Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


фото

Страшно даже представить, как тяжело было этой миниатюрной девушке справиться со всеми трудностями, уготованными судьбой, тем более без материнской любви и отцовского совета, но несмотря на все невзгоды и без какой-либо сторонней помощи она основала бренд уникальной косметики для волос LUNDENILONA.

Илона была первым и невероятно желанным ребёнком. На свет она появилась на 3 месяца раньше срока. Возможно, потому, что маме было уже 42 и здоровье не позволило ей доносить плод, а может быть, как и сейчас, девочка просто спешила жить! Из уст врачей прозвучало устрашающее: "Не выживет…". Ошиблись!

Илона росла на руках у мамы. Из детского сада её пришлось забрать. В первый же день, сквозь слёзы смотря на уходящую за ворота маму, девочка… покусала заведующую, крепко державшую её за руку. И, радуясь победе, побежала вслед за мамой.

Интерес к натуральной косметике и парикмахерскому делу у Илоны проявился рано и весьма своеобразно. "Помню, было мне лет пять. Мама срезала листик алоэ, сполоснула, разрезала, положила на глаза и присела на диван. Я залезла на табуретку, на которой обычно "патрулировала" у дверного глазка, когда оставалась одна дома, дотянулась до растения, стоявшего на окне, оторвала три листа алоэ, переломав весь ствол, обмазалась с ног до головы соком и, сев рядом с мамой, тоже закрыла глазки. Если бы вы знали, сколько было крика, просто итальянские страсти. Свою первую стрижку я сделала папе в возрасте 8-9 лет. Получилось шедеврально, но он почему-то взял отпуск за свой счёт!"

С юного возраста жизнь закаляла Илону. "Я помню, как мы шли с мамой по улице в белых сарафанчиках и с мороженым. Потом зашли в подъезд, куда только утром перевезли все вещи из старой квартиры, поднялись на этаж, но ключ к замку почему-то не подходил. Дверь открыл незнакомый мужчина, что-то сказал, и… Мама сползла по стене вниз, смотря в одну точку. Я в слезах кричала: "Мамочка, что такое? Мамочка, пошли домой!" В этот день нас, выписав из старой квартиры, не прописали в новой. Всё, что осталось у мамы, это два сарафана, мелочь в кармане, паспорт без прописки и 6-летняя дочка".

Без прописки не устроишься на работу, не отдашь ребёнка в школу… Илону усыновил влюблённый в маму друг, и теперь она уже не Беляева Илона Владимировна, а Лунден Илона Эдуардовна.

Эдуард Лунден был главным инженером на заводе "Авангард". Летом дети заводчан отдыхали в лагере "Костёр", где ребята могли, пропалывая грядки, очищая лук к обеду и убирая библиотеку, зарабатывать деньги, а точнее — "Ларьки" и "Марфушки". Поскольку Илона успевала ходить в кружки и в конце смены везде собирала почётные грамоты с пометкой "Золотые ручки", "Марфушек" с "Ларьками" у неё всегда было больше всех. В конце смены устраивали ярмарку, где эти "деньги" можно было потратить на игрушки или сладости. И первое почётное место всегда занимала та, что зарабатывала больше всех из года в год, — Илона!

Росла она хрупкой. В возрасте 11 лет весила всего 25 кг. Школьный врач во время диспансеризации решил, что весы сломались. "Мама утром газетки продавала, потом связанные за ночь шарфики и шапочки. Милиция часто конфисковывала товар, и она плакала, сидя за спицами. Она выбивалась из сил, чтобы купить так мне необходимые творог, курицу. Мама — моя героиня, моя икона, моя богиня!"

Отчим лежал в больнице после второго инсульта. Просить у мамы денег язык не поворачивался. Будучи старостой класса, Илона была ответственна за сбор денег на подарки к праздникам. И вот — её первая бизнес-идея! Собрать деньги и отправиться на рынок в Лужники, чтобы купить оптом диковинку — гелевые ручки. А затем продавать в розницу на Тушинском рынке. Вернув все вложенные деньги, Илона купила подарки, а вырученную прибыль продолжала вкладывать "в дело". Но вскоре, увы, такие ручки стали продаваться в "Союзпечати", и бизнес Илоны рухнул. Но она не отчаялась! И по прошествии совсем немногого времени нашла новый способ заработать.

Следующим местом работы стала типография на Полежаевской. "Мамины надежды на дочь-отличницу рухнули, когда я нашла работу в типографии. Уроки заканчивались в 14:45, а в 16:00 я уже сидела на рабочем месте. По шесть часов в будни и по двенадцать в выходные раскладывала сигареты по подарочным коробочкам. Зарплата сдельная — около 25 рублей в час. Мама была против, но я росла своенравной и свободолюбивой. Мы жили очень бедно, маме я не рассказывала, что в школе нужно платить за охрану, скидываться на подарки, покупать карты на урок географии. Мне хотелось сделать ремонт и наконец-то пригласить гостей! Я мечтала купить DVD-плеер и смотреть кассеты, а не держать их дома и возвращать, делая вид, что посмотрела. Тогда не понимала, зачем мне нужна школа, ведь если бы не уроки, я бы в типографии сутками работала!" После 9 класса Илона ушла из школы и только ради мамы поступила в колледж, выбрав специальность "юрист-правовед". "В колледже все думали, что я из очень обеспеченной семьи. Боясь того, что, как и в школе, буду изгоем из-за нищеты, продумала образ до мелочей. Купила себе одни классические туфельки и аккуратненькие кроссовочки. Каждые выходные ездила в торговый центр, покупала новые наряды, в течение недели очень аккуратно их носила, а потом благополучно сдавала обратно, чтобы вернуть деньги".

