Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСР ЧТПТСБ ВС
    272812345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272829303112
реклама
реклама
реклама

Карьера


Светлана, 25, работала педагогом-организатором:

"Даже в отделе образования моего района не знали, чем занимается педагог-организатор"

фото
Шарлиз Терон тоже неплохо смотрелась бы в роли учительницы

"В школу я попала по распределению. Училась я на отделении русской филологии, но в школу меня отправили педагогом-организатором. И не потому, что я очень люблю праздники устраивать, а потому что мест для молодых учителей русского в школах нет: учителя-пенсионеры постоянно рассказывают, что молодые не хотят идти в школу работать – как стареньким увольняться?

Интересно, что даже в отделе образования моего района не знали, чем занимается педагог-организатор, там просто пожали плечами и сказали: "ну может, линейки какие организовывать?" В газете (кажется, "Учительская") я прочитала даже памятку в духе "дорогая администрация школ! помните, что педагог-организатор – это не курьер!" На деле оказывалось, что очень даже курьер. Главное потрясение: в Беларуси все еще есть пионеры и октябрята! Никто не понимает, что это, но значки и галстуки всем покупать надо. Вообще целый год я мало что делала: ну, мы заняли пару раз какие-то места в районных конкурсах, но обычно я просто сидела в пустом кабинете, читала какие-то книжки, иногда заполняла какие-то бессмысленные документы, ходила за ручками и шоколадками для завуча.

Было так грустно, что зимой я чуть ли не каждое утро плакала перед тем, как встать с кровати. Прошел год, и летом я перераспределилась в редакцию журнала, хотя директор сказала "вы работали так плохо, что я вас не буду отпускать – вы должны мне еще год". Короче, было очень грустно, но теперь кажется, что я просто год провела в немного жутковатой, не очень изобретательной, несмешной сказке. Ну и главное: из-за работы в школе мне было так горько, что я много писала в ЖЖ – и из-за ЖЖ меня и позвали работать в журнал.

Так что если вам сейчас горько, подумайте: может быть, прямо в эту минуту вы делаете что-то, что вас спасет.

Настя, 28, преподаватель философии в анамнезе:

"Если ты заходишь в аудиторию с установкой "я цыпочка, и все меня хотят", примерно такое же отношение будет к тебе в дальнейшем"

фото

"Так сложилось, что в 22 года я стала преподавать в университете, и не что-нибудь, а философию. И не кому-нибудь, а суровым пацанам, которые планировали стать инженерами-транспортниками, логистами и всем таким. Разница в возрасте у нас была никакая, часто мои студенты-очники были моими ровесниками или даже старше меня (я уже молчу о заочниках – ровесниках моих родителей). И это был транспортный вуз, девочки в группе были скорее исключением, чем правилом.

На нелепые подкаты "а сколько вам лет?", "вы замужем?", "а что вы делаете вечером?" я отшучивалась, и довольно скоро с каждой новой группой или потоком мы становились скорее дружищами. Я требовала адекватного отношения к себе и своему предмету, а взамен гарантировала им максимально интересную подачу материала, возможность пошутить и показать свою молодеческую удаль в уместной форме и ситуации. В нормальных группах мы могли посмотреть кино, несколько занятий подряд обсуждать ту тему, которая понравилась им, а не то, что диктовала нам программа. Однажды я даже разрешила вырвать из учебника философии годов 70-х страницу с каким-то марксистско-ленинистским трешем, который их заставлял просто выучить наизусть прежний лектор возраста примерно Ленина.

Не все были котиками, и с быдлом мне тоже приходилось иметь дело. Тогда я быстро включала режим "сучка" и просто приглашала на занятия декана этого факультета, давала бесконечные тесты и контрольные работы. В общем, делала их жизнь суровой и занудной, и на контрасте с другими группами они быстро становились смирными.

