• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


В рамках своего авторского блога Саша Варламов продолжает говорить о моде и сопричастных с нею феноменах. Сегодня — продолжение интервью с Анной Ждановой.

— Анна, что первично — поп-культура или поп-музыка? Что является производным, а что прародителем?

— Если говорить вообще, тот поп-культура однозначно впереди. Музыка в данном случае не может быть априори сильнее.

— Ну как так, ведь все начинается с музыки?

— Но это же попса, это не классика!

— Неважно. В любом случае, первым был звук? А уж потом возникли цвет, форма, уже потом возникли образы, движения, пластика… Но первым был звук!

— Да, если говорить о теории.

— Какую роль играет одежда в поп-культуре, и, естественно, в поп-музыке?

— Конечно же, очень большую роль играет. Если говорить о ярких персонажах поп-культуры, о суперзвездах, то там очень важно то, что мы видим. Это шоу, и если картинка нам не нравится, то песня, скорее всего, не у дел.

— Алла Пугачева, к примеру, любила появляться на телеэкране в абсолютно статичном изображении — ничего не делала сама, и позади нее ничего не происходило вообще — она не скакала, не прыгала, и не было понятно, а обута ли она даже? Телезрители видели просто поющую голову. И вместе с тем все смотрели на нее — слушали ее.

— Это то, о чем мы говорили раньше — это ее индивидуальность. Сила. Харизма. И когда она есть, то способна полностью захватить аудиторию.

— Если считать поп-музыку одним из самых искренних способов выражения человеческого естества, то, может быть, и одежда при этом должна продолжать эту же тему — доминирующую идею размножения? Всемирная идея размножения — все живое должно размножаться, а если это не так, то оно умирает.

— Конечно, в поп-музыке всегда много голого тела, это всегда яркие, кричащие наряды. Это о попсе. Сейчас мы говорим именно о ней, потому что выбрали ее как отправную точку. Попса демонстрирует много животных инстинктов в одежде, в поведении — во всем.

— Это естественный и искренний способ проявления человеческой сути, которая заключается в размножении любым способом. Размножься — и тогда в твоей жизни есть смысл, слушай попсу — и тогда в твоей жизни есть смысл.

— Вы так это сказали, что я на секунду сама в это поверила. И сама себя уже начинаю запутывать.

— Я стараюсь задавать вам вопросы, которые могут возникнуть у читателей — хочется уточнить ваше мнение, понять некую суть. Что лучше в попсе — меньше костюма или больше?

— В попсе, конечно, лучше, когда меньше костюма. Чем меньше костюма, тем лучше, тем больше внимания.

— Есть ли какая-то верхняя планка допустимого и позволенного, когда попса все-таки является искусством, какие-то образцы, которые говорили бы о попсе не как о борще?

—  Мне самой интересно, как может выглядеть эта «планка», и в принципе такие образцы существуют. Но они выверены и отточены. Они стильны, и к ним нет наплевательского отношения, и, в конце концов, над ними работает команда профессионалов.

Кстати, вот вспомнила Леди Гагу и ее постоянные коллаборации с брендами и дизайнерами, художниками. Я помню из интервью, ей очень нравится Марина Абрамович, ее перфомансы и то, как она самовыражается. И ссылка на Абрамович от Гаги — это безусловное подтверждение уверенности в том, что делает исполнитель. Она — личность, она не «поющие трусы». (Марина Абрамович — художник, которая по большей части работает в области перфоманса. — Прим. ред.)

— Кого из названных можно назвать той вершиной, на которой поп-культура может называться искусством?

— Каждый из них своего рода вершина, для определенной аудитории и времени, и в их творчестве прослеживается синтез различных направлений.

 — Да, синтез, делает их интересными. Алла Пугачева ввела такой термин, как «театр песни». У нее самой был Театр песни Аллы Пугачевой, но в принципе, ничего театрального там не происходило. Сегодня театр песни — это перфоманс со всем набором драматургических выразительных средств и всего остального, что только можно себе представить. И Леди Гага предлагает на это посмотреть. В этом во всем какую роль играет костюм?

— Конечно, очень большую. Он равный участник представления, такой же, как и песня, как и шоу. Очень много внимания берет он на себя, именно поэтому в поп-музыке сегодня существует очень большой синтез и дизайна, и музыки, и фотографии, и театра и все это собирается в такой конструктор. Это явление XXI века. Мы свидетели того, как оно развивается, и, на мой взгляд, это хорошо, это дает возможность даже в поверхностный жанр привнести какую-то глубину. На это интересно смотреть.

— Вы можете назвать у нас примеры взаимодействия поп-музыкантов, исполнителей с представителями моды?

— Я боюсь сейчас называть конкретные имена, потому что я не эксперт в этой области и не слежу за тем, как, кто и с кем сотрудничает, и особенно у нас.

Вполне возможно, что это не настолько ярко и не настолько транслируется в СМИ, как-то, что Леди Гага вышла в платье из кусков мяса. Как мне кажется, у нас очень строгая цензура на такие моменты. И если начать хотя бы только говорить о чем-то скандальном, то это не пройдет.

— На шок сразу придут правоохранительные органы и спросят: «А чем это вы тут таким противозаконным занимаетесь?»

— Да. Если это каким-то образом попадет в СМИ, то так и будет. А если это андеграунд, который известен лишь узкому кругу людей, то все так и останется в этом кругу, и никто про это ничего не узнает. И дальше местной тусовки это не уйдет никуда. Поэтому и ответ на этот вопрос очевиден.

Продолжение интервью читайте на следующей неделе

0056673