Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Карьера


фото fictionbook.ru

Говорят, мечты сбываются, если очень-очень верить! Вот и маленькая девочка Надя Ходасевич верила, что в один прекрасный момент она будет жить и творить в Париже.

Она любила и хотела рисовать – каждую минуту. Только в эти редкие моменты она по-настоящему чувствовала себя счастливой и её жизнь обретала смысл. Однако родители девочки не поддерживали её увлечения, полагая, что её главная обязанность – помогать родителям на огороде, ведь семья Нади жила в глухой белорусской деревушке. С утра до вечера работая в поле, Надя не могла дождаться ночи, чтобы, когда все уснут, взяться за карандаш и перенестись в мир линий, теней и воображения.

Однажды Наде попалась в руки книга о французской живописи. Творчество художников настолько поразило её, что она решила во что бы то ни стало попасть в европейскую столицу. “В Париж! Конечно же, в Париж! Там я стану художницей!” – думала она. Надя не имела ни малейшего представления о том, какой он, этот город. Но она неустанно твердила всем, что именно там она будет учиться на художника. Родные и соседи полагали, что она сумасшедшая, и даже вызывали бабку-шептуху для изгнания бесов. Деревенские мальчишки бегали за ней по улице и кричали: "Надька, даёшь Париж!"

Иногда она плакала, а иногда дралась, но повторяла себе: вы ещё увидите!

Началась Первая мировая война. Семья Ходасевичей превратилась в беженцев, скитающихся из одной деревни в другую. Везде были голод и разруха, унылая серость, обветшалые дома, но и это не останавливало Надю: она по-прежнему рисовала свои маленькие цветные фантазии. На время семья осела в городке Белев, где на радость девочке находился Дворец искусств, куда можно было записаться в любой кружок. Недолго думая, Надя выбрала балет и рисование. Но её ждало разочарование: их учили только азам, которые она и так прекрасно знала. Поэтому теперь уж точно только в Париж!

"Лента в каштановой косе, ветхие башмаки через плечо, кусок хлеба в узелке – иду в Париж, – вспоминала она много лет спустя. – Добралась до ближайшей станции, удачно нырнула в поезд, а там надеялась, что в другой пересяду. И всё дальше, дальше... Зайцем, конечно. Как думала питаться? Где пол помою, где постираю, где станцую. Так рассчитывала до Парижа и добраться”. Но не добралась. Знакомый милиционер узнал её – и уже на следующей станции девочку сняли с поезда.

Вторая попытка побега оказалась успешной. Когда ей исполнилось 15 лет, она уехала в Смоленск – поговаривали, что там открылись художественные мастерские. Желающих там учиться было довольно много. Предстояли вступительные экзамены. Она была младше всех и ни разу в жизни не видела настоящей картины. Тем не менее она поступила, чему была неимоверно рада. Теперь она могла рисовать. Училась она прилежно, внимала каждому слову своего преподавателя – знаменитого Казимира Малевича, но когда тот в один прекрасный день заявил, что живопись мертва и будущее за архитектурой, земля ушла у неё из-под ног. Все её надежды в миг рухнули. По счастливой случайности именно в это время в одной из библиотек она наткнулась на статью о французском художнике Фернане Леже, провозгласившем живопись бессмертной. И Надя снова отправилась в путь.

Её сразу приняли в Варшавскую Академию художеств, где она познакомилась со своим первым мужем Станиславом Грабовским, сыном богатого чиновника. И прежде чем они вдвоём собрали чемоданы в Париж, она наделала немало шума в академии. Так, на занятиях она по всем правилам копировала “натуру”, а затем на обратной стороне листка рисовала так, как хотела. Она говорила о неоискусстве и супрематизме. Бунтарку любили и ненавидели. Среди её поклонников был и Станислав. На фоне этих неугасающих страстей и начался их роман. Вскоре они поженились и уже вдвоём написали Леже письмо о своём желании учиться у великого мастера. К их большой неожиданности художник ответил согласием.