Мне кажется, самая большая ошибка, которую может сделать условная "молодая училка", это нарушить границу. То есть понятно, что ты вся такая дерзкая и звонкая, но важно понимать, что это – твоя работа, а не способ борьбы с собственными комплексами. И если ты заходишь в аудиторию изначально с установкой "я цыпочка, и все меня хотят", примерно такое же отношение будет к тебе в дальнейшем. Ну и ни о каком уважении речь уже не пойдет.

А вообще система образования у нас ужасная. Если бы она была ужасной чуть менее, я бы не ушла искать себе счастья на стороне капитала.

А со своими бывшими студентами я иногда сталкиваюсь, и нам всегда есть о чем поговорить – как хорошим знакомым.

Людмила, 24, работала педагогом-организатором:

"Отправляясь на работу в школу в первый день, я готовилась к тому, что меня обругают матом, назовут неудачницей и, конечно, побьют скейтом"

фото

Я пошла работать в школу не по распределению. Просто как-то раз утром соседка зашла ко мне на кофе и спросила: "Почему ты страдаешь фигней? И не хочешь ли ты поработать у нас в школе?" Я сказала, что фигней я не страдаю, я пишу заметки и играю на рояле. Но идея показалась мне заманчивой, хотя я сама до конца не верила, что такой человек, как я, может работать в школе, потому что...

...я всю жизнь терпеть не могла людей, работающих в школе. Конечно, были исключения, но на фоне этих исключений остальные учителя выглядели вдвойне убого. Поэтому я считала своим долгом указать учителю на его некомпетентность. Совет профилактики был для меня таким же естественным мероприятием, как сейчас Рождество. Ну вызвали, ну отчитали. Ну ладно. Это нормально.

Поэтому, отправляясь на работу в школу в первый день, я готовилась к тому, что меня обругают матом, назовут неудачницей и, конечно, побьют скейтом. Все это я делала со своими учителями. Я даже заготовила пафосную речь о том, что со мной такие штуки не пройдут – но речь не пригодилась.

И знаете, работа в школе – это самое необычное и потрясающее, что было в моей жизни. Самые лучшие Хэллоуин, Новый год и День святого Валентина. Самое главное, чему я научилась в школе, – это работать в команде. Не только я давала своим ученикам советы, но и они мне здорово помогали. Вообще мы круто проводили время, иначе не скажешь. Я уважала детей и считала их самостоятельными творческими личностями. Поэтому я могу сказать точно: на тот период мне с работой повезло.

Оксана, 23, учитель русского языка и литературы:

"Чтобы класс стал храмом (знаний), входить в него нужно, как в клетку"

фото

"За плечами два года работы в школе от звонка до звонка. Не слишком много, конечно, но уж всяко больше, чем ничего.