К тому времени Илона увлеклась "бабушкиными рецептами". Собирала луковую шелуху и красила ей волосы, делала маме маски для рук, используя кукурузное, оливковое и льняное масло. А ещё стригла и красила всех знакомых. "Однажды в гости к моей лучшей подружке Ане пришла её одноклассница Катя и упросила меня перекрасить ей волосы. Стоило Кате перешагнуть через порог и отправиться в соседний магазин за краской, как мы следом побежали в другой и купили иссиня-чёрную краску "Гамма". Представьте удивление девочки, когда она, перекрашиваясь из блондинки в средне-русый тон, становится вдруг… сине-фиолетовой! Мы с Аней смеялись так, что слёзы из глаз текли, а Катя понять ничего не могла… Я ей сказала, что это, мол, реакция такая, и вскоре всё смоется. Но ещё пару-тройку месяцев ничего не смывалось. Счастье, что Катя была невероятно красивой девочкой, и даже синий цвет волос очень ей шёл!"

В 17 лет Илона, уже хорошенько напрактиковавшаяся на подружках, решила пойти учиться парикмахерскому искусству. Выбрала обычные курсы рядом с домом — думала, ведь это просто для себя. Хобби, не больше. "В школе парикмахеров я выбирала девушек с длинными волосами, мечтающих о короткой стрижке (тогда это было на пике моды), и на них училась делать окантовки, стрижку на пальцах, дымчатые переходы и градуировки". Преподавателям, наблюдающим за работой юной ученицы, было ясно — она нашла своё призвание. "Пройдя серьёзный конкурс, я попала на курс по наращиванию волос. По тем временам это была диковинка. Но стать в один момент обладательницей водопада длинных волос могли себе позволить далеко не все". Илона и представить себе тогда не могла, что через два года станет самым востребованным мастером Москвы. А через четыре года на эту процедуру к ней будут прилетать девушки… из стран Европы и даже Америки. Кто-то, чтобы нарастить себе волосы. Другие — чтобы получить заветный флакончик шампуня и бальзама, в приготовлении которых Илоне равных не было.

"Мама мной очень гордилась. Я работала с утра до ночи и без выходных, всё до копейки откладывая на открытие магазинчика. Потом оказалось, что мама тоже не тратит деньги, которыми я ей помогала. Это инстинкт. Вот как люди после войны сухари сушили и под матрасами прятали, так и мы! Она скрывала от меня правду о своей болезни. Видела, что я каждый день с ног валюсь от усталости, и не хотела беспокоить! 19 февраля, в мой день рождения, мама особенно тепло меня поздравила и расплакалась…

Утром 21 февраля позвонил врач, сказал, что мама в больнице, и требуется разрешение на срочную операцию. Я подумала, что это какая-то идиотская шутка. Приехала в больницу, и как гром среди ясного неба: "Рак. В реанимацию идите, попрощайтесь, до утра не доживёт. Почти все органы вырезали". Мне что-то вкололи и пустили в палату. Моя жизнерадостная зеленоглазая рыжеволосая родная мамочка лежала без движения, вся опутанная проводами и трубками. Слабым голосом она просила у меня прощения. Я смотрела и не понимала, что происходит. Перед глазами была другая женщина — танцующая, весёлая несмотря ни на что, и это всё не вписывалось в реальность. Вечером 23 февраля зазвонил телефон. Попросили позвать кого-нибудь из взрослых. А кого, если в нашей семье всего двое — я и мама"…

Илона осталась совсем одна. "Меня спасла работа. Я впахивала, по-другому не назвать, по 20 часов в сутки. Хочешь не хочешь, а жить нужно. Помощи просить не у кого. Пережившие в юные годы потерю близких или всю жизнь стоят на коленях, или встают с них и идут твёрдой поступью, шире всех улыбаясь, ярче всех одеваясь, чаще всех смеясь". На третий год каторжного труда у Илоны впервые отнялись руки. "Я помню, что проснулась, а на локтях приподняться не могу!" "Скорую" вызвала подруга, ночевавшая в тот день у Илоны. Через пару часов отпустило. "Когда руки начали шевелиться, я обзвонила всех клиентов, перенесла встречи на следующей день. А врачи говорили о том, что необходимо сбавить темп, иначе всё закончится плачевно.

Но какое там… Руки отнялись второй раз через 4 месяца, но уже не на два с половиной часа, а на сутки. Окончательно я попрощалась с работой после последнего визита в больницу, когда рук не чувствовала почти двое суток. До сих пор многие мои клиентки звонят с просьбами принять их, но здоровье не позволяет. Не могу в руках держать мелкие предметы…

К тому моменту я имела 27 дипломов, из них 2 о высшем образовании. Но идея выпускать свою косметику — предсказуема! Ведь о волосах я знаю всё!"

Лунден Илона — создатель натуральной, с подтверждённой результативностью, коллекционной косметики, выпускающейся под маркой LUNDENILONA. Продукцию бренда уже оценили многие, в том числе Союз ветеранов катастрофы на Чернобыльской АЭС.