Первые воспоминания Надежды о Париже не такие уж и сказочные. Город казался ей неимоверно чужим, и она с тоской вспоминала о доме. После встречи с Леже в её жизни всё поменялось: тот сразу понравился ей, подкупив лукавой улыбкой. Он поистине был прекрасным учителем – учил их творить и быть свободными. "Не стремитесь подражать мне, – говорил художник, – берите от меня, что вам надо, и идите дальше. Вы должны сами почувствовать тот момент, когда будете готовы крикнуть: "К черту Леже!".

Надя была счастлива в творчестве, но, к сожалению, не в личной жизни. Даже рождение дочери Ванды не спасло её брак. Станислав вернулся в Польшу, и новую главу своей жизни Надежда открыла одна с ребёнком на руках.

Время шло. Надя жила в маленькой каморке, работала прислугой в пансионате и училась в академии. Париж гулял, танцевал и любил. Вскоре полюбила и Надежда. Её роман с Жоржем Бокье развивался стремительно. Леже, видя талант Ходасевич, предложил ей стать его ассистентом. Перед художницей замаячило светлое будущее, но началась Вторая мировая война. Бокье ушёл на фронт, а Леже, будучи членом коммунистической партии и опасаясь расправы, уехал в Америку. Она снова осталась одна, но не опустила руки и не сдалась – вступила в отряд Сопротивления и время от времени, меняя внешность, расклеивала листовки по ночному Парижу.

После войны всё вернулось на свои места: возобновился её роман с Бокье, она продолжила преподавать в академии и параллельно заниматься живописью. Её работы пользовались популярностью и выставлялись в различных домах искусств. С ней советовался даже сам Пикассо, высоко ценивший её творчество.

Тем временем у Леже умирает жена, и одинокий художник всё чаще ищет встреч с Надеждой. Их долгое сотрудничество и дружба, общие интересы и любовь к живописи привели к тому, что она бросила Бокье и стала женой человека, к которому шла всю свою жизнь.

фото fictionbook.ru

Они поселились в маленьком домике недалеко от Парижа, где у каждого была своя отдельная мастерская. Во время работы художница часто пела для Леже белорусские песни. Вместе они прожили недолгую, но счастливую жизнь. Друзья Леже говорили, что лишь в 70 лет он впервые любил по-настоящему.

Когда Леже умер, со всех концов света посыпались предложения о покупке картин художника (все свои работы Леже завещал Надежде). Но мысль о том, что его картины покинут пределы Франции и разойдутся по рукам коллекционеров, была для неё невыносимой. Конечно, она могла бы всё продать и безбедно жить всю оставшуюся жизнь, но она продолжила служить великому таланту своего мужа – преодолев все препоны, в мае 1960 года она открыла в маленьком городке Бьоте музей имени Фернана Леже. Среди приглашенных на торжественную церемонию открытия были такие известные люди, как Пикассо, Марк Шагал, Жорж Брак.

фото Надежда и Марк Шагал
rpp.nm.ru

фото Пикассо, Фернан и Надежда Леже
rpp.nm.ru

Ходасевич продолжила работу: рисовала, сотрудничала с многими деятелями искусства, помогала организовывать выставки советских художников в Париже и привозила французские коллекции в Советский Союз. Побывала она и на белорусской земле. Так, Марк Шагал каждый раз с нетерпением ждал её возвращения в Париж – ведь только она могла привезти ему буханку чёрного хлеба и селедку, которые они с удовольствием поглощали вдвоём, вспоминая Родину.

Необыкновенным даром Надежды Ходасевич–Леже являлись мозаики. Вот некоторые из её работ.

фото

фото

фото fototerra.ru

Простая деревенская девушка, исполнившая свою детскую мечту и покорившая великий Париж, заняла достойное место на художественном Олимпе. Работы Надежды Ходасевич–Леже выставлялись в самых крупных галереях Европы и СССР. Есть они и в Беларуси в собрании Национального художественного музея.

Н. Ходасевич–Леже умерла в 1982 году и была похоронена на юго-востоке Франции в курортном селении Кальян. Но память об этой сильной и талантливой женщине останется на века в её картинах и истории.