  1. Первое правило молодого специалиста: не соглашаться на классное руководство.
  2. Второе правило молодого специалиста: ни за что и никогда не соглашаться на классное руководство. Не ведитесь на коварные уговоры администрации, что бы она вам ни сулила за это! Классное руководство – это такой монстр, который питается временем и нервными клетками. Вы забудете, как выглядят ваши друзья. Вы всерьез усомнитесь, есть ли жизнь за пределами школы. В общем, вы поняли: ни за что.
  3. Если вы молодой специалист и только пришли в школу – определите свою цель и выберите адекватную ей модель поведения. Если вы пришли, чтобы состояться как учитель, заявляйте о себе. Активничайте, участвуйте в конкурсах, придумывайте мероприятия – в общем, проявляйте инициативу! Но, если вы пришли перекантоваться два года, то обязательно учитесь говорить "я не умею", "я не знаю", "у меня это не получится". Ну, то есть про уроки так нельзя говорить, конечно, но вот от всякой "общественной нагрузки" вроде соревнований по лыжне или набора титульников для календарно-тематического планирования компьютерно безграмотной (читай: большей) части коллектива избавиться таким образом вполне можно.
  4. "Урок русского языка в грузинской школе: "Дети! Запомните: Настя – дэвушка, нэнастя – плохая погода. Это нэльзя понять, это нужно просто запомнить". Вот еще совсем недавно вы прыгали до потолка от радости, что оформили таки список литературы к диплому. Рано радовались. Заполнять журнал ничуть не проще. Нужно очень четко уяснить, где писать большую букву, а где маленькую, где ставить точку, а где нет, и как, согласно орфографическому режиму, следует сокращать слово "страница". Потому что нагоняй вы с большей вероятностью схлопочете не за то, что 5 человек в классе написали контрольную на единицу, а за то, что эти единицы выставлены в журнал ручкой не того цвета. Я уж не говорю о количестве бумаг. Школьная бюрократия – это гидра, и когда ты срубишь голову – заполнишь бумажку – на ее месте появятся еще три. Перефразируя приведенный выше анекдот, "это нельзя понять, это нужно просто заполнить".
  5. Вы в ответе за тех, кого вам поручили.То есть это, конечно, очевидно, что учителя отвечают за детей, но это не ощущается в полной мере, пока не придешь в школу. Потому что только там понимаешь, что значит такая ответственность. Например, поставили вас дежурить в столовую. Если какой-нибудь ученик в противоположном от вас углу поскользнется на разлитом чае и, не дай Бог, сломает себе руку, виноваты в этом будете именно вы. И нет, вас не спасет тот факт, что вы просто физически не можете находиться во всех точках вверенного вам участка, и вообще, в момент происшествия ловили за воротник другого ребенка, который вознамерился разбить лбом столовскую дверь. Через полгода вы невольно станете обращать внимание на всех детей, которые попадут в поле вашего зрения, вне зависимости от того, будут ли они вашими учениками.
  6. Я сейчас скажу вещь, которая может показаться стороннему человеку циничной, но все же я надеюсь на понимание со стороны коллег. Чтобы класс стал храмом (знаний), входить в него нужно, как в клетку. Дисциплина в классе – результат хорошей организации и продуманности урока. Учеников мы в некотором смысле дрессируем. Это не моя мысль, это меня завуч научила. Учитель приучает класс к командам, которые потом служат эффективным инструментом в работе. Если ученики привыкнут, что после слов "чистый стол!" на уроке остается только листок для словарного диктанта, если они привыкли сдавать тетради "с последних парт на первые", а не гурьбой (over 9000 таких "если"), то в классе будет дисциплина и порядок.
  7. Школа – это наркотик. Вот ходишь первые дни на работу, думаешь: "Ну, это они знали до меня", "Этому их научил другой учитель". А потом однажды приходишь и вдруг видишь, что дети разбираются в правиле, которое объясняла уже именно ты. Понимаешь, что даже Леша Печень понял это правило. А потом Владик Гец, у которого в первой четверти было 38 ошибок в диктанте, пишет диктант с двенадцатью ошибками в четвертой. В такие моменты забывается весь негатив. И их, этих моментов, не так уж мало.

А еще мы не могли не поделиться историей "очень странного распределения", которую нам прислала Людмила:

фото

"В 2009 году я окончила БГУ, филфак с красным дипломом и получила свободное распределение, потому что поступала в магистратуру.

Магистратуру я окончила только в этом году и, несмотря на "наличие ребенка до трех лет", получила распределение в минский отдел минобразования, где по прибытии мне рассказали, что вакансий преподавателей белорусского языка и литературы у них нет, и предложили места педагога-организатора, руководителя группы продленного дня и воспитателя.

Мои скромные попытки предупредить, что я собираюсь поступать в аспирантуру и у меня есть малолетний ребенок, действия не возымели. Я выбрала воспитателя, поскольку это ДДУ находится ближе всего к моему дому. Теперь прохожу врачей и совсем скоро стану самым дипломированным работником сада №499. Надеюсь, ненадолго. Экзамены в аспирантуру назначены на октябрь, вот такие пироги".