

– Какие были мысли?

– Думала: вот, сериал, Боже, я в нем. Моя героиня будет рокершей, сменит потом амплуа, влюбится, то есть рассказали всю историю. Обидно, что упустили из рук такой коммерчески успешный проект, ведь "Папины дочки" могли бы снять у нас! Естественно, я горела этим, помимо того, что я постоянно жила в гостиницах, хотелось этой атмосферы круглосуточных съемок, хотя она у меня и так была, съемки "Сузор’я надзей" иногда длились по 13-14 часов в сутки.

– После этого желания не угасли?

– Если поступит предложение, я только "за"!

"Кто-то будет проходить, а кого-то будут не замечать"

– Возвратимся к теме конкурсов: у тебя их в активе огромное множество, как думаешь, насколько они важны?

– Понять, на что ты способен, надо ли тебе это. На конкурсах можно понять, как не бороться с волнением, а принять его и помочь себе с его помощью. Это опыт, ты приезжаешь и видишь, как другие поют, как педагоги с ними общаются, ты начинаешь входить в этот круг, в общество. С ранних лет начинаешь понимать что к чему. Результат на опыт не влияет. Думаешь: "Сейчас поеду и посмотрю, к чему меня это приведет. Ты хорошо поработал, взял деньги, выиграл приз".

– А бывает так, что хорошо поработал…

– И нет.

– А приз получил кто-то другой по каким-то субъективным причинам.

– И после этого ты можешь навсегда отказаться от сцены, потому что бывают удары ниже пояса, после которых надо встать и идти дальше. Только сильные так могут, другие найдут причины в подсуживании, в непрофессионализме жюри, в любых других обстоятельствах. Человек тоже может дать оценку, будучи в разном настроении, мы же все люди: и жюри, и комиссия. Есть удачный день, а есть не очень. Но ребенок этого, конечно, не понимает, бывает разочарование, но такие моменты нужны для того, чтобы родители и дети поняли, смогут ли они осилить такой путь. Я за объективную оценку и я за конкурсы. Но сейчас понимаю, что меня уж очень часто таскали по конкурсам и было много слез.

– Следила за успехами Евгения Литвинковича?

– Следила. Смотрела "Академию талантов", в этом году участвует мой друг Егор Волчок. Украинские выступления не смотрела, но слышала про них. Что я могу сказать? Я очень рада, что это происходит с нашими ребятами.

– Ну вот, ты видишь: три продюсера сидят и не видят человека, а в Украине это теперь звезда.

– Так будет всегда, кто-то будет проходить, а кого-то будут не замечать. А на кого-то успех будет сваливаться в другой стране, и потом будут кричать "Так это ж наш, так это ж наш…".

– Кстати об Украине, замечала уровень развития шоу-бизнеса там?

– Я обожаю украинцев, они уже давно лидеры, они вкусные. И картинка, и голос, и девочки, мальчики, группы…

– У нас так будет?

- Я, конечно, не прогноз погоды, я хочу верить, что все будет хорошо. Я вижу прогресс, люди растут в вокале, клипы появляются. Ну вот в "Академии талантов" отличные ребята, только что с ними будет дальше, какие перспективы в развитии? Пару музыкальных встреч на ОНТ? Ну будут преподавателями они в какой-нибудь пуховичской школе. Хотя эта тема относится абсолютно ко всему белорусскому "шоу-бизнесу", потому что шоу худо-бедно у нас есть, а вот бизнеса нет и не предвидится.

"В моей творческой судьбе определенно новый виток – и он будет намного продуктивней предыдущего"

– А что дальше в твоих планах?

– Я наконец сформировалась и как личность, и как певица, у меня есть огромный опыт и желание делать что-то новое и глобальное. Я в поисках профессиональной команды, с которой мы покорим много вершин. А еще я пишу картины, пока я делала это для себя в сложный период жизни, это было слишком интимно. 2012-й стал решающим – и я решила, что это будет жить!

– Уже приглашали на выставки?

– Да, но то размер холстов не подходил, то по срокам не укладывалась. Но выставка точно будет.

– А музыка?

– Я буду петь, без сомнений. Сложный период перехода во взрослую жизнь закончился. В моей творческой судьбе определенно новый виток – и он будет намного продуктивней предыдущего. И эта восходящая будет только расти.

– Сложно было перейти в этот новый виток?

– Неимоверно. Когда в столь нежном возрасте на вас упадет такая востребованность и всеобщее признание, особенно если к этому не прикладывать почти никаких усилий, то "снести крышу" может очень быстро. Со мной этого не произошло, но уверенность, что тебя всегда будут носить на руках, конечно, была железобетонной. А потом оказывается, что в любом случае все взрослеют, а ты как бы не должен. И голос уже не тот миленький, и личико. И постепенно тебя где-то не приглашают, нет привычных подарков и концертов на самом высоком уровне. И объяснить ребенку, что у всех бывают взлеты и падения, что надо немного подождать и поработать, очень сложно. Оставаться интересным в этой профессии – это колоссальная работа, это очень сложно. Нужна поддержка на всех уровнях, стратегия и бизнес-план. Все, что со мной произошло за это время, научило меня таким вещам, которые среднестатистическому человеку не познать ни в университете, ни в жизни. И за это я благодарна!

Рисунок Ольги Сацюк

– Тут возникает вопрос: а может, не стоило ездить на это "Евровидение"? Оно стало таким клише...

– Конечно стоило, и в мое время поездка была настоящей сенсацией.

– А были такие мысли разочарования после конкурса?

– Ни разу, честное слово. Сейчас понимаю, что не хватило технических моментов, но все равно это было прекрасно!

– Я подумал: ведь мы же вершим свою судьбу постоянно, и, может, за углом поджидало что-то другое?

– Я этого никогда не узнаю; может, и сейчас что-то ждет за углом. Но я думаю, что мое участие в "Евровидении" дало мне больше шансов, чем всем последующим представителям.

– Тебе, наверное, приходится доказывать, что ты уже не тот ребенок?

– Этот вопрос скорее надо задавать Ксюне (Ксении Ситник. – Прим.авт.), потому что все ее запомнили девочкой с хвостиками. У меня же не было определенного образа, с которым я ассоциировалась у зрителей, что и плохо, и хорошо. Скорее, не зрителю приходится доказывать, а начальникам, от которых зависит твое появление на телеэкранах или концертах. И порой, когда смотришь состав участников некоторых концертов, становится обидно и за начальников, и за исполнителей.